Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Общественные советы при органах власти как основа эффективной политики в России

Из книги Г. В. Зазулина "Антинаркотическая политика в России: Проблемы становления"

02 декабря 2015 :: Г. В. Зазулин

Общественные советы при органах власти как основа эффективной политики в России (на примере Общественного совета при ФСКН РФ с 2007 по 2010 годы)

Печатается по: Культура конфликта во взаимодействии власти и гражданского общества как фактор модернизации России: Сборник статей / Ин-т "Справедливый Мир", Рос. ассоц. полит. науки, Фонд им. Фридриха Эберта. М.: Ключ-С, 2012. С. 195–204.

Часть I

Для успешного развития России необходимо конфликтологическое измерение политической жизни, ориентированное на решение практических задач. Поэтому очень важно в ходе нашего симпозиума обсудить прикладные аспекты заявленной темы. Однако есть опасения, что до практических выводов дело может не дойти. Во-первых, не существует единой теории политической модернизации, а сам термин (политическая модернизация) используется "в отношении любой формы политической модернизации"1

Большой толковый социологический словарь (Collins). Т. 2 (П-Я) / Пер. с англ. М.: Вече, ACT, 2001. С. 40.

. Во-вторых, смысл термина "гражданское общество" тоже толкуется далеко не однозначно. Например, по мнению С.Г. Кара-Мурзы, возникшее в России со времени перестройки представление о гражданском обществе в существенном не соответствует истине. "На деле "гражданское общество" это условное, зашифрованное наименование такого способа совместной жизни, с которым неразрывно сцеплены важнейшие условия, в совокупности и определяющие тип цивилизации – рыночную экономику и демократию западного типа, выведенный из сферы морали гомосексуализм и эвтаназию, уничтожение индейцев и бомбежки Ирака. Все в одном пакете, из формулы цивилизации нельзя выщипывать приятные нам вещи, как изюм из булки"2

Кара-Мурза С.Г. Россия и Запад: Парадигмы цивилизации. М.: Академический Проект. Культура. (Социально-политические технологии), 2011. С. 27.

.

Отмеченные выше особенности ориентируют нас на предельное ограничение анализа взаимодействия государства и гражданского общества рамками собственного политического опыта России. Мы исходим из Послания В.В. Путина Федеральному собранию (2007): "Мы должны и будем опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за более чем тысячелетнюю свою историю"3

Цит. по: Кара-Мурза С.Г. Россия и Запад: Парадигмы цивилизации. М.: Академический Проект. Культура. (Социально-политические технологии), 2011. С. 9.

. И обращаем внимание конфликтологов на то, что в стране уже более пяти лет действует Общественная палата Российской Федерации, миссия которой сформулирована следующим образом: "Общественная палата Российской Федерации (далее – Общественная палата) обеспечивает взаимодействие граждан Российской Федерации с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан Российской Федерации, защиты прав и свобод граждан Российской Федерации и прав общественных объединений при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления"4

Федеральный закон Российской Федерации от 4 апреля 2005 г. № 32-Ф3 "Об

Общественной палате Российской Федерации". Ст. 1. Общие положения. www.rg.ru

. Поэтому мы предлагаем поставить в центр анализа три вопроса:

  1. Насколько хорошо мы, другие граждане и общество, выполняем предоставленную законом функцию "гражданского общества" в отношении органов государственной власти, работаем ли в созданных ими общественных советах и осуществляем ли контроль за деятельностью этих органов власти?

  2. Если эта функция не выполняется, то по какой причине?

  3. Что нужно сделать и кто конкретно должен сделать, чтобы во всех субъектах России общественные советы при исполнительных органах государства по своему содержанию стали лабораториями эффективного разрешения конфликтов между государством и обществом, стали политическим фактором, обеспечивающим подъем России до уровня более развитых в экономическом отношении стран?

Мы согласны с Энтони Гидденсом в том, что политика это, прежде всего, "средства, с помощью которых власть оказывает влияние на сущность и содержание правительственной деятельности"5

Гидденс Э. Социология / При участии К. Бердсолл: Пер. с англ. 2-е изд. М.:

Эдиториал УРСС, 2005. С. 613.

. Собственно, поэтому мы и заинтересовались деятельностью общественных советов, образованных сегодня при всех федеральных органах российской власти. Ведь, по Гидценсу, именно "правительственная деятельность", а, по нашему мнению, именно "государственная служба" в России больше, чем где-либо, есть сама политика. И если участие в ней на уровне принятия решений в области отраслевых политик (социальной, уголовной, антинаркотической и т. д.) любому россиянину, не обладающему статусом государственного чиновника, пока доступно примерно так же, как возможность полета на Луну, то конфликтологам нужно сделать все возможное, чтобы изменить ситуа цию именно здесь. Тем более что российская элита в теории осознала дисфункциональность государственной службы, проявляющуюся в ее бюрократизации, ведущей "к расхождению (иногда противоречию) интересов всего общества и интересов данного социального института, к превалированию групповых целей над общими, к превращению деятельности из содержательной в ритуальную" 6

Кашина М.А. Государственная служба как социальный и политический институт современного российского общества // Государственная политика и управление. Учебник: В 2 ч. Ч. II: Уровни, технологии, зарубежный опыт государственной политики и управления / Под ред. JI.B. Сморгунова. М.: РОССПЭН, 2007. С. 76

.

Давайте выясним, что в течение прошедших пяти лет помешало общественным советам при органах власти стать эпицентрами публичного, критического и непредвзятого обсуждения результатов работы министерств, федеральных служб, агентств, региональных правительств в контексте их эффективности? Это только проблемы с культурой конфликта во взаимодействии власти и гражданского общества или что-то другое?

Общественные советы при органах власти стали создаваться в 2006 г. на основе Указа Президента РФ № 842 в соответствии с Федеральным законом РФ "Об Общественной палате Российской Федерации"7

Указ Президента РФ от 8 августа 2006 г. № 842 "О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации, при федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам".

. В нем говорится о целях и задачах Общественной палаты РФ, и, надо полагать, это распространяется на создаваемые по ее инициативе общественные советы. Согласование интересов гражданского общества и государства предполагается достигать путем решения шести задач. По нашему мнению, только одна из них по своему смыслу реально поддерживает общество в конфликте с властью, а остальные пять (привлечение граждан и общественных объединений к реализации государственной политики, поддержка инициатив, проведение общественной экспертизы, выработка рекомендаций власти и другие) фактически направлены на поддержку органов власти в его конфликтах с обществом.

Вот как эта единственная задача сформулирована в Законе.

"Осуществление общественного контроля (контроля) за деятельностью Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в соответствии с настоящим Федеральным законом". Мы уверены, что начни она решаться по существу, и исполнительная власть, потеряв комфорт существования вне публичной профессиональной общественной критики, взамен приобрела бы знание того общества, в котором живет. Почему же этого не происходит?

Произвольная выборка и просмотр доступных в сети Интернет положений об общественных советах при Министерстве транспорта РФ, МЧС России, ФМС России, МВД России, Санкт-Петербурга, ФСКН России, УФСКН по Республике Татарстан и УФСКН по Тюменской области позволяют сделать однозначный вывод. Ни одно положение об общественном совете при федеральном, а тем более региональном органе власти НЕ СТАВИТ перед ним задачу "осуществления общественного контроля за его деятельностью"! В них нет ни одного тезиса, подчеркивающего значение непредвзятой общественной оценки результатов деятельности и роль конструктивной критики, выполняющей функцию обратной связи в сфере социального управления.

Нам представляется подобное положение вещей не допустимым для современной политической жизни страны. Без реального придания общественным советам при органах власти статуса социально-политического института модернизации России мы будем обречены на острые социальные и политические конфликты, последствиями которых будут террористические акты, пожары с массовой гибелью людей, техногенные катастрофы и т. д. Россия будет превращаться в одну из стран третьего мира лишь по той причине, что ей не удается найти механизм формирования номенклатуры из тех людей, которые для этого больше всего подходят, а не из тех, кто этого больше всех хочет. Не удается в культуре политических элит заменить принцип слабых руководителей – "свои неудобные вопросы не задают" на принцип сильных руководителей – "опереться можно только на то, что сопротивляется".

Мы предлагаем всем участникам научно-практического симпозиума внести свою лепту в превращение общественных советов при органах власти в школу обучения культуре конфликта во взаимодействии власти и общества. Вот только несколько предложений относительно того, что может сделать российское конфликтологическое сообщество для решения этой проблемы.

Осмыслить возможности общественных советов органов власти в реализации позитивного потенциала конфликта между властью и обществом, объединиться с юристами для разработки типового положения об общественном совете и дополнить им Федеральный закон Российской Федерации от 4 апреля 2005 г. № 32-Ф3 "Об Общественной палате Российской Федерации".

Привлечь внимание ученой, административной и финансовой элиты к разработке проектов, направленных на изучение влияния деятельности общественных советов и принимаемых их руководителями решений на снижение/повышение уровня социального напряжения и конфликтогенности в таких сферах взаимодействия власти и общества, как экономическая, образовательная, социальная, молодежная, медицинская, уголовная, антинаркотическая и миграционная государственная политика.

На основе возможностей теории конфликта разработать образовательный магистерский стандарт для дистанционного обучения государственных служащих, отвечающих за эффективность деятельности общественных советов, созданных при органах исполнительной власти.

Часть II

В целях эффективной реализации программ модернизации, реализуемых в нашей стране под личным руководством Президента РФ, продолжим исследование значения общественных советов при органах власти на примере Общественного совета при Федеральной службе по контролю наркотиков (далее – ФСКН) Российской Федерации. Почему именно на этом примере? Перечислим основные объективные факторы, которые определили наш выбор.

Трагедия героиновой эпидемии, которую пережил российский народ во второй половине 90-х годов XX в., растворившись в массе иных негативных процессов, не осмыслена на политическом уровне ни нашим научным сообществом, ни руководителями различных ветвей власти государства и субъектов Федерации как угроза, которая может повториться.

Отсутствуют практические результаты успешного разрешения (т. е. сокращения количества наркоманов и уменьшения наркопреступности) асимметричного конфликта между правовым российским государством, запрещающим потребление наркотиков, и криминальным наркорынком с его международной составляющей и миллионами российских наркопотребителей.

У России пока есть историческая возможность становления системы эффективной (по аналогии с идеей трехступенчатой космической ракеты) муниципальной, региональной и федеральной антинаркотической деятельности, вместо подражания странам Запада, уставшим бесполезно тратить финансы на "войну" с наркотиками и способным позволить себе "мир" с ними и уважение наркомана наравне с остальными гражданами.

Становление в Санкт-Петербургском государственном университете школы изучения социальных конфликтов, связанных с наркотиками и формами их контроля, и обретение опыта подготовки магистров конфликтологии по данному направлению с 2003 по 2009 г. (магистерская программа "наркоконфликтология", руководитель программы, заведующий кафедрой конфликтологии, доктор политических наук, профессор А.И. Стребков).

Возникает резонный вопрос: почему именно конфликтологическое сообщество должно заинтересоваться проблемой наркотиков в обществе? Разве не достаточно того, что в России в решении этой проблемы традиционно принимают самое непосредственное участие врачи и полиция (ранее – милиция), а с некоторых пор – психологи и педагоги? Уже существует много "профессионально" окрашенных точек зрения на решение этой проблемы у некоторых экономистов (Л.М. Тимофеев), дивиантологов (Я.И. Гилинский), представителей Русской православной церкви (отец Анатолий Берестов), общественных организаций, созданных матерями, чьи дети стали наркоманами (СПб РОО "Азария") и у многих других. К сожалению, утвержденная в 2010 г. Президентом РФ "Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года" не привела к единому "знаменателю" основные точки зрения и не дала исчерпывающие ответы на сложные вопросы, обусловленные конфликтом интересов различных индивидуумов, социальных групп, ведомств, государства и общества по поводу наркотиков и форм их контроля.

По-видимому, это связано с тем, что сущность достаточно хорошо изученного социального явления под названием "наркотизм" так и не познана изучающими его исследователями и специалистами. Только в 2003 г. в России появляются первые научные труды, авторы которых утверждают о наличии взаимосвязи между наркотиками и конфликтом. Так, в монографии Е.Е. Тонкова, посвященной политике противодействия наркотизации общества, автор справедливо утверждает: "Мы пытались показать, что перспектива преодоления наркотизации общества находится в плоскости теории конфликта. Наркопреступность представляет собой лишь один из аспектов социального конфликта, в разрешении которого определяющую роль играет соответствующая государственная политика"8

Тонков Е.Е. Государственно-правовая политика противодействия наркотизации российского общества. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2004. С. 251.

.

Если согласиться с Е.Е. Тонковым, то можно полагать, что рост масштабов наркотизации российского общества от генетически минимального уровня до степени угрозы национальной безопасности обусловлен нарушением баланса между социальными силами "за" и "против" наркотиков. Точнее, он обусловлен победой интересов тех, кто "за" наркотики (потребители наркотиков, производители наркотиков, продавцы наркотиков и т. д.), над интересами тех, кто "против" наркотиков ( и сам их не потребляет в целях опьянения, и понимает все негативные последствия их массового потребления для российского общества, уже пораженного курением, пьянством и алкоголизмом).

Задача снизить остроту наркоситуации и повысить защищенность молодежи от наркотизации стала для российского государства фактически вопросом выживания. Решать ее без усиления стороны "против наркотиков" практически стало невозможно. Поэтому в 2003 г. на стороне "против наркотиков" возникает новая государственная спецслужба под названием "Госнаркоконтроль", позже переименованная в Федеральную службу по контролю за наркотиками (ФСКН) Российской Федерации.

Каковы ее ресурсы, силы? Указ Президента РФ определил предельную численность ФСКН в 40 тысяч сотрудников, а штат центрального аппарата – 1400 человек9

Указ Президента РФ от 28.07.2004 № 976.

. По нашему мнению, этих сил вполне достаточно, чтобы на всех уровнях общества политически объединить тех, кто против наркотиков, и, задействовав их в профилактике наркомании и наркопреступности, существенно снизить масштабы этих негативных социальных явлений. С другой стороны, этих сил совершенно недостаточно, если служба будет делать ставку только на правоохранительную деятельность и пытаться сама справиться с наркопреступностью. Поэтому решающее значение для эффективности всего дела борьбы с наркотизацией приобретает логика основных задач (целей!), для решения которых и была создана наркополиция в России. Равноценны ли эти задачи между собой, дополняют ли друг друга как независимые или являются совокупностью сложных, фактически не преодолимых с уровня федеральной службы и совсем простых ( узковедомственных) задач, решением которых всегда можно будет отчитываться при подведении итогов работы нового ведомства?

Сравнение основных задач ФСКН между собой позволяет увидеть их неоднородность. Применив метод типологизации, мы сгруппировали их в две группы: задачи частные (узковедомственные или тактические) и задачи общие (стратегические).

Основные задачи ФСКН:

Частные (тактические)

Борьба с наркопреступностью

Обеспечение контроля в сфере оборота наркотиков

Создание и ведение единого банка данных о наркоситуации

Связанная с наркотиками международная работа

Общие (стратегические)

Участие в разработке и реализации государственной антинаркотической политики

Координация деятельности органов исполнительной власти и органов местного самоуправления

Критерий группировки – сложность их решения для спецслужбы со статусом не министерства, а всего лишь федеральной службы. Ведь не вызывает никакого сомнения, что задачи политического управления (общие) принципиально гораздо сложнее, чем набор правоохранительных задач, связанных с пресечением наркопреступности (частные).

Имея возможность развиваться по пути "наименьшего" сопротивления, т. е., сосредоточиваясь только на борьбе с наркопреступностью, ФСКН РФ неожиданно приобрело такую "головную боль", как необходимость создания собственного Общественного совета. Правовая основа, предписывающая создание общественных советов при всех органах исполнительной власти, возникла в России в 2006 г.10

Федеральный закон РФ от 4 апреля 2005 г. № 32-Ф3 "Об Общественной палате Российской Федерации"; Указ Президента РФ от 8 августа 2006 г. № 842 "О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации, при федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам".

В это время руководство ФСКН (директор В.В. Черкесов) уже определило для себя в качестве главного приоритета решение частных, понятных в своей простоте, но фактически не влияющих на наркоситуацию задач. Выбор такого приоритета подтверждает и тот факт, что статус руководителя, отвечающего в ФСКН за межведомственное взаимодействие в сфере профилактики наркомании и наркопреступности, т. е. ориентированного на вопросы политического управления, к этому времени уже был понижен с уровня заместителя директора ФСКН до уровня начальника соответствующего департамента. Однако указ Президента страны выполнять надо, и поэтому 1 декабря 2006 г. приказом директора ФСКН РФ "Об Общественном совете при Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков" Общественный совет при ФСКН РФ (ОС при ФСКН РФ) был создан.

В 2007 г. ФСКН вынуждена продолжить работу по формированию собственного Общественного совета. Вот что сообщает об этом "Интерфаксу" руководитель департамента А.Г. Михайлов: "Общественный совет сейчас формируется. Действительно, мы прожили три года в состоянии как бы административного мышления. И нам сегодня нужно выйти на актив с достаточно серьезными полномочиями внутри системы, который позволял бы нам беспристрастно смотреть не только на ту проблему, с которой мы сталкиваемся, но и на всю свою деятельность. Сейчас Общественный совет формируется. Численность его будет не очень большая. Я не буду сейчас говорить о персоналиях, потому что мы ведем согласования. В принципе, мы надеемся, что он нам чем-то поможет"11

Дайджест от 26 марта 2007 г. на сайте URL: http://old.fskn.gov.ru/fskn/index/ news.htm?id=10291375@cmsArticle

. Надеждам генерала А.Г. Михайлова на то, что ОС при ФСКН РФ позволит получать непредвзятую оценку эффективности работы ведомства и поможет привлечь общественность к дискуссии по сложным вопросам антинаркотической политики, не суждено было сбыться. Когда 10 августа 2007 г. директор ФСКН РФ своим приказом № 247 утвердил состав Общественного совета, то из 40 включенных в его состав персоналий только четверо (т. е. всего 10 %) ранее проявляли активность в какой-либо сфере антинаркотической деятельности. Ведомственная бюрократия ФСКН, исходя из узкого понимания своих задач и желания не допустить компетентную общественность к участию в принятии своих управленческих решений, потратила ровно 12 месяцев на то, чтобы включить в состав Общественного совета самых разных статусных профессионалов (ректоров, директоров, артистов, спортсменов и т. д.) и не включить мотивированных и желающих работать представителей антинаркотических общественных организаций и независимых от ФСКН экспертов в области антинаркотической политики.

На первом заседании Общественного совета при ФСКН (28 июня 2007 г.) тенденция создания совета из общественности, далекой от проблем наркотизации, получила дальнейшее развитие. Председателем Общественного совета был избран ректор СПбГУ, который никогда проблемами борьбы с наркотиками специально не занимался. При этом формально (для непосвященных) все выглядит вполне пристойно. Вот с какими словами обратился на этом заседании к участникам Общественного совета директор ФСКН РФ В.В. Черкесов: "Мы очень рассчитываем на ваше активное участие (!) в работе Общественного совета. Ваш высокий авторитет в обществе, большой организаторский, научный, творческий и духовный потенциал будут способствовать выработке новых подходов для успешной реализации антинаркотической политики (!) в стране. Кроме того, в рамках работы Совета получит дальнейшее развитие взаимодействие ФСКН России с общественными объединениями, научными учреждениями, другими организациями в дел е профилактики наркомании (!) и борьбы с наркопреступностью (выделено нами. – Г.З.)"12

Из материалов сайта URL: http://www.narkotiki.ru

. Спустя три года можно смело утверждать, что ни одно из высказанных пожеланий (активное участие, выработка новых подходов и т. д.) директора ФСКН РФ не реализовалось. И можно предположить, что при создании Общественного совета руководство ФСКН сделало все возможное для того, чтобы этот Совет оказался мертворожденным.

Однако возникает следующий вопрос. А могла ли далекая от проблемы борьбы с наркотиками общественность, получив статус члена Общественного совета при ФСКН и услышав данное обращение к ней директора, в принципе выполнить его пожелания? И если они остались невыполненными, то почему?

Для ответа на этот вопрос нам необходимо понять, насколько смысл нормы Федерального закона "Об Общественной палате Российской Федерации", определяющей задачи Общественной палаты, сохранен в тексте Положения об Общественном совете при ФСКН России (см. приложение к приказу директора ФСКН от 7 августа 2008 г. № 238). Мы уже отмечали, что в Федеральном законе точно сформулировано несколько задач, для решения которых и формируется Общественная палата РФ. Повторимся, что, кроме одной, все они так сформулированы, что, прежде всего, усиливают позицию государства в его конфликте с обществом. И только задача "осуществления общественного контроля за деятельностью Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления...", единственная из всех прописанных в этом законе задач, усиливает общество в его конфликте с государством. Попытки обнаружить нечто аналогичное по смыслу в Положении об ОС при ФСКН РФ успехом не увенчались. Вместо конкретной нацеленности членов ОС при ФСКН РФ на выполнение функции общественного контроля за деятельностью данного ведомства положение в стиле классической бюрократии ориентирует их на "рассмотрение инициатив...", "развитие взаимодействия...", "рассмотрение вопросов" и т. п.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы о причинах, по которым мы в данной статье утверждаем, что Общественный совет при ФСКН РФ стал основой не для эффективной, а для неэффективной антинаркотической политики. Вот эти выводы.

1) Выборы некомпетентного в практических вопросах борьбы с наркотиками председателя ОС при ФСКН РФ.

2) Тенденциозный подбор высшим руководством ФСКН состава Общественного совета.

3) Отсутствие в составе ОС при ФСКН PC "профильных" антинаркотических профессионалов из муниципалитетов (например, координаторов антинаркотической деятельности из администраций Екатеринбурга, Перми, Ставрополя) и региональных антинаркотических общественных организаций (например, из СПбРОО "Матери против наркотиков "Азария"", Екатеринбургского фонда "Город без наркотиков", реабилитационного центра "Новая жизнь" Ленинградской области и др.).

4) Отсутствие в Положении об ОС при ФСКН задачи, имеющейся в Федеральном законе "Об Общественной палате Российской Федерации" и позволяющей ОБЩЕСТВУ через своих представителей в Общественном совете давать непредвзятую оценку результатов работы ФСКН (обратная связь, без которой невозможно эффективное социальное управление!).

Если все эти моменты исправить, то вполне резонно и помечтать о том, какими должны быть заседания ОС при ФСКН для того, чтобы быть катализатором модернизации, о которой так много заботится Президент России Д. Медведев, который с 2010 г. взял на себя все хлопоты личного руководства антинаркотической деятельностью в стране. Нам представляется, что по форме они должны быть похожими хотя бы на телевизионные передачи В. Соловьева "К барьеру" или "Поединок", а по своему содержанию быть похожими на заседания диссертационных советов высшей школы, на которых присваиваются ученые степени кандидатов и докторов наук. Кто-то может возразить, что при сегодняшней пропасти между властью и обществом в России это нереально. Мы же придерживаемся противоположной точки зрения, так как в противном случае данную статью вообще бы не было смысла писать. Мы убеждены, что это возможно, но только в том случае, если будет разработано инновационное типовое положение об общественных советах при органах исполнительной власти и Президент РФ утвердит его, сделав обязательным трафаретом, который нельзя нарушать ведомствам при разработке на его основе собственных положений взаимодействия с обществом.

Мы считаем, что инновационное типовое положение об общественных советах при органах исполнительной власти должно быть разработано на идеях диалогического общения (не копирование их, а творческая переработка), которое предполагает:

– свободные вход и выход участников общения (ведомство не должно препятствовать участию в работе совета общепризнанным профессионалам по рассматриваемому вопросу);

– равенство участников общения в рамках конкретного акта общения (публичность спора эксперта от общественности и эксперта от органа власти на заседании ОС при ФСКН как гарантия равенства);

– свободное самоограничение каждого участника в процессе общения в диалоге (для ведения заседаний ОС органам власти нужен в штате специалист в области переговоров, способный организовать дискуссию на высоком творческом уровне поиска истины);

– каждый участник общения является для другого и субъектом, и целью общения (на заседании ОС не только выяснять, кто из экспертов, придерживающихся противоположных точек зрения, прав, а кто нет, а стремиться привести их к максимально согласованной, единой, общей точке зрения на природу и способы решения сложной социальной проблемы наркотизма).

И, конечно, для руководства ФСКН важно отказаться от формализма в проведении заседаний своих общественных советов ради самих заседаний, особенно в регионах. Чтобы потом у тех сотрудников, которые занимались его подготовкой, не возникал вопрос: а что делать с решением ОС? Зачем затрачено столько сил и времени на его подготовку и проведение, если непонятно, а собственно для чего было нужно это решение. Мы полагаем, что этого можно избежать, если руководствоваться следующими правилами:

– одно заседание ОС – один проект постановления Прави тельства (по вопросу, который обсуждался на совете);

– одно заседание ОС (с участием Государственного антинаркотического комитета РФ) – один официальный документ с объективным анализом эффективности антинаркотической деятельности органа власти, чья работа вызывает в обществе негативную оценку;

– не заседать по общим темам и вопросам, по которым нет необходимости принимать нормативный правовой акт.

В своем исследовании мы охватили период с 2007 по 2010 г. 14 декабря 2010 г. состоялось очередное заседание Общественного совета ФСКН РФ, работой которого руководил новый директор ФСКН В.П. Иванов. Было принято решение о реформировании. Дано поручение изменить состав Общественного совета, положение, структуру. Рассматривался вопрос о его переформатировании из ОС при ФСКН в ОС по реализации антинаркотической политики в РФ (смысл не в переименовании, а в изменении лежащей в основе его работы идеологии). Пока трудно судить о том, насколько новый ОС при ФСКН станет основой для повышения эффективности деятельности этого ведомства. Ясно одно, что без данного политического инструмента (механизма) дело борьбы с наркотизацией населения по-прежнему будет для государственных структур только "битьем по хвостам", а не предупреждением факторов, повышающих экспозиционное давление наркосреды. И поэтому работа ОС при ФСКН РФ сегодня не должна оставаться вне поля зрения ни Президента России, ни российской антинаркотической общественности.

Основой для подготовки второй части данной статьи явились материалы о деятельности ОС при ФСКН РФ, размещенные на сайте Федеральной службы по контролю наркотиков и информационном портале "Нет наркотикам".

Зазулин Георгий Васильевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ (Санкт-Петербург, Россия)

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2019 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования