Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости ФСКН информирует официально фоторепортажи по оперативным данным антинаркотическая реклама массмедиа закон здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов форум исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте поиск

Ликвидация ФСКН России – угроза национальной безопасности

Открытое письмо Президенту России В.В. Путину

27 февраля 2015

Открытое письмо Президенту России В.В. Путину от участников круглого стола под председательством депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VI созыва, члена Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту и делам молодёжи Н.С. Валуева "Современная российская молодёжная антинаркотическая политика в условиях запуска Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. Разработка критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых".

Уважаемый Владимир Владимирович!

Из средств массовой информации нам стало известно о том, что 22 января 2015 года на совещании в Кремле государственно-правовому управлению администрации Президента было поручено подготовить проект указа "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров". В соответствии с ним, в рамках масштабной реорганизации силовых ведомств, которая потребовалась в условиях текущего финансового кризиса, запланирована ликвидация Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) как самостоятельного ведомства. Полномочия службы по борьбе с распространением наркотиков в стране, расследованию профильных уголовных дел, будут переданы в Министерство внутренних дел Российской Федерации (МВД), а контроль и координацию сферы лечения, реабилитации и ресоциализации лиц с наркотической зависимостью, осуществляемых и негосударственными профильными учреждениями, станет осуществлять Министерство здравоохранения Российской Федерации (Минздрав). При этом сообщается, что 27 000 аттестованных наркополицейских службы, штатная численность которой сегодня составляет около 34 000 человек, будут уволены. Таким образом, по расчетам Министерства финансов Российской Федерации, будут сэкономлены как минимум 30 миллиардов рублей бюджетных денег, которые ежегодно выделяются антинаркотическому ведомству.

Все это происходит в то время, когда вызовы наркомафии в России транслируются в нашу повседневную реальность уже не откуда-то там из "параллельной вселенной" в тихом, не касающимся наших жизней и семей фоновом режиме: в виде новостных сюжетов, примелькавшихся однотипных нарезок криминальной хроники, эпизодов из телевизионных сериалов о жизни полиции, кратких сухих очерков в газетах на пятой полосе и мало кому понятной экспертной аналитики, публикуемой в специализированных, закрытых для большинства служебных изданиях. В наши дни с последствиями приобретающего черты национального психоза увлечения молодежи мощнейшими, совсем недавно неизвестными никому синтетическими наркотиками, столкнулись многие. Даже те, кто никогда не думал, что хоть каким-то образом окажется рядом с этой проблемой. Бегающие по улицам российских городов в поисках заложенных в определенных местах веществ (по другому их называют закладки) тени молодых и уже не очень наркопотребителей все чаще пересекаются с нашими судьбами. Либо в поисках дозы, либо уже потребив наркотик, они совершают бессмысленные жестокие убийства, расстреливают в упор десятки беззащитных людей и даже детей, садятся за руль автомобиля и сбивают насмерть и калечат сразу по несколько человек, прыгают из окон, с крыш домов, балконов, под поезда и машины, вдруг ощутив в себе дар бессмертия. С целью нахождения средств на очередную дозу нападают и на неимущих граждан, убивая их просто за то, что у них нечего взять. Своим постоянно неадекватным поведением превращают жизнь родственников в кошмар, сокращая продолжительность и их жизни на многие годы. Принятие новых законодательных актов, блокирующих сайты с рекламой синтетических наркотиков, так называемых "спайсов" и "солей", получение санкций от Президента на практически мгновенное внесение подозреваемых в наркотических свойствах веществ, ужесточение законодательства в отношении торговцев спайса. Кому-то это очень не нравится и с конца января ФСКН России подвергается беспрецедентной по своему масштабу, организованной на высоком профессиональном уровне информационной атаке. Главное антинаркотическое ведомство атакуют одновременно с разных сторон. Обоснования уничтожения ведущего федерального оперативного сотрудника, реализующего годами выстроенную, динамично развивающуюся модель реализации государственной антинаркотической политики, практически нет.

Некие источники в полиции напоминают журналистам, что, по их данным, на МВД в общем количестве раскрытых преступлений, связанных с оборотом наркотиков, приходится 64,2% против 33,5% на ФСКН (остальные раскрывают таможня и ФСБ). При этом из изъятых в прошлом году 32,7 тонн в России наркотических и психотропных средств на МВД пришлось порядка 10 тонн.

В ФСКН России, использующей несколько иной метод подсчета, ссылаясь на свою статистику, утверждают, что упор их службы делается на преступления, совершенные группами и сообществами. Низовыми, наиболее многочисленными наркопреступлениями, совершаемыми одиночными потребителями наркотиков, занимаются сотрудники полиции, без особых сложностей оперируя более высокими процентами задержаний и доведенных до суда дел. Подводя итоги пятилетней работы, с 2010 по 2014 годы, представители службы отметили, что именно наркоконтроль расследовал почти 82% (56 000 из 69 000) наркопреступлений, совершенных в организованной форме группой лиц.

На долю ФСКН России также приходится 288 из 322 уничтоженных преступных наркосообществ (89%), более 90% всех перехваченных оптовых поставок наркотиков. Общий же вес изъятых сотрудниками службы наркотиков и психотропных веществ за пять лет составил 126 тонн из 191 тонн, изъятых всеми остальными правоохранительными органами. Впечатляющие показатели.

Больше никаких цифр, подтверждающих целесообразность ликвидации ФСКН России, в прессе не приводится. Проводились ли какие-либо подсчеты на этот счет министерством финансов – не сообщается.

Между тем, известно, что основные направления реализации российской Стратегии государственной антинаркотической политики на современном этапе включают в себя:

а) сокращение предложения наркотиков путем целенаправленного пресечения их нелегального производства и оборота внутри страны, противодействия наркоагрессии;

б) сокращение спроса на наркотики путем совершенствования системы профилактической, лечебной и реабилитационной работы;

в) развитие и укрепление международного сотрудничества в сфере контроля над наркотиками.

Для осуществления экспертной оценки деятельности ФСКН за истекшие с момента создания службы 10 лет, необходимо проведение членами специально созданной группы независимых экспертов статистически достоверного анализа-обоснования эффективности/неэффективности работы всех подразделений службы. Исследование должно содержать анализ как минимум этих трех ключевых направлений деятельности службы – снижение предложения наркотиков (пресечение наркоторговли, выявление и закрытие наркопритонов, внесение новых наркотиков в специальные учетные списки, контроль за реализуемыми через аптечную сеть наркотическими средствами, мониторинг и закрытие предлагающих наркотики и пропагандирующих наркопотребление интернет-сайтов, поиск и привлечение к ответственности их создателей и многое-многое другое), снижение спроса на наркотики (профилактика наркопотребления, пропаганда трезвого образа жизни, спорта, лечение, реабилитация и ресоциализация и многое-многое другое), а также развитие международного сотрудничества по этим двум направлениям. Никак иначе обосновать такой беспрецедентный по своим дальнейшим последствиям для жителей России шаг не представляется возможным.

Предпосылки создания ФСКН России

Необходимо вспомнить, что происходило в России до создания ФСКН России и Государственного антинаркотического комитета. Ретроспектива российской государственной антинаркотической политики за последние 20 лет демонстрирует ее либеральную ориентацию. В 1990 году Комитет Конституционного надзора приравнял потребление наркотиков к правам человека, который "ни перед кем не обязан отвечать за свое здоровье". В 1991 году были закрыты лечебно-трудовые профилактории. В Уголовном кодексе, вступившем в силу в 1997 году, алкогольное и наркотическое опьянение были исключены из перечня отягчающих вину обстоятельств. В 2003 году отменено принудительное лечение от алкоголизма и наркомании осужденных. В 2004 году принято Постановление Правительства РФ № 231, которое увеличило предельно допустимые разовые дозы наркотических средств, после чего стали расти показатели первичной заболеваемости наркоманией и наблюдался резкий, в некоторых регионах на порядок, рост смертности от передозировок наркотиками. Несмотря на отмену данного Постановления через 2 года, наркоситуация во многом осложнилась "благодаря" этому неординарному документу.

В соответствии с нарастанием в России преобладания либерального подхода к проблеме наркопотребления, тяжелым социально-экономическим положением и несогласованностью деятельности по данному направлению правоохранительных структур, с начала 90-х годов прошлого века до недавнего времени количество наркоманов в стране стремительно увеличилось. В 1990 году в России диагноз "наркомания" был поставлен 4,6 тысячи человек, в 1996 году – уже 30,4 тысячи, в 2000 году – 73,3 тысячи, а в 2010 году – 358 тысячам человек. В соответствии с ростом количества наркозависимых растёт и число выявленных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Если в 1990 году их в РСФСР было зарегистрировано около 16 тысяч, то в 2009-м – уже 238,5 тысячи, то есть в 15 раз больше. В реальности же их еще больше в разы, поскольку каждый факт приобретения наркоманом очередной дозы – уже преступление со стороны наркоторговцев.

В начале 2000-х годов в условиях несовершенства действующего российского законодательства, сохранения масштабности наркоугрозы Правительство РФ искало новые подходы к решению проблем, связанных с противодействием незаконному обороту наркотиков, профилактикой правонарушений, лечением и социальной реабилитацией лиц, больных наркоманией. Одной из таких мер, отражающих новый подход, стало создание в 2003 году Государственного Комитета по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, позже в рамках административной реформы получившей известное сегодня всем наименование – Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (далее – ФСКН России). Таким образом, в нашей стране было объявлено о начале нового этапа организации системы профилактики наркомании и противодействия незаконному обороту наркотиков.

Несколько позднее это направление было еще более усилено. В целях повышения эффективности борьбы с наркопреступностью, объединении усилий, активизации системной антинаркотической работы путем создания единого координационного центра деятельности всех федеральных министерств и ведомств, участвующих в реализации антинаркотических профилактических программ и пропаганде здорового образа жизни, Указом Президента Российской Федерации "О дополнительных мерах по противодействию незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров" от 20 октября 2007 года образован Государственный антинаркотический комитет (ГАК).

При сохранении за ФСКН России правоохранительных и координирующих полномочий в сфере борьбы с наркопреступностью, новый орган, консолидируя имеющиеся государственные ресурсы, был призван обеспечить координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов федерации и органов местного самоуправления по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ на качественно ином, более высоком уровне. Стало возможным наладить еще более эффективное межведомственное взаимодействие с федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации, входящими в его состав, в том числе, в сфере организации профилактики распространения наркотических средств и психотропных веществ, обеспечить успешное взаимодействие и координацию всех государственных органов, учреждений и организаций, принимающих участие в противодействии наркотизации общества.

Стратегия государственной антинаркотической политики и ФСКН

С момента объединения усилий ГАК и ФСКН начался абсолютно новый этап модернизации рычагов управления государственной антинаркотической политики, формирование законодательной базы с полным отказом от либеральной модели наркополитики, навязанной после распада Советского Союза западными консультантами новых властей, уходом от советской репрессивной модели и принятием на вооружение рестриктивной модели государственной антинаркотической политики. Вывод был сделан правильный – хоть на либеральную политику нужно меньше сил и средств, если мы хотим жить в здоровом обществе, то вынуждены относиться к наркотикам жестко. Акцент был сделан именно на этой модели.

В чем ее особенности? Рестриктивная ("сдерживающая") политика – реализация стратегии, при которой государство за употребление наркотиков не применяет уголовное наказание, а старается оказать помощь больным наркоманией, предложив им альтернативное уголовному наказанию лечение с последующей реабилитацией в специализированных центрах. В то же время оборот наркотиков запрещает или строго контролирует. Ярче всего эта модель представлена в США и Швеции, странах, где в течение 80-х и начала 90-х годов имело место устойчивое снижение потребления наркотиков. Правда, сейчас наблюдается незначительный рост потребления, но его связывают как раз с ослаблением контрпропаганды наркотиков и некоторым "успокоением" общества. Хороший пример проведения рестриктивной политики – мероприятия по снижению потребления дикорастущей конопли в Поволжье в конце 20-х – начале 30-х годов. Благодаря запрету на свободное обращение препаратов конопли и проведению психолого-педагогической работы с помещенными в специализированные закрытые коммуны беспризорниками-наркоманами, удалось в течение нескольких лет погасить вспышку наркотизма. В Японии в середине 50-х годов благодаря решительным действиям властей было практически ликвидировано злоупотребление амфетаминами, в то же самое время более либеральная американская политика привела к их значительному распространению в США.

Символом перехода на новую модель и мощным стимулом к наращиванию антинаркотического потенциала государственных служб стало утверждение 9 июня 2010 г. Президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым подготовленной аппаратом Государственного антинаркотического комитета совместно с экспертным сообществом и специалистами ФСКН России, Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года (далее – Стратегия).

Стратегия разработана в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права в области противодействия незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров с учетом отечественного и зарубежного опыта. Стратегией были определены цель, принципы, основные направления и задачи государственной антинаркотической политики Российской Федерации. В ней были развиты и конкретизированы применительно к сфере антинаркотической деятельности соответствующие положения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года и Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. И, КСТАТИ ГОВОРЯ, В ДОЛГОСРОЧНОМ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РОССИИ НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЛАСЬ ЛИКВИДАЦИЯ ФСКН!!!

Основными угрозами в данной сфере в Стратегии обозначены:

  • широкое распространение в обществе толерантного отношения к немедицинскому потреблению наркотиков;

  • увеличение численности лиц, вовлеченных в немедицинское потребление наркотиков;

  • недостаточная эффективность организации оказания наркологической медицинской, педагогической, психологической и социальной помощи больным наркоманией;

  • сокращение числа специализированных наркологических медицинских учреждений, низкое число наркологических реабилитационных центров (отделений) в субъектах Российской Федерации, а также недостаточное количество медицинских психологов, специалистов по социальной работе, социальных работников и иного персонала, участвующего в осуществлении медико-социальной реабилитации;

  • недостаточная доступность медико-социальной реабилитации для больных наркоманией;

  • увеличение численности лиц, прошедших лечение, реабилитацию и вновь вернувшихся к немедицинскому потреблению наркотиков;

  • смещение личностных ориентиров в сторону потребительских ценностей;

  • недостаточно широкий для обеспечения занятости молодежи спектр предложений на рынке труда, недостаточно эффективная организация досуга детей, подростков и молодежи; низкая доступность образования, особенно в сельской местности; низкие возможности трудоустройства.

За истекшие с момента принятия Стратегии 14 лет, как мы видим, угрозы остались прежними. Все эти годы через средства массовой информации и рекламу осуществлялось продвижение в население терпимого отношения к потребителям наркотиков и к употреблению наркотиков. У населения и, особенно, у молодежи формировались гедонистические установки, направленные на получение сиюминутного удовольствия, несмотря на некие последствия, которые, к сожалению, чаще всего не воспринимаются подростками как значимые. В результате сформировалась молодежная культура с высоким уровнем терпимости (толерантности) к факту потребления наркотических средств и психотропных препаратов. Отсюда и ежегодный рост наркотизации населения и особенно молодежи.

Противодействовать данной отягощающей наркологическую напряженность ситуации должен был более активно все эти годы не ФСКН, а указанные в Стратегии исполнители – соответствующие профильные отделы министерств образования, культуры, спорта и туризма, федерального агентства по делам молодежи и т.п. Что сделано ими за эти годы? Так и не создана единая общероссийская система профилактики зависимого поведения в образовательных учреждениях, практически уничтожена система дополнительного образования детей и молодежи, учреждения культуры и досуга молодежи финансируются по остаточному принципу, мощного альтернативного наркотической субкультуре – общероссийского молодежного патриотического движения так и не создано, федеральные каналы продолжают игнорировать просьбы депутатов и общественников резко увеличить выход в эфир социальных роликов, образовательных и культурно-развлекательных программ, направленных на неприятие культуры наркопотребления и закрепление ориентиров на здоровый в физическом и духовно-нравственном отношении образ жизни, одновременно убрав с экранов фильмы, ток-шоу, телепередачи и прочий контент, содержащий скрытую пропаганду потребления алкоголя и наркотиков, формирующие терпимое отношение к данному явлению и самим наркоманам. Много так и нерешенных, хотя и обозначенных в Стратегии как обязательных к исполнению задач, с указанием конкретных сроков и ответственных министерств и ведомств. Но сегодня все претензии к неспособности остановить угрожающее национальной безопасности страны возрастающее нарастание уровня наркопотребления подрастающего поколения выдвигаются в отношении в первую очередь ФСКН.

Между тем, именно в этой структуре, в международно-правовом департаменте, несмотря на противодействие ряда либерально ориентированных экспертов-общественников, были рождены и впоследствии утверждены на всех уровнях законодательные акты, ставшие основой успешного противостояния наркотической экспансии. В частности это следующие изменения в российском законодательстве, инициированные ФСКН и направленные на:

  • усиление ответственности за совершение преступлений и административных правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в том числе за распространение наркотических средств и психотропных веществ среди молодежи.

  • введение правового механизма запрета оборота некоторых прекурсоров, которые используются в криминальных целях, но не имеют промышленного значения.

  • введение правового механизма отсрочки отбывания наказания в виде лишения свободы за совершение преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, лицам, впервые совершившим эти преступления, до окончания лечения и медико-социальной реабилитации вплоть до освобождения осужденного от наказания.

Таким образом, одновременно с увеличением прессинга на наркоторговцев, стала возможной гуманизация российского антинаркотического законодательства в отношении наркопотребителей. Рестриктивная наркополитика неукоснительно реализовывалась всеми подразделениями ФСКН.

Значительным достижением в последовательной реализации указанных в Стратегии задач стала подготовленная ФСКН и утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 г. №299 программа создания Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. Основными задачами в соответствии с Программой были заявлены создание региональных сегментов и впоследствии единой инфраструктуры этой Системы. Одновременно были разработаны и утверждены на заседании Государственного антинаркотического комитета критерии оценки деятельности субъектов системы, реабилитационных центров для наркозависимых, при включении в реестр Системы. Они же стали своеобразными фильтрами для исключения из участия в антинаркотической работе недобросовестных организаций.

Аналогичные по своей деструктивной начинке организации, реализующие свои программы не в сфере третичной профилактики наркомании – реабилитации, а в первичной и вторичной профилактике под видом снижения вреда от последствий приема наркотиков, благодаря внесению в текст Стратегии отдельным пунктом, также оказались выключенными из ранее щедро оплачиваемого ими из-за рубежа процесса. Самый социально опасный элемент программ "снижения вреда", заключающийся в выдаче официально уполномоченными учреждениями препаратов опийной группы специально учтённым наркозависимым, так называемая "заместительная терапия", был и ранее запрещён на территории Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством. Однако, вокруг этого оригинального, якобы, снижающего уровень наркопотребления метода, заинтересованные в ухудшении наркоситуации в России силы периодически пытались возбудить широкую общественную дискусию. Именно поэтому, в п. 32 Стратегии, "Основные мероприятия по повышению эффективности и развитию наркологической медицинской помощи", отдельной строкой указано на недопущение применения в Российской Федерации заместительных методов лечения наркомании с применением наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки I и II перечня наркотических средств, а равно легализации употребления отдельных наркотиков в немедицинских целях.

ФСКН России в своей деятельности строго придерживалась всех пунктов Стратегии. Соответственно, у нее стало появляться все больше недоброжелателей.

В результате объединения их усилий все и произошло. Всего несколько статистически недостоверных цифр, воспоминания о раскрученных в некоторых СМИ скандалах вокруг нескольких потребителей наркотиков из числа сотрудников службы, информация о попавших в сети оперативных служб крупных наркодилерах, якобы, заказанных ФСКН простыми "бизнесменами" – всего этого оказалось достаточно для ликвидации демонстрирующего в целом стабильно неплохие результаты Госнаркоконтроля. Почти не слышно в массе возмущенных, якобы, слабой, эффективностью ФСКН, голосов, напоминающих, что для осуществления экспертной оценки деятельности ФСКН за истекшие с момента создания службы 10 лет необходимо проведение членами специально созданной группы независимых экспертов развернутого полномасштабного статистически обоснованного анализа-обоснования эффективности/неэффективности работы всех подразделений службы. Исследование должно содержать анализ как минимум трех ключевых направлений деятельности службы – снижение предложения наркотиков (пресечение наркоторговли, выявление и закрытие наркопритонов, внесение новых наркотиков в специальные учетные списки, контроль за реализуемыми через аптечную сеть наркотическими средствами, мониторинг и закрытие предлагающих наркотики и пропагандирующих наркопотребление интернет-сайтов, поиск и привлечение к ответственности их создателей и многое-многое другое), снижение спроса на наркотики (профилактика наркопотребления, пропаганда трезвого образа жизни, спорта, лечение, реабилитация и ресоциализация и многое-многое другое), а также развитие международного сотрудничества по этим двум направлениям. Ничего этого сделано не было, только необходимость в оптимизации бюджета в связи с финансовым кризисом и голословные обвинения ФСКН в неэффективности проводимой работы.

Экспертное рабочее совещание 18 февраля 2015 г. в Государственной Думе

За последнее время к депутатам Государственной Думы, занимающихся вопросами пропаганды здорового образа жизни, противодействия алкоголизации и наркотизации российского общества, реализацией программ молодёжной политики, обратились десятки работающих в сфере антинаркотической деятельности руководителей патриотически настроенных общественных организаций, учреждений Русской Православной Церкви, экспертов государственных служб и научных институтов, обеспокоенных последствиями принятия на правительственном уровне такого решения. По нашему мнению, ликвидация ФСКН в средне отдаленной перспективе приведет Россию к катастрофическим последствиям, в экономическом эквиваленте несоизмеримым с бюджетной экономией, полученной в результате предложенного, не просчитанного до конца, предлагаемого в таком виде варианта реформирования силового блока.

18 февраля 2015 года в Государственной Думе под председательством депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VI созыва, члена Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту и делам молодежи Н.С. Валуева прошло рабочее совещание экспертной группы из различных регионов России, посвященное обсуждению развития эффективных механизмов государственно-общественного партнерства при реализации программ в сфере молодежной антинаркотической политики. Единогласно основным фактором, способным обесценить все предпринятые Президентом и Правительством России, депутатским корпусом, соответствующими службами вместе с представителями гражданского общества шаги по стабилизации наркоситуации, также была признана готовящаяся ликвидация ФСКН России.

Активно тиражируемая в СМИ и определенным кругом лиц недостоверная информация о некомпетентности службы в реализации своих полномочий с момента создания и до настоящего времени, как было сообщено рядом докладчиков, не соответствует действительности, что подтверждается целым рядом результатов проведенных независимых экспертных исследований.

При этом, по наблюдениям экспертов, принятие решения о ликвидации ФСКН России поддерживают лица и организации, в прошлом причастные к лоббированию инициатив, достоверно способствовавших росту потребления наркотических средств и психотропных веществ, дестабилизации демографической и политической ситуации в стране: легализации "уличных" наркотиков и программ выдачи государственными службами под видом лечения "официальных" наркотиков; пропаганде наркопотребления через СМИ и образовательные программы в школах, среднеспециальных и высших учебных заведениях; борьбе за право потребителей наркотиков безнаказанно хранить большие количества наркотиков, указанный выше, печально известный как "закон о разовых дозах 2004 года", после которого, стоит еще раз подчеркнуть, смертность от потребления наркотиков выросла в разы и оставалась крайне напряженной еще многие годы.

Также в числе активно поддержавших инициативу Минфина о расформировании ФСКН лиц экспертами были замечены руководители сетевых общероссийских объединений нетрадиционных религиозных движений, юридически оформленных как светские союзы и ассоциации, представляющие интересы узкого круга социально ориентированных некоммерческих организаций антинаркотической направленности. Мы вместе с большинством известных нам экспертов сходимся во мнении, что это связано с тем, что 10 июля 2014 года, данный развивающийся более 20 лет хаотично и бесконтрольно сектор обрел контролера и координатора – указом Президента Российской Федерации №507 им стала ФСКН России. Таким образом, служба получила от государства полномочия по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области реабилитации (за исключением медицинской) и ресоциализации наркопотребителей.

Помимо предложенных для использования региональными управлениями ФСКН России критериев, в центральном аппарате службы, на базе собственного Научно-исследовательского центра (НИЦ ФСКН), осенью 2013 года был разработан и апробирован механизм добровольной сертификации реабилитационных центров для наркозависимых. Действующее законодательство на данном этапе не позволяет лицензировать или подвергать обязательной сертификации негосударственные учреждения такой направленности.

Лечение больных наркоманией, согласно требованиям законодательства Российской Федерации, осуществляют только учреждения государственной и муниципальной систем здравоохранения. Они обязательно лицензируются.

Диагностика наркомании, обследование, консультирование и медико-социальная реабилитация больных наркоманией может проводиться и в государственных учреждениях, и в частных. Что также требует наличия соответствующей лицензии.

Социальная реабилитация, без лечения и применения иных медицинских технологий, осуществляемая негосударственными социально ориентированными некоммерческими организациями (НКО), не лицензируется и не может быть подвергнута процедуре обязательной сертификации. Для этих процедур контроля нет законодательной базы. Нет даже такого понятия как "социальная реабилитация лиц с наркотической зависимостью". Таким образом, государство не может оказывать влияние на качество таких услуг и создание таких программ реабилитации, что можно было бы делать посредством обязательной сертификации. Но координировать должно, что с 10 июля 2014 года и поручено осуществлять ФСКН России.

Принимая во внимание указанное, в службе за годы работы в этом секторе сформировалось понимание, что между лечением и медико-социальной реабилитацией потребителей наркотиков должна быть как преемственность, так и соответствующая связь, которая будет отражать принцип непрерывности этих двух процессов. В связи с этим ФСКН России на базе НИЦ ФСКН была организована работа по получению институтом статуса органа по сертификации. Такой статус был необходим для создания на первом этапе хотя бы добровольной системы сертификации организаций осуществляющих деятельность по медико-социальной, социальной реабилитации (без лечения) и ресоциализации.

Создав систему добровольной сертификации, предполагалось установить перечень объектов, подлежащих сертификации, их характеристики, на соответствие которым будет осуществляться добровольная сертификация. Таким образом, была сделана первая попытка добиться непрерывности процессов лечения и реабилитации и их взаимосвязи с одновременным ознакомлением специфики деятельности тех или иных организаций, работающих на этом поле.

В процессе исследования данного сегмента социально ориентированных НКО все чаще стала подтверждаться служебная информация о сопричастности нескольких сотен негосударственных реабилитационных учреждений, функционирующих в различных регионах России, к вербовочной деятельности нетрадиционных религиозных организаций экстремистской направленности, участвовавших в 2014 году в государственном перевороте на Украине.

Неслучайно руководители именно этих, уже выделенных в особый список организаций, сегодня активно поддерживают идею ликвидации службы.

ФСКН России, понимая степень ответственности вверенных ей полномочий, заявляла с осени 2014 года о необходимости обоснованного открытого распределения бюджетной поддержки социально-ориентированных некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность по реабилитации наркозависимых с составлением реестра партнерских организаций, обоснованием и публичным освещением степени доверия к их деятельности. Хотя сегодня сторонники ликвидации службы утверждают, что деньги уже шли по линии службы и их, якобы, получало огромное количество реабилитационных программ, которые, по сути, были авантюристскими. Еще цитата из того же источника: "Фактически деятельность этого ведомства сводилась к аккумулированию у себя огромных бюджетных средств и их передаче дальше в различные организации". Эта информация не соответствует действительности, как и некоторая другая, при помощи которой не владеющие в полной мере информацией государственные служащие и некоторые общественные деятели, сегодня пытаются обосновать целесообразность ликвидации ФСКН России.

На самом деле не представляет особого труда получить абсолютно иную информацию, подтверждающую, что директор ФСКН России В.П. Иванов и его сотрудники за короткое время смогли предложить правительству и обществу то, что реально способно оздоровить популяцию российской молодежи. И, несмотря на противодействие ряда других ведомств, им за несколько лет удалось и на законодательном уровне обеспечить жизнеспособность инновационных предложений. Но финансирования ряда инициатив добиться так и не удалось.

Национальная система комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях, как фактор, спровоцировавший атаку на ФСКН

Многие эксперты относят этот давно вынашиваемый ФСКН России проект к одному из наиболее вероятных поводов к ликвидации службы. И это несмотря на то, что системный подход в таком деле как работа с уже миллионами поврежденных наркотиками россиян – единственно верное решение. Локальные инициативы в регионах, разобщение министерств и ведомств, общественных организаций, способных профессионально работать с наркозависимыми, огромное количество алчных шарлатанов на этом поле, новая волна разрушающих психику "синтетических наркотиков" – все это и многое другое обесценило эффективность реабилитационных мероприятий в общероссийском масштабе.

Это подчеркивал на заседании Государственного антинаркотического комитета 6 октября 2014 года его председатель, директор ФСКН России В.П. Иванов: "Деятельность по снижению спроса на наркотики идет "точечно", а для кардинального перелома ситуации необходимо объединить усилия государства и общественных организаций". В своем выступлении он также отметил, что анализ ситуации со "спайсами" и другими дизайнерскими наркотиками, равно как и с героином, убедительно свидетельствует, что вся низовая дистрибьюторская сеть их распространения практически на 100% состоит из самих же наркопотребителей. Таким образом, по его мнению, подкрепленному научными исследованиями, "многочисленный контингент потребителей наркотиков – это своего рода наркотический браузер в современном обществе, а отсутствие поддерживаемой государством реабилитационной работы с этим контингентом – ахиллесова пята нашей государственной антинаркотической политики и беда всего российского общества". В связи с этим председатель Государственного антинаркотического комитета резюмировал – в случае полномасштабного функционирования национальной системы реабилитации жертв "спайсов" было бы кратно меньше, а сама система реабилитации – это действенный инструмент повышения социального иммунитета общества против наркомании и преступности в целом.

Данная позиция легко соотносится с точкой зрения международных экспертов в этой области. В далеком 1988 году Нильс Бейерут, доктор медицинских наук из Шведского Института Карнеги, в своей речи, произнесенной во Франции, Соединенных Штатах Америки и Советском Союзе, изложил возможный прогноз дальнейшей наркотизации мирового сообщества. Прошло уже 20 лет, но по-прежнему его слова чрезвычайно актуальны и, более того, звучат с новой силой, поскольку то, что было им сказано в те годы, ярчайшим образом описывает складывающуюся сегодня ситуацию с ростом потребления наркотических средств и психотропных препаратов в большинстве стран мира.

Вот его слова, к которым и сейчас нередко обращаются сторонники применения адекватных наркоугрозе мер государственного и общественного реагирования: "Дренаж наркотического болота означает разрыв путей контрабанды наркотиков и снижение незаконного оборота наркотиков в обществе. В этом направлении уже приложены огромные усилия таможенной службы, полиции и разведки во всем мире. Тем не менее, ситуация с каждым годом ухудшается, и многие страны уже готовы сдаться и прекратить борьбу. Почему борьба с наркоманией была столь успешной в Германии в 20-е годы, в США в 30-е годы и в Китае и Японии в 50-е годы? И почему мы не наблюдаем в последние два десятилетия в западном мире никаких решающих успехов? Я уверен – это в значительной мере связано с тем обстоятельством, что мы забыли, что первично и что вторично в существовании наркорынка. Первично для этой социальной проблемы не то, что в природе произрастают опийный мак, кусты коки или конопля, и не то, что международные преступные синдикаты осуществляют торговлю этими средствами. Первично то, что миллионы людей готовы нарушить нормы и законы, чтобы употребить опьяняющие вещества, изготовляемые из этих растений, или сотни других синтетических наркотических веществ. Таким образом, основой существования наркорынка является нарушение отдельной личностью общественных норм и употребление наркотика, а не международные наркосиндикаты, которые на самом деле представляют собой последствие возникновения наркорынка... "Не героин продают потребителям, а потребителей – героину", – сказал Уильям С. Берроуз. Хочу привести также еще одну мудрую цитату из предисловия к его книге "Голый завтрак (Naked Lunch)" (1959): "Если вам нужно изменить или разрушить числовую пирамиду, вы начнете с изменения нижних чисел. Если мы хотим разрушить наркотическую пирамиду, мы должны начать с ее основы – наркомана на улице, и прекратить подобно Дон Кихоту сражаться с мельницами – верхними звеньями пирамиды, которые мгновенно будут заменены. Наркоман на улице, которому нужен его наркотик – единственный незаменимый фактор в наркотической цепи. Если не будет ни одного наркомана, покупающего наркотики, не будет и незаконного оборота наркотиков. Пока же спрос на наркотики существует, всегда найдется кто-то, кто решит заняться его удовлетворением". На мой взгляд, это блестящее выражение сути сложной проблемы".

Далее по тексту: "Я убежден, что существование или гибель правовых государств западного типа в перспективе зависит от того, сумеют ли они победить наркоэпидемии. Для того чтобы вести борьбу против распространения наркомании, нужно иметь реалистичную стратегию и тактику. Необходимо осознать, что наркоман – двигатель всей системы. Однако именно наркоману, который всегда ловко манипулирует другими и защищает свое пристрастие к наркотику не хуже профессионального адвоката, удалось обмануть огромное количество честных и ответственных, но наивных политиков и публицистов, в результате чего он в последние двадцать лет пользовался почти полной неприкосновенностью. Это, на мой взгляд, один из важных факторов, определяющих наши неудачи... ...чтобы изменить современные тенденции, нужно сделать употребление наркотиков исключительно неудобным. Наркоман должен знать, какие последствия ожидают его за его поведение... Общество должно четко продемонстрировать, что оно не принимает употребление наркотиков... Ни одно правительство не может победить крупномасштабную наркоэпидемию без широкой всенародной поддержки. Ее необходимо создать за счет политических соглашений и большой просветительской работы, что должно вести к пробуждению народного сознания и созданию негативного отношения к наркомании. В ближайшие годы должен решиться вопрос, удастся ли миру победить эпидемию наркомании. Используя принятую до сих пор стратегию, односторонне направленную на борьбу с предложением и не затрагивающую спрос на наркотики, мы ведем войну, в которой обречены на поражение. Только открытием второго фронта на основе стратегий, направленных на спрос, мы можем изменить ситуацию и выиграть войну против эпидемии наркомании".

Абсолютно ясно и понятно обоснованная позиция. Можно какое угодно количество времени заниматься профилактикой наркомании и пропагандой здорового образа жизни, но если с улиц не убрать и не отправить на лечение и реабилитацию друзей, братьев, отцов и матерей-наркопотребителей, они продолжат по инерции, не вызывая в силу доверительных отношений особого отторжения у молодых людей, вовлекать их в потребление наркотиков. Но позицию международных экспертов и Государственного антинаркотического комитета предпочли проигнорировать. Слишком много незаинтересованных в ее запуске сторон.

Начальный этап создания Системы требовал финансирования. Со времени утверждения программы Правительством России, с марта 2014 года, Минфин так и не утвердил запрашиваемую разработчиками сумму, ссылаясь на отсутствие денежных средств на это направление. А теперь, в январе 2015 года это же министерство стало одним из основных идеологов ликвидации службы, предложившей единственно способный вариант остановить гибель утопающей в наркотиках России.

При этом обращает на себя внимание любопытный факт. В группе поддержки инициативы Минфина оказались организации, не раз замеченные в нагнетании общественной истерии в поддержку утверждения законодательных актов, вносимых регулярно в Госдуму для рассмотрения с целью создания и развития механизмов депопуляции населения России.

Что это за организации? Это хорошо известная своей избирательной критикой в отношении субъектов современной государственной антинаркотической политики часть уже много лет работающих в стране представителей экспертного сообщества, которые пытаются научить наше общество называть белое черным и наоборот.

Это те, кто, забывая о правах общества на защиту от посягательств на свою жизнь и неприкосновенность со стороны неадекватных лиц, больных алкоголизмом и наркоманией, выступает за права последних, оставляя за ними возможность самостоятельно принимать решения – больны они или нет, нуждаются ли в изоляции, лечении и реабилитации, или это им не нужно.

И те, кто, называя снижением вреда от последствий наркомании, программы по выдаче шприцев и презервативов наркоманам, под видом реализации высокоэффективных антинаркотических профилактических программ, способствуют росту потребления наркотиков в российских регионах.

Это те, кто стоял во главе маршей за легализацию марихуаны.

И те, кто называл "карательными мерами против неугодных бизнесменов" попытки ФСКН России внести в запретительные списки все новые и новые виды "аптечных наркотиков" типа жутко ядовитых "Коаксила" и дезоморфина, или убивающего не так давно десятки тысяч в год людей содержащего высокотоксичные примеси раствора опия, добываемого из семени якобы безобидного кондитерского мака.

Это те, кто многолетние попытки обеспечить ФСКН России на законодательном уровне правом применения по отношению к наркоманам наркосудов, альтернативным наказанию программ лечения и реабилитации, называл необоснованным возвратом к показавшей свою неэффективность системе лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП).

И те, кто называл и называет смелые инициативы ФСКН России наконец-то навести порядок во всей этой псевдореабилитирующей безумствующей массе колдунов, знахарей, шаманов, сектантов, шарлатанов, научившихся подделываться даже под православные проекты, не иначе как "борьбой с религиозным инакомыслием" и призывает "жертв наркоконтроля" не оставлять "борьбы за права верующих".

Которые, в свою очередь, прикрываясь идеей реабилитации наркоманов и консультированием их родственников, используют зарубежные религиозные доктрины и специальные психологические приемы вербовки преданных адептов для создания протестных настроений в обществе, организации будущего майдана, здесь, в России. Расширяемая в геометрической прогрессии сеть вербовочных пунктов даже не требует господдержки – лишь бы не мешали.

И для этого уже много лет в России существуют определенные, организующие лидеров всех указанных выше направлений, структуры, объединяющие управленческими механизмами в единый кулак различных "антинаркотических союзов", "союзов гражданского общества", "ассоциаций родины без наркотиков", "институтов наркологического здоровья" и некоторых других, разных по наименованию, но идентичных по целям и задачам, силы зарубежного происхождения. Представляясь всем как обычные сообщества социально ориентированных НКО, целенаправленно и методично через программы своих членов они готовят крайне неблагоприятный для России сценарий.

При этом, пользуясь доверием властей и отсутствием законов, они беспрепятственно становятся крупными национальными игроками антинаркотического сегмента и уже пытаются оказывать влияние на реформирование основных направлений российской антинаркотической политики. Естественно, в выгодном для входящих в их состав организаций ключе. Их задача – в итоге стать основными исполнителями сформированного под них государственного заказа. ФСКН России со своей уже не раз четко заявленной позицией таких игроков не может устроить. Нужна новая, в значительно большей степени управляемая ими и их лоббистами структура.

И помочь им в этом призваны так называемые правозащитники. Их задача – представлять интересы этих объединений в высших органах власти и на местах, в регионах, предлагая чиновникам различного уровня включать созданные ими продукты "с двойным дном" в те или иные реализуемые совместно с госслужбами социальные проекты, получать на них финансирование или хотя бы просто "кредит доверия", пытаться обеспечить им поддержку политических партий, защищать своих подопечных, попавших в поле зрения правоохранительных структур и на скамью подсудимых, в российских судах. Все это с давних времен в постсоветской России названо правозащитой. При этом работающие в этом сегменте с начала 1990-х годов патриотически ориентированные организации уверены – сфера интересов подавляющего большинства из них – это защита права участников запущенных в свое время извне программ, направленных на сокращение демографического потенциала России.

И абсолютно неслучайно ВСЕ ВЫШЕУКАЗАННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ СОВМЕСТНО С ПРАВОЗАЩИТНИКАМИ СЕГОДНЯ ВЫСТУПИЛИ ОДНИМ БЛОКОМ ЗА ЛИКВИДАЦИЮ ФСКН!!! Известно, что в прошлом деятельность подразделений службы, так или иначе, ограничивала поле их деятельности, не позволяла решать поставленные зарубежными конструкторами этих проектов цели и задачи. Адвокатирующие их интересы правозащитники с момента возникновения ФСКН России постоянно вступали с его сотрудниками в конфронтацию. Они отстаивали интересы той части общества, которую принято называть маргиналами – наркопотребителей, наркоторговцев, торговцев вымышленной свободой от наркотиков, предлагающей взамен наркотической зависимости несвободу от асоциальной деструктивной религиозной группы и пожизненное рабство в ее рядах. И сейчас ни один комментарий в средствах массовой информации не обходится без слов их безусловной поддержки "дискредитировавшей себя" и "неэффективной" ФСКН России.

Когда мы вступаем с такими правозащитниками в дискуссию, нам необходимо понимать одну простую вещь – не может быть у гражданина приоритетного перед обществом права на общественно опасную болезнь или публично оправданный моральный дефект, но общество имеет первостепенное право на свое здоровье, физическое, психическое и духовное, на изоляцию от него для лечения заболевших, морально запущенных членов, на необходимость постоянной санации окружающего социум пространства, профилактику заражения, постоянную регулярную очистку окружающей среды от провоцирующих тяжелое поражение очагов инфекции. Этим и занимались все эти годы сотрудники ФСКН России. Сначала с трудом, с массой ошибок, поскольку большинство специалистов пришло из налоговой службы и долго вникало в специфику антинаркотической работы. Но сегодня большинство из них уже профессионалы своего дела.

Для вставших на защиту ФСКН России общественных и религиозных организаций, здравомыслящего и неангажированного экспертного сообщества очевидно – одним из основных участников предотвращения российского общества от массового заражения смертельно опасной инфекцией – наркоманией, все эти годы была Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, демонстрировавшая из года в год все лучшие показатели эффективности проводимой своими подразделениями работы. На данный момент они выглядят следующим образом (см. таблицу).

Место ФСКН России в системе борьбы с наркопреступностью
по итогам 5 лет (2010 – 2014 гг.)

Наименование показателяВсе правоохрани-тельные органы РоссииФСКН РоссииВклад ФСКН России (%)
Расследовано наркопреступлений,
совершенных в организованных формах
69 13656 45281,7
Уничтожено преступных наркосообществ
(ст. 210 УК РФ)
32228889,4
Ликвидировано
наркопритонов
26 27819 77775,3
Количество пресеченных поставок наркотиков
в оптовых партиях
54 57149 51190,7
Изъято наркотических средств
и психотропных веществ (тонн)
191,35125,6566,0
Арестовано активов организованных наркогруппировок
(противодействие легализации) (миллионов рублей)
3310323098,0
Расследовано одноэпизодных преступлений,
совершенных наркопотребителями
658 641202 48030,7

Все доводы идеологов проекта ликвидации ФСКН России о неэффективности службы и коррупционной составляющей всей ее деятельности, слабо отражают реальную картину и являются попыткой из единичных выявленных негативных фактов работы сотрудников слепить общее видение главного антинаркотического ведомства страны как опасного для общества монстра, нуждающегося в срочном уничтожении. Никакого аргументированного обоснования при этом не дается.

Уважаемый Владимир Владимирович! Мы выражаем поддержку Вашей озабоченности ситуацией с неустанными попытками недоброжелателей России изменить культурное и религиозное содержание народов России, которую Вы высказали 12 сентября 2012 года в Краснодаре на встрече с представителями общественности, традиционных религиозных вероисповеданий, спортивных и военно-патриотических клубов региона: "Попытки влиять на мировоззрение целых народов, стремление подчинить их своей воле, навязать свою систему ценностей и понятий – это абсолютная реальность, так же как борьба за минеральные ресурсы, с которой сталкиваются многие страны, в том числе и наша страна". В этом свете абсолютно понятны мотивы, побудившие определенные силы организовать попытку уничтожения одной из противостоящих этим разрушительных тенденциям государственных служб.

У всемирно известного французского писателя-гуманиста Антуана де Сент-Экзюпери в его, к сожалению, так и не завершенном произведении "Цитадель" есть такие слова-наставление одного из главных героев: "Расплоди тараканов, – сказал отец, – и у тараканов появятся права. Права, очевидные для всех. Набегут певцы, которые будут воспевать их. Они придут к тебе и будут петь о великой скорби тараканов, обреченных на гибель. Быть справедливым, – продолжал отец, – но сначала ты должен решить, какая справедливость тебе ближе: Божественная или человеческая? И почему я должен прислушиваться к голосам, защищающим гниль?" Именно эти голоса сегодня выражают полную поддержку кажущейся многим из нас безумной идеи о роспуске ФСКН России и передаче ее функций МВД и Минздраву.

Главное антинаркотическое ведомство страны, взявшись за решение проблемы массовой наркотизации молодежи, вынуждена была заняться, в связи с отсутствием интереса со стороны Минздрава, и другими побочными проявлениями зависимого поведения. В первую очередь вопросами перепрограммирования зависимости наркопотребителей с химической, на психологическую, духовную, при помощи созданных за рубежом технологий манипуляции сознанием. А также работой с их родственниками. Как результат – созданная армия преданных лидерам адептов – носителей антигосударственной псевдорелигиозной идеологии, готовых делать то, что прикажут им их программисты.

Министерство внутренних дел никогда не занималось настолько разнообразными направлениями такой сложной многокомпонентной и специализированной антинаркотической (и не только) работы. То, что происходило с уровнем наркомании в те годы, когда еще не была создана ФСКН России, а этой проблематикой занималось функционирующее в системе МВД Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, УБНОН, у тех, кто помнит это время, напоминает страшный сон. Настолько спаянного союза наркомафии и правоохранительных структур мир не видел, наверное, даже в Чикаго времен "сухого закона", в 30-х годах прошлого века. Никто не желает возврата России в начало 1990-х. Даже если наберут новых сотрудников в формируемое с самого начала управление при МВД, это будет непоправимый удар для продолжения реализации Стратегии государственной антинаркотической политики. Чтобы освоить всю специфику и разноплановость тех видов деятельности, которыми в последние годы занимались в ФСКН России, потребуются годы передачи опыта реализации многолетних наработок службы практически с нуля. Как начинали когда-то при создании ФСКН – методом все тех же проб и ошибок, цена которых невероятно высока – жизни и судьбы сотен тысяч людей. И этот процесс отката назад, в беспредельные 1990-е годы, даст наркомафии реальный шанс превратить большую часть российской молодежи в покупателей своей смертоносной продукции.

А призванная охранять здоровье граждан структура – Минздрав, не имея ни соответствующих кадров, ни наработанных совместно за годы работы с Государственным антинаркотическим комитетом, ГАК, и региональными антинаркотическими комиссиями, рычагов воздействия на псевдореабилитационные организации, формирующие из уже трезвых бывших наркоманов группировки, ориентированные на формирование нового политического строя с обслуживающим его новым религиозным компонентом, сохранит за собой лишь право просто взаимодействовать с ними, не координируя, не профессионализируя, и не контролируя этот сектор.

По крайней мере, так можно понять комментарий о вероятной ликвидации ФСКН России, данный в интервью газете "Известия" 13 февраля 2015 года помощником министра здравоохранения России, доктором медицинских наук, профессором Т.В. Клименко. По ее словам, сейчас Минздрав никак не регулирует деятельность 800 НКО, которые занимаются реабилитацией наркоманов, но государственные медицинские учреждения "взаимодействуют с этими НКО в рамках преемственности лечебно-реабилитационного процесса в отношении каждого конкретного пациента". То есть, позиция министерства неадекватно толерантна ко всем НКО, которые проводят мероприятия по социальной реабилитации. Помощник министра, не выделяя никого, обобщает принцип работы таких НКО – больной учится жить в нашем обществе, ему оказывается помощь при восстановлении трудовых навыков, семейных взаимоотношений, социальных связей, помощь в учебе. И добавляет: "Медицинские организации, которые занимаются наркологическими больными, конечно, нуждаются во взаимодействии с этими НКО". Нет никакого упоминания о деятельности псевдореабилитационных организаций, работающих на этом поле, о крайне низкой эффективности большинства из представленных сегодня в России реабилитационных программ, о скрытой религиозной деятельности и вербовке новых адептов сект из числа наркоманов и их родственников под прикрытием реализации реабилитационных программ, о разнообразных мошеннических схемах, практикующихся в таких структурах. Просто взаимодействие и никакого контроля. Такова на сегодняшний день позиция помощника министра здравоохранения, отвечающего в министерстве именно за этот блок. И в будущем она вряд ли изменится, что вызывает у нас серьезную обеспокоенность. Многим указанным выше организациям, не нашедшим подхода к ФСКН в связи с их деятельностью вразрез со Стратегией государственной антинаркотической политики, такая точка зрения интереснее на перспективу.

Как можно понять, исходя из всего вышеизложенного, 30 миллиардов рублей экономии бюджетных денег за счет расформирования ФСКН России и разделения ее функций между МВД и Минздравом России в будущем неминуемо обернутся национальной катастрофой: значительная часть молодежи погибнет в своем неудержимом наркопотреблении, сядет в тюрьмы или как вариант, будет массово завербована в готовящие государственный переворот нетрадиционные религиозные движения, так и не успев воспроизвести на свет трезвых и здравомыслящих граждан своей страны, патриотов и продолжателей дела прошлых поколений, носителей их культурной и религиозной традиции.

Мы должны осознавать все без исключения последствия, которые повлечет за собой в ближайшее время и в отдаленной перспективе вероятная ликвидация Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Если мы считаем себя патриотами России, наша гражданская обязанность – не допустить такого хода развития событий. Иначе будущего у страны нет. Скупой платит дважды – кажущееся сегодня ощутимым и значимым для государственного бюджета снижение расходов на обеспечение усиления и модернизации антинаркотической деятельности завтра станет общенациональной трагедией.

Список подписавшихся под открытым письмом

Епископ Выборгский и Приозерский Игнатий
Синодальный отдел по делам молодёжи Московской Патриархии
г. Москва, Российская Федерация

Бельков Сергей Николаевич – протоиерей, руководитель Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии (2003-2014 гг.)
Епархиальные реабилитационные центры для наркозависимых Выборгской и Приозёрской епархии, руководитель
Ленинградская область

Берестов Анатолий Иванович – игумен, доктор медицинских наук
Душепопечительский православный центр святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии, руководитель
г. Москва

Боровских Вячеслав Владимирович – врач-психотерапевт
Православный центр медико-социальной реабилитации "Подвижник", директор
г. Екатеринбург

Василенко Андрей Юрьевич
Межрегиональная благотворительная общественная организация социальной адаптации граждан "Линия Жизни", представитель в ЮФО
г. Ростов-на-Дону; г. Сочи, Краснодарский край

Васютович Дмитрий Анатольевич
Региональная общественная организация Ямало-Ненецкого автономного округа "Ямал без наркотиков", директор
г. Новый Уренгой, ЯНАО

Грашина Татьяна Владимировна
Орехово-Зуевская общественная благотворительная организации "Родители против наркотиков", председатель
Московская область, г. Орехово-Зуево

Исаев Руслан Николаевич – врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук
Независимая наркологическая гильдия, президент; компания "Клиника доктора Исаева", президент
г. Москва, федеральная сеть

Каклюгин Николай Владимирович – врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук
Автономная некоммерческая организация по предоставлению социально-правовых услуг "Доброе сердце. Кубань", директор
г. Краснодар

Кислый Борис Викторович
Межрегиональная благотворительная организация социальной адаптации граждан "Линия жизни", вице-президент
г. Новосибирск

Клюка Валерий Игоревич
Благотворительный фонд "Благоправ", председатель
г. Санкт-Петербург

Лазарев Андрей Леонидович – протоиерей, член Общественного совета УФСКН России по Тверской области
Общественная организация "Центр помощи наркозависимым "Радуга"", председатель
г. Кимры, Тверская область

Новопашин Александр Владимирович – протоиерей, председатель Общественного Совета УФСКН России по г. Новосибирску и Новосибирской области
Сеть центров реабилитации наркозависимых Новосибирской епархии, руководитель; Европейская федерация исследовательских центров информирования о сектах (FECRIS), член-корреспондент
г. Новосибирск

Полозов Сергей Андреевич – член Общественного совета ФСКН России
Всероссийское общественное движение "Стоп Наркотик", руководитель
г. Москва, федеральная сеть

Ружитский Сергей Викторович
Межрегиональная благотворительная общественная организация социальной адаптации граждан "Линия Жизни", представитель в СЗФО
г. Санкт-Петербург, Ленинградская область

Савицкий Александр Григорьевич
Некоммерческий фонд "Здоровая страна", президент
г. Москва, федеральная сеть

Семёнов Александр Викторович
Благотворительный фонд "Православная реабилитация", председатель
г. Санкт-Петербург

Талько Александр Борисович – протоиерей
Региональная общественная организация Приморского края "Душепопечительский центр реабилитации граждан в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского", директор
г. Владивосток, Приморский край

Тарасов Роман Сергеевич – протоиерей, член Общественного совета УФСКН России по Республике Башкортостан
Сеть центров реабилитации наркозависимых Уфимской епархии, руководитель
г. Уфа

Тимошин Илья Сергеевич
Душепопечительский православный центр святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии, управляющий Координационного cоветa
г. Москва

Федоренко Виктория Валерьевна – кандидат психологических наук
Северо-Западный институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кафедра управления персоналом и психологии, доцент
г. Санкт-Петербург

Фёдоров Олег Леонидович, психолог
Центр реабилитации наркозависимых "Белоярский", директор; автономная некоммерческая организация по предоставлению социально-правовых услуг "Выбираем жизнь", директор
г. Екатеринбург

Хвыля-Олинтер Андрей Игоревич – протоиерей, кандидат юридических наук
Академия управления МВД РФ, доцент
г. Москва

Цыплов Андрей Геннадьевич
Епархиальный отдел профилактики негативных зависимостей Новосибирской митрополии, руководитель
г. Новосибирск

Шаталов Александр Викторович
Автономная некоммерческая организация по предоставлению социально-правовых услуг "Здоровый Томск", директор
г. Томск

Валуев Николай Сергеевич
Депутат Государственной Думы РФ, чемпион мира по боксу

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2016 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования