Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Круглый стол "Опыт Ставропольской и Владикавказской епархии в реабилитации зависимых наркоманией, алкоголизмом, игроманией"

Москва, ЦВЗ "Манеж", 7 ноября 2010

24 ноября 2010

Мы публикуем стенограмму круглого стола на тему: "Опыт Ставропольской и Владикавказской епархии в реабилитации зависимых наркоманией, алкоголизмом, игроманией", прошедшего в Москве 7 ноября 2010 года в рамках выставки "Русь Православная".

Человек – это существо не только земли, но и неба

Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан: Когда меня назначили на Ставропольскую кафедру, передо мной как перед правящим архиереем стояло много задач. Это организация религиозной и церковной жизни в целом, строительство новых храмов. Происходило зарождение духовного образования не только на уровне воскресных школ, но и начиналось сотрудничество с высшей школой. И чем ближе я знакомился с епархией, тем больше появлялось у меня вопросов. Регион, в котором мы живем, а это практически весь Северный Кавказ, очень специфический. Регион, на который обращает внимание вся Россия, начиная от президентов и заканчивая руководителями разных структур. Вникая в жизнь епархии, я столкнулся с проблемой, с которой знакома вся Россия. С проблемой чумы ХХ века – наркоманией.

Я много лет проработал за рубежом. Я был в разных странах. Служил в Израиле 5 лет, затем в Аргентине, потом на Ближнем Востоке и Африканском континенте. Работая за рубежом, я мог убедиться, что проблема наркомании – это бич всего мира.

Проблема наркомании кажется многим очень простой и лежащей на поверхности. А раз так, то с ней легко бороться. Но, к великому сожалению, все не так. То, что мы видим – это уже последствия, вершина того айсберга, который уходит в глубь океана. И многие умы ломали головы над тем, как избавиться от этого недуга. Много ученых, медиков, общественных деятелей предлагали разные методы выхода из этой проблемы. Но так устроено наше общество, что все предложения строились на секулярном подходе. При этом подходе на человека смотрели как на физию. Так, как будто физиология определяет внутренний мир человека. И отсюда поиск в основном медикаментозного лечения. Или даже психологической реабилитации, но опять же только человеческими мерками. При этом забывали, что человек – это существо не только земли, но и неба, имеющий бессмертную душу. И вот в этом заключается тайна и загадка этой тяжелейшей болезни. Поражение происходит на уровне души, а потом уже и физиологии, когда разрушается все тело, все органы. И тогда в поисках выхода из этого страшного плена мы пошли по другому пути. Не забывая о теле, мы начали реабилитацию души. Ведь ни для кого не секрет, что зависимость от наркомании начинается с нравственного разложения.

Я помню, ко мне пришел мой священник протоиерей Игорь Подоситников и говорит: "Владыка, давайте что-то делать, как-то помогать людям". Потому что было слишком много обращений в епархию. А у нас на Кавказе люди, попавшие в сети наркомании, – очень опасная часть общества. Они легко становятся добычей тех деструктивных сил, которые есть у нас в стране. Мы много говорим об экстремизме и терроризме. Но ведь когда у человека тяжелейшая зависимость от наркотиков, у него помрачается разум и все его стремление направлено лишь на поиск очередной дозы, его можно подвинуть на любые необдуманные действия. Действия, о которых потом раскаиваются всю жизнь.

Я посмотрел на этого тогда еще более молодого священника и увидел в нем искру и желание именно что-то сделать, чтобы хотя бы спасти одну душу. Затем он привел ко мне Николая Новопашина, который не стесняется говорить, что сам прошел сквозь ад зависимости и смог выйти.

И мы тогда начали думать, что мы можем. Решили начать с организационных моментов. К сожалению, те, кто должны были первыми ухватиться за эту идею и помочь, в том числе и представители власти, проявили равнодушие. Мы четко понимали, что реабилитация возможна только вдалеке от больших городов, чтобы у наркоманов было меньше соблазнов. Мы нашли заброшенную ученическую бригаду в станице Темнолесской Ставропольского края. Мы стали просить отдать нам ее для организации центра. Никто и пальцем не пошевелил. Пришлось выкупать за свои средства. Мы привлекли наиболее опытное духовенство, специалистов психологов, наркологов и начали трудиться. Появились первые зависимые. В начале их было не много:10-12 человек. Совместная молитва и труд, встречи с духовенством и специалистами стали давать результаты. Главная задача, которую я ставил и перед духовенством и перед Николаем Новопашиным, была в том, чтобы объяснить человеку, куда он попал. Чтобы он сам желал бороться за свою жизнь с помощью Церкви. Вначале были срывы. Зависимые приходили, убегали и снова возвращались. Но постепенно, мы увидели первые плоды, когда люди практически потерянные для семьи и общества начинали чувствовать себя лучше и твердо стоять на ногах. Бог через усилия людей, священников и врачей и ту обстановку, которую мы создали, вел людей к исцелению. Мы создали общину единомышленников, которая начала оживать. Я никогда не забуду, когда у них появились первые четвероногие друзья. Мне в свое время бывший президент Кабардино-Балкарии подарил хорошего скакуна. Я долго думал, куда его деть. И тут представилась возможность порадовать ребят. Я отдал его в центр. Через приобщение к миру животных, через эту активную терапию наркоманы учатся жить заново. Потом появилась своя ферма. Помню, приезжаю к ребятам, а мне они говорят, что у них появились кролики. И я смотрю, они радуются как дети. Один из реабилитантов, он был весь в наколках, повел меня показывать поросят. И с такой любовью стал мне о них рассказывать, это нужно было видеть.

Что касается духовной стороны – это очень ответственное дело. Как объяснить человеку, что нужно молиться, если он никогда в жизни не слышал о Боге. Нельзя его заставлять, как это иногда делают с детьми, отбивая на всю жизнь желание ходить в Церковь. Здесь нужен очень бережный подход, как к вновь посаженному дереву. И полить и окопать, и поддержать. И эта совместная молитва, а позже и понимание того, кто же такой Бог, сделали свое дело.

Очень важно объяснить человеку понятие греха. Современное общество, как недавно говорил святейший патриарх Кирилл, больно одной болезнью. Смешением понятий добра и зла. Понятие греха выталкивается из нашей жизни. А грех – это нарушение нормы и закона, данного Богом. Мы стараемся помочь наркоману пробудить совесть и внутренне достоинство в хорошем смысле этого слова. И тогда он сможет осознать пагубность пути, на котором стоит. Вера, которую он начинает приобретать, дает ему силу бороться с привычками. Один из ключевых моментов в жизни наркозависимых – исповедь. Грехи – это тот груз, эта та грязь, которая на него постоянно давит. И здесь, как на корабле в шторм, нужно сбрасывать все лишнее. Через покаяние наркозависимый начинает выздоравливать.

Люди, приходящие к нам в центр, к сожалению, не имеют возможности жить у нас вечно. Для этого просто нет условий. Да и не стоит перед нами такая задача. Главная цель – вернуть человека к нормальной жизни. Постреабилитационный период – это самая главная проблема всех реабилитационных центров. Здесь очень важно, чтобы не высадить с островка благополучия вновь в ту среду, которая окажется сильнее тех заложенных нравственных ростков, которые могут стать крепким деревом.

И тогда возникла идея направлять прошедших курс реабилитации в храмы епархии в руки опытных и мудрых священников. Скажу честно, не всегда это получается. Вроде смотрю, опытный грамотный священник. Отправляем к нему ребят, и нечего не получается, дело не идет. Не всем дано вести эту сложную работу.

Огромное спасибо я хочу сказать и самим ребятам, прошедшим реабилитацию. Встав на ноги, они начинают идти в школы и вузы, туда, где молодежь. И на их языке рассказывают о том аде, который им пришлось пройти. Одно дело, когда говорит профессор или нарколог или даже владыка. Молодежью это будет восприниматься как разговор с чиновником. А когда говорит тот человек, который сам пережил все эти ужасы, то восприятие совершенно иное. Эта профилактическая деятельность, пожалуй, одно из главных наших достижений.

Проблема наркозависимых заключается не только в них самих. Нельзя забывать и о семьях, которые страдают не меньше зависимых. Поэтому очень важно, что бы мать и отец и все близкие почувствовали, что их сына или дочь можно спасти общими усилиями. Для этого создается специальная среда.

За 6 лет работы центра прошло реабилитацию 1160 человек, в настоящий момент на реабилитации 150 молодых людей. Действует 7 реабилитационных центров. Есть телефон доверия, на который ежедневно поступает до 30 звонков с просьбой о помощи. Есть возможность выездов наших специалистов в семьи больных наркоманией, чтобы на месте начать оказывать необходимую психологическую и иную помощь.

Хочу коснуться еще такого сложного аспекта нашей работы, как работа с женщинами-алкоголиками и наркоманками. Женщины труднее проходят реабилитацию, им гораздо сложнее бросить наркотик.

Со временем, когда результаты стали очевидны, нам поверили и власти. И Управление ФСКН по Ставропольскому краю и по регионам Северного Кавказа стали смотреть на нас совсем другими глазами. И это воодушевляет и вселяет надежду, что сообща станет легче работать. Мне неоднократно докладывали о том добром отношение и взаимопонимании, которое мы находим с федеральными структурами, занимающимися этой проблемой. Я бы просил передать большое спасибо и благодарность за поддержку Виктору Петровичу, который меня знает еще по работе в Москве.

В заключении своего слова еще раз хочу поблагодарить моих помощников отца Игоря Подоситникова и Николая Новопашина. Будем же всегда помнить, что без Бога нам никогда не справиться с этой бедой.

Юрий Васильевич Крупнов, председатель наблюдательного совета Института демографии и миграции и регионального развития: Ваше высокопреосвященство, дорогой владыка, вы придали проблеме подобающий ей статус. Наркомания – это не медицинская болезнь. И значимость этой проблемы невозможно переоценить. Было очень приятно услышать о таком богатом опыте по реабилитации наркоманов на Северном Кавказе. Ведь терроризм на Кавказе во многом подпитывается деньгами от продажи наркотиков. Именно там идут огромные потоки афганского героина. И есть оперативная информация, что после каждой новой партии наркотика на Кавказе происходит новый теракт. Есть и другие моменты, может быть, менее выраженные. Ведь доходы от наркоторговли – это смерть многих людей, и это мы прекрасно понимаем. Это и удар по экономике, когда наиболее трудоспособная часть населения, молодежь, сидит на игле и работает наркокурьерами. Мне кажется, что сейчас сложилась уникальная ситуация, когда общество, наконец-то, в таком государственно-церковном единении делится своими наработками и опытом. Мы видим прекрасный опыт реабилитации тысячи наркоманов в одной организации на одной территории. Думается, что государству теперь будет стыдно отставать от этой общественной опережающей инициативы. Государство должно стать рядом с этими подвижниками и помочь им. Пора заканчивать с голым энтузиазмом. Пора создавать национальную систему социальной реабилитации с бюджетным базовым финансированием.

Владыка очень правильно освятил проблему в богословской, в духовной плоскости. Мы, действительно, без категорий духа, преображения, нетварного света и благодати не решим нашу задачу. Нам нужно не бояться ставить серьезные вопросы. На мой взгляд, теории наркомании нужно рассматривать в комплексе, как ранее ее сравнивал владыка с адом.

Часто приходится слышать доводы, что в США наркоманов больше, и у нас еще есть некий запас, куда нам можно падать. Это глупость. У нас другая ситуация, у нас другое общество, мы ничего не делаем наполовину. Мы если наркоманим, то сразу героином, сжигая себя дотла. Мы другая страна, с другими традициями, и я считаю недопустимым обсуждать какие-то приемлемые уровни наркомании. Сегодняшний уровень превышает уровень 90-х годов в 20 раз. И, снизив количество наркоманов в несколько раз, мы не решим проблему. Все разговоры о 10-15% снижении, если это вообще можно как-то зафиксировать, это разговоры ни о чем.

Совершенно очевидно, что наркомания не поддается обычному лечению. Нам нужно понять, что без помощи Бога, без сверхъестественной помощи нам ничего не сделать. Работа с наркоманами – это в какой-то мере, сошествие во ад. Я восхищен, что Ставропольская епархия идет впереди и общества и государства в решение этой важнейшей проблемы.

Архиепископ Феофан: Спасибо многоуважаемый Юрий Васильевич. Вы высказали очень важную мысль. Как человек государственного масштаба вы поняли и обозначили, что государство и общество уже стоят на грани катастрофы. И без совместных усилий нам не выстоять. Вы сказали, что вы не являетесь служителем Церкви. Но Церковь – это не только духовенство, это все мы. И все мы служим Богу.

Юлия Шевцова, старший научный сотрудник Отделения терапии больных наркоманией и алкоголизма Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского: Уважаемый владыка, уважаемые коллеги и соратники по антинаркотической борьбе. Прекрасно, что в этот праздничный день мы все нашли время обсудить, по сути, уникальный опыт, который был представлен ставропольской епархией. Нужно сказать, что с Божьей помощью в короткие сроки епархией была создана система, которая включает в себя все необходимые аспекты антинаркотической работы в регионе. Это первичная, вторичная и третичная профилактика наркомании. Это абсолютно закономерные и очень правильные этапы реабилитационной работы: адаптации, стабилизации и интеграции.

Если мы посчитаем, сколько человек страдает вместе с наркозависимыми, то увидим, что это количество огромно. Ведь каждый зависимый имеет членов семьи и друзей. Чтобы представить полностью масштаб проблемы созависимости и наркомании в целом, имеющиеся статистические данные мы должны умножать минимум в десять раз

Священники, находясь в гуще событий, чаще встречаются с членами семей зависимых. И, наверное, такая первая встреча является для них знаковой. И тут от священника зависит очень многое. Он должен как можно более искренне и умело их поддержать в духовном плане.

Если говорить о медицинских кругах, то скажу, что лет 8 назад мои коллеги заметили, если отделение посещает священник, работать становится гораздо легче. В нашем хаотическом, вечно меняющемся мире для наркомана с такой же психикой священник может стать тем человеком, ведущим в новую жизнь.

Архиепископ Феофан: Спасибо большое. Для нас очень важно, что вы, человек науки, говорите о тех тенденциях, которые прослеживаются в борьбе за человека. Действительно, в какой-то мере, когда начинали работать, мы были как первопроходцы. И ваша оценка наших трудов хорошая опора для нас.

Николай Новопашин, руководитель Спасопреображенского центра для зависимых лиц Ставропольской и Владикавказской епархии: Владыка, я не буду занимать наше время. Хотелось бы лишь с этой высокой трибуны поблагодарить вас за ваше благословение, работу и поддержку.

Николай Каклюгин, член Экспертно-консультативного совета при Управлении аппарата Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу, врач-психиатр: Мне очень хорошо известен опыт центров Ставропольской епархии. Я был во всех центрах, сейчас веду 50 ребят по своей диссертационной работе, фиксирую динамику изменений в их поведении, жизни. Очень приятно видеть положительный результат. Когда они рассказывают о своем жизненном пути до попадания в реабилитационный центр епархии, становится страшно. Как справедливо заметил владыка, очень важный период в их жизни – возвращение в мир, в семью.

Считаю нужным заметить, что кроме Русской Православной Церкви на этом поприще помощи больным наркоманией пытаются работать многие тоталитарные деструктивные культы, которые переключают ребят на иную зависимость. Когда я слышу слово "Преображение", я сразу вспоминаю секту "Преображение России", насчитывающую по стране 350 центров. Очень больно видеть ребят, которые выходят из этих организаций. Их вначале приходится реабилитировать от пребывания в секте, а потом еще и от наркомании.

Я очень благодарен вам владыка, что вы поддерживаете ребят-наркоманов и тех, кто им помогает. Это очень трудный путь, на котором легко упасть.

Архиепископ Феофан: Благодарю вас, Николай Владимирович. Очень важно, что вы как представитель Центрального федерального округа понимаете эту проблему и разделяете наши начинания. Мы готовы делиться нашим опытом и со своей стороны тоже учиться вашему позитивному опыту.

Наталья Зенцова, руководитель группы психологической реабилитации и ресоциализации Национального научного центра наркологии Минздравсоцразвития РФ: Уважаемый владыка, уважаемые коллеги, как практический психолог хотела бы обратить ваше внимание на ряд очень важных моментов.

Сегодня мы слышали довольно внушительную цифру: 1 160 человек, прошедших реабилитацию. Это говорит о том, что Ставропольская епархия смогла достучаться и войти в контакт с душой каждого зависимого. За этими цифрами стоят жизни спасенных людей. Как психолог, я понимаю насколько сложен этот процесс, и как сложно мотивировать такого человека на прохождение реабилитации. Из моей практики я могу вспомнить единицы людей, которые действительно приходят сами и изъявляют желание бросить употреблять. Как правило, они говорят, что попадают на реабилитацию при участии родственников, или для того, чтобы снизить дозу.

Мы с вами видим, что реабилитация в православных центрах очень длительная, от года и выше. Это очень правильно. Как знают все присутствующие, зависимость бывает физическая и психологическая. На физическую мы можем воздействовать с помощью медикаментозных средств, но психологическая зависимость никуда не девается. И в течение нескольких лет у человека появляются мысли, чтобы снова употребить. Поэтому длительная реабилитация способствует вырабатыванию мотивации отказаться от наркотика и жить трезвой жизнью.

Архиепископ Феофан: Спасибо большое, Наталья Игоревна. Вы говорите правильные вещи, отражающие суть обсуждаемого вопроса. Спасибо за ваш научный, методологический подход, за наше с вами сотрудничество и, главное, за понимание.

Валерий Доронкин, руководитель сектора работы с алкозависимыми Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви Московского Патриархата: Мне очень радостно присутствовать на мероприятии такого уровня. За те 10 лет, что работаю социальным работником, я очень глубоко погрузился в проблемы алкоголиков и наркоманов. Хотел бы отметить, что проблема алкоголизма актуальна в российском обществе не меньше наркозависимости. И если официально наркоманов у нас 550 тысяч, то алкоголиков официально у нас 2,5 миллионов. Проблемы наркомании и алкоголизма сильно пересекаются с проблемами преступности и уличной беспризорности.

До недавнего времени даже внутри Церкви мы не осознавали всю тяжесть этой проблемы. Мы говорили о том, что есть дети, есть старики, которым нужно помогать. А проблема зависимости от решения других задач не исчезает. Ведь брошенные старики появляются оттого, что их бросили спившиеся дети. Все социальные проблемы завязаны в один узел. И, слава Богу, что Ставропольская епархия взялась за эту беду. И честно говоря, я не знаю в Русской Церкви архиерея, который бы уделял этой проблеме столько же внимания, сколько архиепископ Феофан.

Наше государство не готово даже юридически придти на помощь этой категории граждан. В законодательстве отсутствует положение о социальной реабилитации. Есть социальная реабилитация инвалидов, но нет реабилитации химически зависимых людей.

Ольга Мишина, заместитель руководителя Департамента межведомственного взаимодействия в сфере профилактики ФСКН России: Уважаемые участники круглого стола! Очень хорошо, что за нашим столом собрались специалисты, представляющие разные органы власти и организации, но при этом занимающиеся решением одной общей проблемы. Когда 30 лет назад зарождалась наркология, основным наркотиком был героин или раствор опия, от последствий приема которых умирают через 5-7 лет. Сейчас ситуация иная. В 58 регионах страны наблюдается дезоморфиновая наркомания. Зависимые этим наркотиком – это, прежде всего, молодые люди, подростки, которые живут не больше 3 лет. То есть в год только по официальным данным погибает больше 30 тысяч человек.

Тема наркомании так или иначе затрагивает все общество. Каждый из нас имеет близких людей, друзей, коллег и нет никакой гарантии, что завтра они не попадут в эту беду. Спасибо большое, что в Церкви есть волонтеры, которые, несмотря на трудности, продолжают работать и развиваться.

Каклюгин Николай Владимирович
врач психиатр-нарколог
Крупнов Юрий Васильевич
Президент Национальной Ассоциации реабилитационных центров (НАРЦ)
Шевцова Юлия Бронюсовна
РПЦ

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2019 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования