Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проектепоиск

Пресс-конференция "Интернет-технологии против наркотиков"

19 апреля 2010

30 марта 2010 года в пресс-центре РИА "Новости" состоялась пресс-конференция на тему "Интернет-технологии против наркотиков", в которой приняли участие президент благотворительного фонда "Нарком", адвокат А. В. Алексеев и научный редактор журнала "Наркология" РАМН, руководитель отделения ФГУ ННЦ наркологии А. В. Надеждин.

Миронов В. Ф. (РИА-Новости): Добрый день уважаемые коллеги и дорогие гости, мы приветствуем вас в пресс-центре Российского агентства международной информации РИА-Новости. Сегодняшняя встреча посвящена вопросам развития Интернет-технологий, предназначенных для консультирования в режиме реального времени лиц, страдающих различными видами наркозависимости. В ходе мероприятия будет рассказано о методах психологической, юридической и информационной помощи лицам, попавшим в наркозависимость и членам их семей. Я с удовольствием представляю наших сегодняшних собеседников – это руководитель отделения детской наркологии Национального научного центра наркологии Минздравсоцразвития Российской Федерации Алексей Надеждин и президент благотворительного фонда "Нарком" адвокат Александр Алексеев. Мы просим Алексея Валентиновича начать мероприятие.

Надеждин А. В.: Проблема обеспечения нашего населения, особенно молодежи, адекватной наркологической помощью является чрезвычайно злободневной. Учитывая размеры нашей страны, удаленность отдельных территорий и неразвитость общемедицинской и специализированной сети она просто вопиюща. У нас есть целые территории и субъекты Российской Федерации, которые не то что не имеют адекватных учреждений по оказанию наркологической помощи, но они даже не имеют специалистов-наркологов, специально подготовленных психологов и специалистов в области реабилитации больных с зависимостями. Поэтому стремительное внедрение цифровых технологий, Интернет-технологий, позволяющих медицинским работникам удаленно общаться со своей аудиторией, чрезвычайно важно и необходимо. В настоящее время, несмотря на то, что наша страна взяла курс на инновационный путь развития, стремительное развитие сетевых технологий, медицинский Интернет существенно отстает. Например, в западных странах, в США существуют целые сообщества и профессиональные общества врачей, работающих в Интернете, давно разработан соответствующий кодекс, имеющий юридический характер, характер закона и касающийся врачей, имеющих практику в Интернете, давно функционируют социальные сети и системы поддержки больных с теми или иными заболеваниями. Более того, в Америке издается очень авторитетный журнал медицинских исследований в Интернете, где публикуется огромное количество статей, посвященных возможностям использования сетевых технологий для улучшения медицинского обеспечения людей, для улучшения качества их жизни и здоровья.

Миронов В. Ф.: Спасибо. После такого лаконичного вступления давайте предоставим возможность высказаться Александру Всеволодовичу.

Алексеев А. В.: Уважаемые коллеги, для начала я хотел бы привести некоторые данные о той прессе, которой располагает издательский дом "Нарком". Это газеты "Пока не поздно" и региональная "Пока не поздно – Москва", а также бюллетень благотворительного фонда профилактики и реабилитации больных наркоманией. Газета издается уже 10 лет, ее средний тираж составляет около 25 тысяч экземпляров, выходит она один раз в неделю. Я также хотел бы привести некоторые обобщенные данные, которые должны вас заинтересовать. По данным Всемирной организации здравоохранения распространенность курения среди школьников 7-10 классов свыше 60%, треть из них курит постоянно. За последние 10 лет курение среди девушек достигло 55% и имеет тенденцию к дальнейшему росту. По данным ВЦИОМ, среди причин развода на первом месте стоит алкоголизм или наркомания – 51%, отсутствие собственного жилья – 41%, невозможность прокормить семью из-за низких доходов – 29%, вмешательство родственников в дела семьи – 18%. По сравнению с прошлым годом, по городу Москве почти на 15% увеличилось число лиц с впервые установленным диагнозом "наркомания" – с 1017 до 1173 человек. По данным Департамента здравоохранения на сегодняшний день зафиксировано 585 смертных случаев от передозировки наркотиков. Ежегодное потребление крепкого спиртного в расчете на одного россиянина, как вы знаете, составляет 15 литров. Для сравнения в Канаде этот показатель составляет 4,5 литра на человека, в Италии – 2,8 литра на человека. В стрессовых ситуациях выпивают 4% россиян, преимущественно мужчины – это практически систематически. 38% периодически лечат стресс алкоголем. Самое популярное лекарство от стресса – пиво, это признают 36% россиян. По данным центра экстренной психологической помощи МГППУ "Детский телефон доверия" обращения клиентов службы по поводу наркомании и токсикомании 66% среди детей и 26% среди родителей, 8% – другие взрослые. По данным Росстата, за 2009 год производство водки в России сократилось на 7,3%. Фиксируемый рост рынка "паленой" водки в России составляет около 60% за год. Наша задача сегодня следующего порядка. Мы презентовали работающий на сегодня в режиме реального времени телефон "горячей линии": 8-495-2-500-500. На сегодняшний день, как уже говорил Алексей Валентинович, такая система практически уже работает. Вы можете познакомиться с нашим логином в программе "pf-2-500-500" и на сегодняшний день человек может работать в режиме реального времени. У нас с 9 утра до 9 вечера работают психологи, социальные работники и адвокаты и вы практически в режиме реального времени можете получить любую консультацию, которая вам необходима. Чем это полезно и насколько мы имеем такую возможность? Дело в том, что буквально два месяца тому назад мы обратились в два источника – на "Почту России" и в Российские железные дороги. О чем шла речь? Вы понимаете, что где-нибудь, фигурально выражаясь, на станции Зима Интернета нет. Где он есть? Стабильно в двух местах: на почте – в любом отделении почтовой связи есть Интернет. Его также имеют железные дороги, будучи достаточно разветвленной сетью. Нужна только небольшая веб-камера и доступ к сети, что позволит иметь доступную для всех связь. К сожалению, эти организации нам навстречу не пошли, и министр транспорта Левитин тоже нам отказал. Поэтому мы на сегодняшний день практически пользуемся только теми сетями Интернет, которые есть либо в общественных организациях, либо у частных пользователей. Конечно, это бы все расширило возможности обращения в наш благотворительный фонд, которые к настоящему моменту отрабатываются как в тестовом режиме, так и в режиме реального времени.

Далее мне хотелось бы сформулировать некоторые предложения в области профилактики наркомании ПАВ, которые мы проводим в нашем благотворительном фонде. Мы занимаемся и проблемами Интернет-радио, и Интернет-телевидения. В ближайшее время мы собираемся в тестовом режиме проводить Интернет-мосты, к специалистам благотворительного фонда можно также обратиться в общественной приемной, с помощью онлайн-консультирования, о котором я уже говорил, на форуме посетителей сайта, можно увидеть тематические видеоматериалы. Кроме того, как я уже говорил, 10 лет еженедельно выходят газеты "Пока не поздно", "Пока не поздно – Москва", а буквально с 1 апреля этого года мы планируем запустить электронную версию "Молодежь – пока не поздно". Электронная версия нашей печатной продукции доступна на сайте. Также раз в месяц мы проводим семинары межведомственного взаимодействия, их посещаемость достаточно высокая – порядка 300-400 человек, потому что на сегодняшний день эти встречи проходят у нас с 2003 года. Для их проведения город предоставляет помещения Дворца молодежи на Миусской площади. В их ходе мы отвечаем практически на все вопросы, которые возникают у граждан или у организаций. Как я уже сказал, телефон "Горячей линии" 8-495-2-500-500. Пожалуйста, если у кого есть вопросы, их можно задать на личном приеме, по "Горячей линии" или через Интернет – мы всегда рады помочь. Достаточно привести следующий факт – на "Радио России" в понедельник в 19 часов прошла информация об этом телефоне, и в течение двух дней он у нас не замолкал. Звонили и из Москвы и со всей России, потому что вопрос "что мне делать" – это основной вопрос, который интересует всех. Что делать, если мальчик, девочка, гражданин или гражданка употребляют наркотики, психоактивные вещества, болтушки, смеси и тому подобное. Надо сказать, что на сегодняшний день система здравоохранения, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Как в свое время говорил академик Иванец: "Выявить-то мы выявим, а кто же лечить будет?" На сегодняшний момент у нас нет возможности лечить, в том широком смысле слова, о котором мы сейчас говорим, ни стационарно, ни даже амбулаторно. Я уже не говорю о том, что, в силу ряда мероприятий, вотум недоверия к гражданам, которые могут получить медицинскую помощь, заставляет их уклоняться от обращения за подобной помощью, как бы чего не вышло. Самое главное, что здесь есть еще один вопрос, и он достаточно серьезен. Мы с вами периодически слышим информацию о том, что необходимо тестировать молодежь и граждан на употребление наркотических средств и психотропных веществ. По этому вопросу существуют различные точки зрения, я свою позицию уже неоднократно озвучивал. В 1988 году, когда закон о психиатрической помощи был отменен в части, касающейся принудительного лечения алкоголиков и наркоманов, это привело к такой ситуации, что, на сегодняшний день, если человеку 18 лет, то его невозможно заставить пройти курс принудительного лечения. Более того, правоохранительные органы, которые ранее по суду имели возможность принудительно лечить, то сейчас этот вопрос тоже дискутируется, и ничего хорошего в этом плане мы, к сожалению, не ожидаем.

Миронов В. Ф.: Александр Всеволодович, вы назвали номера контактных телефонов, по которым можно проконсультироваться, но телефоны – это отнюдь не Интернет. Вы не могли бы назвать сайт, воспользовавшись которым можно было бы

Алексеев А. В.: Пожалуйста, вот "скайп".

Миронов В. Ф.: Но "скайп" это же не Интернет?

Алексеев А. В.: Почему же, Интернет.

Миронов В. Ф.: Где же ваш сайт?

Алексеев А. В.: Все написано в бумаге, которую я вам дал. Логин и пароль. Интернет – это "www.narkom.mos.ru".

Миронов В. Ф.: То есть, войдя на этот сайт, любой нуждающийся может получить справку, консультацию.

Алексеев А. В.: Да, именно поэтому я все это и произношу – логин, пароль.

Миронов В. Ф.: Хорошо, сейчас я спрошу у наших технических специалистов, можем ли мы выйти на этот адрес. Там выход только по "скайпу" (пауза) К сожалению, мы сейчас не можем продемонстрировать вам этот сайт.

Надеждин А. В.: Без проблем, мы можем сейчас продемонстрировать вам другой проект, проект, дружественный фонду "Нарком". Мы подобный консультационный Интернет-центр поддерживаем уже более 6 лет, в нашей базе порядка 13-14 000 вопросов от лиц, имеющих проблемы с употреблением наркотиков, обработанных нашими специалистами. Адрес – www.narkonet.ru.

Миронов В. Ф.: Алексей Валентинович, я попросил бы вас прокомментировать имеющуюся у меня цифру – по данным Наркоконтроля в России сейчас около 5 миллионов наркоманов. Это так, или цифры разнятся?

Надеждин А. В.: Конечно, эти цифры разнятся. Они разнятся даже в недрах Наркоконтроля. Понимаете, лица, которые употребляют наркотики и наркоманы – это несколько разные категории. Большинство из тех, кто наркотики употребляет, станут наркоманами. Вообще, последние цифры, которые озвучил Виктор Петрович Иванов, были 2,5 миллиона человек, страдающих в Российской Федерации наркотической зависимостью. Официальная статистика учетного контингента наркологических учреждений, являющаяся далеко не полной, поскольку, в отсутствие механизма мотивирования к подобным обращениям, туда не все и обращаются, составляет порядка 400-500 тысяч человек на страну. Считается, что для получения достоверного результата необходимо использовать поправочный коэффициент, он бывает различным – от 5 до 10. В зависимости от ситуации с потреблением наркотиков мы наш подучетный контингент умножаем на этот коэффициент латентности и получаем искомую цифру. Последние данные, которые привел Наркоконтроль, основываясь на наших цифрах, на результатах собственного мониторинга и составляют эти самые 2,5 миллиона.

Миронов В. Ф.: Все равно, это очень большой показатель.

Надеждин А. В.: Конечно, это больше, чем в Америке, это больше, чем в Европе. Это очень много.

Миронов В. Ф.: Тем более, если приплюсовать сюда любителей выпить. Я имею в виду алкоголиков, потому что выпить у нас любит вся страна.

Надеждин А. В.: Алкоголиков у нас значительно больше, чем наркоманов.

Миронов В. Ф.: То есть, это катастрофа?

Надеждин А. В.: Да, в плане наркологических заболеваний у нас действительно катастрофа.

Миронов В. Ф.: В связи с этим у меня такой вопрос. Сейчас с законодательной инициативой выступила ЛДПР. Они предлагают наказывать на срок от года до трех наркоманов, тех, которые только употребляют. Для тех, кто попался с наркотиками впервые в жизни, наказание должно быть минимальным, 3 года могут дать в том случае, если это очередное задержание. Избежать уголовного наказания можно, если задержанный добровольно пойдет лечиться от наркомании. Что вы думаете по этому поводу, и вообще, имеет ли смысл принимать подобный законопроект?

Надеждин А. В.: Чтобы принимать подобный законопроект, нужно иметь безукоризненную пенитенциарную систему, надо иметь прекрасные ухоженные тюрьмы, где лица не погружались бы в ад криминала, не ломались бы физически и психически, а действительно восстанавливались и реабилитировались. Это – первый момент. У нас наша система исполнения наказаний далека от совершенства. Второй момент – наш бюджет этого просто не выдержит. Вы не представляете себе, сколько денег на это может уйти. Содержание наркомана в тюрьме обходится значительно дороже, чем проведение адекватных профилактических и реабилитационных программ.

Миронов В. Ф.: А сколько может стоить лечение, скажем, в центре Маршака?

Надеждин А. В.: Мне не хотелось бы называть никаких цифр. Маршак – это один из частных операторов, который осуществляет достаточно традиционное медицинское лечение и достаточно традиционную психотерапевтическую реабилитацию.

Миронов В. Ф.: Тогда сформулируем вопрос так: в какую сумму может вылиться лечение наркомана?

Надеждин А. В.: Это очень сложно сказать. Все будет зависеть от того, что именно мы будем рассчитывать. Если брать рассчитанную на несколько лет реабилитационную программу с отрывом наркомана от социума, то это одно, если брать короткий курс детоксикации – это совсем другое. Скажите мне, что вам нужно, и я скажу, сколько примерно это будет стоить. Во всяком случае, услуги Маршака переоценены в десятки раз за счет рекламы.

Миронов В. Ф.: Мы открыли сайт консультационной службы, покажите, где здесь можно задать вопрос?

Надеждин А. В.: Прямо в соответствующем поле "Задать вопрос".

Алексеев А. В.: Что бы я хотел сказать относительно вашей ремарки о том, что Жириновский озвучил те или иные превентивные меры, связанные с Уголовным кодексом. Дело в том, что мы с Владимиром Вольфовичем общались еще в 2002 году, когда он говорил, что за употребление наркотиков надо расстреливать. Если всех за употребление наркотиков расстрелять, то у нас некому будет работать. Это – первое. Потом, для этого не нужно каких-то новых законов, я лично так считаю. У нас достаточно жесткое законодательство. Статья 228 части 1, 2, 3 и 4 Уголовного кодекса позволяют варьировать различные виды наказания. Давайте скажем, что мы только недавно освободились от такой новеллы как "перевозка наркотических веществ без цели сбыта", хотя мы прекрасно знаем, как все это инспирировалось, и как люди получали соответствующие сроки. Поэтому на сегодняшний день я считаю, что законодательства вполне достаточно. Для того, чтобы дифференцировать это законодательство есть правоохранительная система и система уголовного судопроизводства. Естественно, что, заявляя те или иные меры, направленные на ограждение граждан от употребления наркотических средств и психотропных веществ, надо сказать, что за последние пять лет там было сделано столько законодательных промахов, кстати, где тут законодатель Жириновский со товарищи? Это и хранение "разовых доз", причем "разовая доза" представляет собой достаточно большое количество наркотика, так называемый "чек". Поэтому говорить о том, что в рамках законодательных инициатив и Госдума и Совет Федерации сделали достаточно много промахов. Поэтому, на сегодняшний день, я считаю, что мы не можем заставить не употреблять наркотики тех людей, которые хотят это делать.

Миронов В. Ф.: Переходим к вопросам, пожалуйста, коллеги.

"Российская газета": Не могли бы вы рассказать подробнее относительно онлайн-консультаций? Кто обращается, сколько человек? Я имею в виду в первую очередь веб и "скайп". Я понимаю, что обращаются с вопросом "Что делать?". Это вопрос, конечно, серьезный, но какая помощь нужна в первую очередь, психологическая, юридическая. Обращаются ли взрослые, сами наркозависимые – хотелось бы узнать немного поподробнее о сути. И еще такой вопрос: Интернет-медицина, конечно, отстает, но существует ли что-то еще, кроме того, что мы видим? Как-то не вызывают доверия все эти форумы, где объясняют, что делать, если где-то закололо или заболело. Как все это можно упорядочить, и в каких направлениях здесь нужно работать?

Алексеев А. В.: Вы знаете, из нашей статистики, имеющейся на сегодня, можно сказать, что в основном вопросы задают бабушки и дедушки, мамы и папы. Причем действительно, больше, бабушки и дедушки. Что делать, если мой внук или внучка употребили наркотики? Это первое. И второе – куда лучше поместить, хотя я уже сегодня говорил, что поместить куда-либо наркомана на лечение представляется практически невозможным – нет стольких мест. Поэтому представляемые нами сегодня Интернет-технологии фактически помогут гражданам получить хотя бы какие-то справки, которые им жизненно необходимы. Что касается психологов, то они, как я уже сказал, работают у нас в режиме реального времени, с 9 до 20 часов ежедневно. Статистических данных по обращениям мы не приводим, я считаю не совсем корректным давать информацию о том, сколько человек обратилось и по какому поводу. На сегодня мы оказываем помощь практически всем желающим, если есть такая возможность в момент перегрузки линии. Любые граждане, которые обращаются со своими вопросами, ответы получают. Что касается юридических проблем, то очень большое количество вопросов возникло после передачи на "Радио России". Именно юридических проблем. Для того, чтобы разобраться в юридическом вопросе, это я вам говорю как адвокат Московской городской коллегии адвокатов, где я работаю уже четверть века, его надо очень скрупулезно изучить. Как правило, если ко мне обращаются, я хочу хотя бы услышать человека, а лучше всего ознакомиться с документами, реально их прочитать. Конечно, это сделать по ряду причин невозможно. Если граждане приходят на личный прием, это один вопрос, если они обращаются по телефону доверия или "скайпу", то ответить на вопросы можно вполне. Приведу конкретный пример. Буквально вчера ко мне обратился товарищ, сын которого получил три года лишения свободы, но он считал, что если он обратится к Президенту и Президент сына помилует, то все будет хорошо и отбыв полсрока, его сын выйдет на свободу. На самом деле все получилось совершенно по-другому. Получилось, что пенитенциарная система жестко стала в противовес и люди не смогли не то, что получить условно-досрочное освобождение или сократить срок наказания, хотя такая возможность, безусловно, есть, если человек ведет себя правильно и грамотно, не нарушает закона и режима. Этого можно добиться. В данном случае была определена неправильная тактика защиты. С ним было очень сложно разговаривать, у него практически случилась истерика. Отцу неправильно подсказали, как нужно себя вести в данном конкретном случае. Потому что ни Президент, ни кто-либо иной в такой ситуации, когда люди получают срок в три года, ни о каком помиловании речи вести не будет, если отсутствуют какие-либо чрезвычайные обстоятельства – онкологические заболевания, туберкулез, СПИД и тому подобное. Так что пожалуйста, наш адрес в Интернете narkomnarkom@mail.ru, narkominfo, у нас есть несколько адресов, есть логины и пароли "скайпа", и вам ответят на ваш вопрос в прямом доступе. Повторю также и телефон: 8-495-2-500-500, улица 3-я Тверская-Ямская, дом 26. Это рядом с метро "Маяковская". Пожалуйста, приходите на личный прием и вам окажут ту помощь, которая вам необходима.

Надеждин А. В.: Вы понимаете, мы, как организация-разработчик, начиная эту деятельность много лет тому назад, конечно озаботились и юридическими вопросами, и вопросами медицинского регламента при осуществлении такого рода помощи. Мы не ведем медицинскую деятельность, а снабжаем людей информацией медицинского характера. Мы не даем конкретные схемы лечения, мы не указываем препараты, мы не расписываем дозы. Мы определяем стратегию поведения обратившегося к нам человека. Психотерапевтической интервенцией мы или склоняем его к обращению за медицинской помощью, либо, может быть, к смене лечебной программы. Мы помогаем обратившемуся разобраться в своем состоянии и сделать так, чтобы помощь, которую он будет получать в реальной жизни, а не по Интернету, была адекватной. Мы не имеем права, не видя больного, не оценивая его состояния объективно, а видя перед собой только строчки текста, давать конкретные рекомендации по лечению – мы, в отличие от Александра Всеволодовича, не пользуемся "скайпом" или ICQ, потому что это очень большая нагрузка для нашего персонала. Мы получаем 30-40 обращений в день, и если на каждое собеседование наш психиатр-нарколог будет тратить по 30-40 минут, вы представляете, сколько это отнимет времени. Мы просто не сможем набрать такое количество персонала и не сможем существовать экономически. И еще очень важный вопрос. Учитывая то, что мы – разработческая организация, мы подготовили соответствующие методические рекомендации по теории и практике медицинской наркологической деятельности по консультированию в Интернете лиц, страдающих от наркомании, алкоголизма и табакокурения. Они были сделаны по заказу Федеральной службы по контролю за наркотиками, сейчас мы делаем их творческую переработку для Министерства здравоохранения и думаю, что они будут изданы, дойдут до территорий и будут способствовать более массовому разворачиванию такой деятельности.

Миронов В. Ф.: Александр Всеволодович, вы сейчас провели достаточно активную рекламную акцию.

Алексеев А. В.: Это не рекламная акция, у нас благотворительный фонд.

Миронов В. Ф.: Давайте позвоним по телефону вашей "горячей линии" и просто спросим у специалиста, сколько звонков сегодня туда поступило.

Алексеев А. В.: Вы знаете, мы не фиксируем данной ситуации.

Миронов В. Ф.: Хорошо, просто позвоним.

Алексеев А. В.: Пожалуйста, сейчас я позвоню. Занято.

Миронов В. Ф.: Понимаете, существует такая проблема, что телефоны даются, а дозвониться по ним невозможно. Мы уже столкнулись с такой проблемой на днях, когда проводили пресс-конференцию, посвященную трагическим событиям – взрывам в метро. У нас был известный психолог Кикелидзе, который тоже дал ряд телефонов экстренной психологической помощи, дозвониться по которым так и не удалось.

Алексеев А. В.: Конечно. Вы по ним и не дозвонитесь.

Миронов В. Ф.: Но ведь этот вопрос надо как-то решать? Может быть, именно при помощи Интернета?

Алексеев А. В.: А как вы его можете решить? Я вам объясню. Давайте говорить с той точки зрения, что здесь нужно государственное финансирование. У меня, допустим, есть две телефонные линии. Вот только что Алексей Валентинович говорил, что у них 40 обращений в день. Как может одна телефонная линия ответить на всю страну? Нет такой возможности! Простите, тут надо платить господину Медведеву, господину Путину, надо конкретно выделять деньги на Интернет-технологии. Иначе все это, извините, треп.

Миронов В. Ф.: Да, мы вводим людей в заблуждение.

Алексеев А. В.: Мы не вводим людей в заблуждение, у нас просто ограниченные возможности. Вы помните, что было, когда произошли взрывы? Люди не могли дозвониться. Это невозможно сделать!

Надеждин А. В.: Понимаете, когда мы выезжаем на улицы города, которые предназначены для движения, мы же порой упираемся в пробки? Вот так же и здесь. У нас иногда задержка по ответам доходит до двух-трех дней, потому что операторы не могут обработать такое количество вопросов, а закрыть эту деятельность из-за того, что людям приходится ждать, тоже нельзя. Потому что эта работа ведь тоже кому-то нужна. Она у нас также бесплатна, а увеличивать количество операторов мы тоже не можем, потому что это финансы, это бюджет. Работу мы ведем бесплатно, только ставя перед собой, скажем так, некоторые исследовательские медицинские цели. То, что услуга плохо доступна из-за недостатка финансирования, еще не значит, что она не должна существовать. Точно так же и раздача гуманитарной помощи – вы знаете, бесплатного всегда не хватает. Как мне кажется, это не повод не раздавать гуманитарную помощь.

"Голос России": Все-таки не совсем понятно. Вначале вы сказали, что эти Интернет-услуги рассчитаны на тех, у кого нет возможности прибегнуть к медицинской помощи – нет врачей и тому подобное. В то же время, вы сейчас сказали, что консультаций по Интернету вы не даете. Тогда совершенно непонятно что делать тому человеку, у которого и медицинского персонала нет, и схему лечения ему не дадут.

Надеждин А. В.: Вы меня не совсем поняли. Мы даем консультации по Интернету, но мы не осуществляем медицинских услуг по Интернету. Мы не можем, не посмотрев больного, назначить ему лечение. Но мы можем осуществить психотерапевтическую интервенцию. Зная, примерно, ресурсы той или иной территории, того или иного субъекта Российской Федерации, мы можем предложить ему направиться в то или иное бесплатное учреждение, которому мы доверяем. Мы можем помочь, поддержать его психотерапевтически, мы можем рекомендовать ему обратиться в общественную организацию, которая оказывает бесплатную помощь при наркомании, будь это религиозный центр при православной церкви, община "МОНАР", которая помогает лицам, страдающим наркоманией. В каждом регионе, каждом субъекте подобные структуры есть. Но, вы понимаете, что лицо, страдающее наркологическим заболеванием, подвергается психосоциальной стигматизации, и, поэтому, очень боится огласки. Оно боится вступить в контакт с официальными структурами в силу боязни попасть на наркологический учет, боязни оказаться в зоне внимания правоохранительных органов – тебе подкинут наркотики и посадят в тюрьму. Существует боязнь быть униженным и оскорбленным, потому что люди зачастую грубы и невоспитанны и не склонны вникать в чужие проблемы. Наша задача – помочь человеку преодолеть эти опасения, и направить его туда, где он сможет получить помощь, или, на худой конец, поддержать. К нам же приходят и такие письма: "Я очень устал и хочу покончить жизнь самоубийством. Помогите мне". Это ведь тоже консультация. И задача оператора, имеющего перед собой только клавиатуру и текст письма – отговорить его.

Алексеев А. В.: Алексей Валентинович говорил немного о другом. Я-то говорю о "скайпе", то есть вы можете в режиме реального времени получить у реального сертифицированного психолога реальную консультацию, только через Интернет, через телевизор, если угодно. А это – совсем другое. Поэтому, если вы имеете на станции Зима какое-то оборудование, которое позволит вам выйти к нам сюда, в Москву, на 3-ю Тверскую-Ямскую и получить соответствующую консультацию, вы в режиме реального времени эту консультацию получите.

Надеждин А. В.: Александр Всеволодович, рецепт мы все равно по "скайпу" не выпишем, это не есть факт медицинского освидетельствования.

Алексеев А. В.: Мы вообще не лечим. Мы – благотворительный фонд профилактики и реабилитации не лечим. Для этого есть соответствующие законы, и есть соответствующие государственные медицинские учреждения, которые могут лечить, давать рецепты и так далее и тому подобное. Мы можем давать психологическую консультацию, социологическую консультацию, адвокатскую консультацию – не более того. Даже консультацию нарколога мы не даем.

Надеждин А. В.: Есть еще феномен "первого шага", когда человек осознает проблему, когда он осознает, что попал в неприятную ситуацию и ему очень трудно решиться привлечь других людей для решения своей проблемы. Вот мы и помогаем сделать этот первый шаг. Это мне кажется очень важным. И фонд "Нарком" тоже помогает делать этот первый шаг.

"Российская газета": Еще один вопрос, может быть несколько в другом направлении. Дело в том, что Интернет – это не только помощь, но и большая опасность в плане наркомании. Есть очень много ресурсов, на которых совершенно открыто ведется пропаганда так называемых "легких" наркотиков. Если человек наткнулся на такой сайт, он может обратиться в фонд "Нарком" и сказать, чтобы на подобный сайт обратили внимание милиции, или вы не работаете в этом направлении?

Алексеев А. В.: Вы знаете, для этого существует Наркоконтроль, который должен за этим следить. У них есть штатные люди. Есть и другие силовые органы, милиция, в конце концов. Если мы такую информацию получаем, то мы, безусловно, можем довести ее до правоохранительных органов, но я думаю, что пытливые умы больше нас знают, что и где можно получить. Помните 101 способ сделать самогон из табуретки?

Надеждин А. В.: Хотел бы дополнить. Мы начали с инициативы ЛДПР относительно того, что наркоманов надо посадить. У нас просто отвратительное, слабое, отсутствующее законодательство, вменяющее ответственность за пропаганду наркотиков. У нас неработающая, беззубая статья кодекса об административных правонарушениях. Вместо того, чтобы сажать наркоманов, лучше бы сделали реальное законодательство, которое бы позволяло бороться с прямой пропагандой наркотиков. Если бы его перевели из административного состава в уголовный – пользы было бы больше. Но меньше популизма.

Миронов В. Ф.: Алексей Валентинович, хотел бы спросить у вас. Достаточно ли у нас антинаркотической пропаганды и рекламы? Считаете ли вы, что работу в этом направлении нужно активизировать?

Надеждин А. В.: Ее надо активизировать, потому что она практически отсутствует. У нас существует всего несколько Интернет-порталов и несколько изданий, которые занимаются профилактикой здорового образа жизни в области наркологии. Это журнал Константина Галузина "Нарконет", это газета "Пока не поздно", которую издает фонд "Нарком", кроме того есть сайт "Нет – наркотикам" и, по-моему, все. Больше на 150-миллионную страну ничего нет. Всего три издания, причем финансируются они абы как и, в основном, из собственных источников. По-моему, только "Нет – наркотикам" поддерживается Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям.

Миронов В. Ф.: А если обратиться к зарубежному опыту – есть какие-нибудь показательные примеры?

Надеждин А. В.: Есть показательные примеры. У них огромные средства выделяются для проведения кампаний и акций социальной рекламы. Это производится как на телевидении, так и на улицах городов, с помощью внедрения модулей пропаганды в учебные пособия. Если взять совокупное эфирное время, по которому крутятся ролики антинаркотической, антиалкогольной и антитабачной рекламы, допустим, в Америке и у нас – оно просто несопоставимо. Причем они делают очень интересно – у них это проводится не только в рамках федеральных программ, но и в рамках программ штатов. Если, допустим, в Монтане наблюдается вспышка потребления амфетамина среди подростков, то Монтана запускает огромный проект – кстати, информация о нем есть в Интернете, прекрасные билборды "Монтана против амфетамина". Если в Калифорнии возникают проблемы с потреблением "экстази", они запускают проект, связанный с "экстази", который включает в себя графическую рекламу, радиорекламу, телевизионную рекламу. У нас удачных антинаркотических медийных кампаний было всего три. Они были проведены по центральному телевидению в рамках Федеральной целевой программы – и все. Больше ничего не было.

Миронов В. Ф.: Вы, как представитель Министерства здравоохранения...

Надеждин А. В.: Я – не представитель Министерства здравоохранения, а сотрудник подведомственного ему учреждения.

Миронов В. Ф.: Хорошо, как сотрудник, вы стучитесь в высокие кабинеты? Доходит ли до их владельцев ситуация?

Надеждин А. В.: Да, мы предлагаем, и, если нам предоставляется такая возможность, мы изучаем проблему, мы принимаем участие в разработке антинаркотической рекламы, потому что, если это оставить на откуп изготовителям рекламы, то получается то же самое, как и в известной антитабачной кампании, где ребенка прижигали сигаретой. Это же глупость. При детях все равно курить не перестанут, а шоковое воздействие и какое-то культивирование садизма – оно очевидно.

"Нет – наркотикам": Скажите пожалуйста, какой у вас задействован штат сотрудников, учитывая то, что вы планируете работать по 12 часов и консультировать в режиме "онлайн"?

Алексеев А. В.: Два консультанта.

"Нет – наркотикам": Это и психолог, и специалист по социальной работе, и юрист?

Алексеев А. В.: Да.

Миронов В. Ф.: Это – ваши конкуренты?

Надеждин А. В.: У нас нет конкуренции, и никогда не было. В такой области, как профилактика наркотиков, конкурентов не существует.

Миронов В. Ф.: А у вас сколько сотрудников, хотелось бы мне спросить у коллеги?

"Нет – наркотикам": Врач психиатр-нарколог, врач-невролог, специалист по социальной работе, психолог и юрист.

Алексеев А. В.: Для того, чтобы эта тема развивалась, для того, чтобы были выделены какие-то субсидии, нужно иметь не только программу города или деревни, нужно иметь государственную программу. У нас на сегодняшний день нет закона о профилактике. У нас есть нормативный документ 2006 года – закон о профилактике города Москвы, но это, так сказать, акт ведомственного, ограниченного юридического поля. Поэтому, на сегодняшний день, если у нас с вами нет четкой программы профилактики, нет четкой программы, которая бы являлась федеральным законом о профилактике – то о чем тут вообще говорить. Достаточно посмотреть, что мы уже в течение 10 лет работаем с изданием "Пока не поздно", "Пока не поздно – Москва" и бюллетенем благотворительного фонда. У нас 26 членов ГАК – государственного антинаркотического комитета. Из них нам ответили только 6 человек – остальные даже не удосужились. Вопросы мы задавали следующие: "Чем вы занимаетесь? Что вы делаете? Какие ваши возможности?" Эта структура подчиняется непосредственно Президенту Российской Федерации. Члены ГАК просто не желают разговаривать – я уже не говорю о чем-то другом. В марте 2009 года, если мне не изменяет память, Президент выступил с идеей объединения гражданского общества, благотворительных фондов, коммерческих и некоммерческих организаций, и постараться, как говорится "всем миром" переломить ситуацию. А ситуация критическая – до сих пор мы не услышали, сколько в стране наркоманов. 5 миллионов, 6? А почему не 15? Вот я лично считаю, что 15. Мы разработали алгоритм "золотого сечения" и получили с вами результат, что у нас 15 миллионов. Более того, это было 4 миллиона, а господин Брюн говорил нам, что у нас полтора миллиона наркоманов в городе Москве – сейчас он, правда, этого не говорит. Мы задаем ему вопрос, а сколько, все-таки, господин Брюн, у нас в Москве наркоманов? Было такое независимое исследование, проведенное господином Замуруевым в агентстве то ли "Новый город", то ли "Старая площадь", я сейчас не помню точно названия. Там было указано 4,5. Так сколько же их всего, простите? Никто толком этого не знает, потому что надо проводить мониторинг. Для того, чтобы проводить мониторинг, нужно платить деньги – то есть, требуются деньги. А никому это просто не интересно. И, более того, если мы будем сейчас говорить о том, что у нас 5 миллионов наркоманов, а потом нам по системе ВОЗ будут говорить, что это еще нужно умножить на 10 – так сколько же их всего?

Миронов В. Ф.: Понятно. Если бы спросил Президент – то все сразу бы выяснили. Есть еще вопросы? Если нет, то я попросил бы вас, Алексей Валентинович, обратиться к представителям прессы, пока они еще не разошлись.

Надеждин А. В.: Тема пресс-конференции очень частная – это вопросы Интернет-консультирования, а мы все время заваливаемся на глобальные проблемы, связанные с профилактикой употребления наркотиков и борьбой с их незаконным оборотом. Мы, на самом деле, собрались здесь, преследуя с Александром Всеволодовичем только одну цель: обратить внимание прессы и людей на нашу скромную деятельность и на наши скромные инициативы, чтобы подобных форм работы, которые бы способствовали улучшению качества помощи лицам, страдающим от приема наркотиков, в нашей стране было бы больше и чтобы средства массовой информации обращались к этой проблеме чаще, конструктивно и позитивно. Все, вот основная наша задача. Нам кажется, у нас это получилось.

Миронов В. Ф.: Несомненно, у вас это получилось. Я благодарю за участие в пресс-конференции наших уважаемых гостей, спасибо всем за участие в пресс-конференции и до новых встреч в РИА "Новости".

Надеждин Алексей Валентинович
ведущий научный сотрудник МНПЦ наркологии ДЗМ

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2022 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования