Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Производство опийных наркотиков (героина) в Афганистане: инфраструктура наркобизнеса. Часть 1

26 февраля 2006 :: Игорь Игоревич Хохлов, научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук

Более четырех лет назад 7 октября 2001 года США и Великобритания начали на территории Афганистана "контртеррористическую операцию" против международной террористической сети Аль-Каида (Аль-Каеда аль-Сульбах) и ее руководителей Усамы бен Ладена (шейха Осамы бин Ладена) и Аймана аз-Завахири. Декларированные США и Великобританией цели "антитеррористической операции" так и не были достигнуты – организационная и финансовая структуры международной исламистской сети Глобальный джихад Салафи не пострадали, а ни один из крупных руководителей Аль-Каиды так и не был задержан или ликвидирован.

При этом именно после начала операции США и падения режима талибов в Афганистане начался рекордный рост производства опиума (опия-сырца – наркотического сырья для производства героина), который осенью 2005 года приблизился к рекордной отметке 15 000 тонн ежегодно.

После начала "контртеррористической операции" на территории Афганистана в октябре 2001 года и последовавшего за ней падения режима талибов, эта страна опять вышла на первое место по производству наркотиков опийной группы, в первую очередь, героина.

Уже в 2002 году рост производства опия-сырца, а, следовательно, и героина, составил 1400% и был достигнут объем середины 1990-х годов, когда на территории Афганистана было сосредоточено около 70% посевов опийного мака. В 2001 году (последний год правления движения "Талибан" в Афганистане) было собрано 185 тонн опия-сырца, в 2002 году уже 1900-2700 тонн, в 2003 – более 7000 тонн (87% мирового потребления и почти 100% потребления в Европе), в 2004 – 12 000 тонн, а ожидаемый суммарный объем произведенного опия в 2005 году – более 15 000 тонн.

Данные об общих объемах производства опия-сырца и, следовательно, конечного продукта – героина, достаточно достоверны, так как собираются на основе спутниковой разведки посевов опиумного мака. Расхождение в данных, предоставляемых организацией Программа контроля за наркотиками ООН (United Nations Drug Control Programme) и DEA (the U.S. Drug Enforcement Administration – аналог российского Госнаркоконтроля) незначительно и связано с различными методиками подсчетов площади посевов опийного мака и урожайности опия с гектара опиумных посевов.

За прошедшие пять лет наркодельцы создали полноценную производственную, кредитно-финансовую и банковскую инфраструктуру, которой могли бы позавидовать лидеры мирового бизнеса. Была создана отлаженная схема сбора урожая опийного мака и опия-сырца, его централизованная доставка на пункты складирования, переработка в морфий и героин, а также дальнейшая доставка по отлаженным маршрутам в страны-потребители.

Традиционно производство опийных наркотиков было сосредоточено в трех районах: Золотой полумесяц (Golden Crescent – Афганистан, Пакистан и Иран), Золотой треугольник (Golden Triangle – Мьянма, Таиланд и Лаос) и Центральная Америка (Central America – Колумбия, Венесуэла, Боливия). Если регион Центральной Америки никогда не играл лидирующей роли в мировом производстве опия-сырца и героина, сосредоточившись на выращивании куста коки и экстрагировании кокаина и крэка, то Золотой полумесяц и Золотой треугольник на протяжении всей второй половины XX века оспаривали сомнительное первенство в объемах производства опийных наркотиков.

Интенсивный рост посевов опийного мака и производства героина в Афганистане с конца 2001 года разорил производителей опийных наркотиков в странах Золотого треугольника (Мьянме, Таиланде и Лаосе). Объяснение этого феномена лежит в чисто экономической плоскости – в начале 2000-х годов оптовая цена диацетилморфин-основания (основания героина) в Бангкоке – крупнейшем торгово-расчетном центре азиатского наркобизнеса – составляла 10 000 долларов за килограмм, а в Читрале (перевалочный пункт на афгано-пакистанской границе) и Карачи (транзитный узел перед отправкой героина морем по "южному пути") – 650 долларов за килограмм высококачественного диацетилмофин гидохлорида (гидрохлорида героина). Таким образом, можно со всей уверенностью говорить о том, что с 2003 года Афганистан стал мировым монополистом в производстве героина.

C начала 1980-х и до конца 1990-х годов выращивание опийного мака и ректификация (первичная очистка) опия-сырца производились преимущественно в районах, населенных таджикским и пуштунским населением, – в Гильмендской долине и в районе городов Файзабад, Кундуз, Кандагар, Джелалабад и Фарах. Дальнейшая переработка афганского опиума осуществлялась в соседних странах, обладающих соответствующей химической промышленностью.

Первые месяцы после начала "контртеррористической операции" США и Великобритании в октябре 2001 года ознаменовали собой полное изменение ситуации в Афганистане. В настоящее время выращивание опийного мака и экстрагирование опия-сырца происходит на всей территории Афганистана, а в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, городах Кундуз и Файзабад был создан замкнутый промышленный цикл, включающий в себя выращивание опиумного мака, экстрагирование опия-сырца, его переработку в морфий, основание героина и далее в конечный продукт – героин гидрохлорид (диацетилморфин гидрохлорид); его складирование и крупнооптовую реализацию на героиновых рынках пакистанского Читраля и афганского Кандагара.

В городе Кандагар была развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущие урожаи опийного мака. В течение считанных лет были организованы промышленные поставки минеральных удобрений и прекурсоров (ингредиентов для изготовления героина) с химических заводов в Пакистане, начато расширение посевов опиумного мака за счет других сельскохозяйственных культур (пшеница, кукуруза, ячмень, рис).

Афганские производители стараются с максимальной эффективностью использовать ситуацию, сложившуюся после падения режима талибов, для возвращения на временно потерянные рынки в странах Юго-Восточной и Центральной Азии, Восточной и Западной Европы, суммарное число потребителей на которых превышает 20 млн. человек, что по оценкам Программы контроля за наркотиками ООН (United Nations Drug Control Programme), составляет около двух третей от мирового числа опийных наркоманов (наркозависимых, употребляющих опиум, морфий и героин).

В начале "контртеррористической операции" на территории Афганистана администрация Буша смотрела сквозь пальцы на стремительный рост производства героина, так как это создавало проблемы для вышеупомянутых стран, но не для самих США – внутренний американский наркорынок оставался традиционно недоступным для афганских производителей. В результате подобной политики героиновый поток хлынул из Афганистана с новой силой.

В 2001-2002 годах резкий рост производства опиатов еще никак не сказывался на ситуации внутри США, однако уже в 2003 году DEA (the U.S. Drug Enforcement Administration) было отмечено появление на территории США больших партий героина, распространяемого через таджикские и пуштунские этнические общины, при этом были зафиксированы случаи использования инфраструктуры колумбийских и боливийских кокаиновых наркокартелей для распространения афганского героина.

Представляется наиболее вероятным, что подобная близорукая политика США на начальном этапе операции в Афганистане была связана как с попытками переложить издержки на страны Европы и Азии, являющиеся традиционными рынками сбыта афганского опия, так и с игнорированием объективной экономической и социальной ситуации в самом Афганистане.

Производство наркотиков опийной группы составляет основу экономики и является единственной конкурентоспособной статьей экспорта этой беднейшей страны. По разным оценкам, от полумиллиона до двух миллионов афганцев заняты выращиванием опийного мака, экстрагированием опия, транспортировкой, переработкой и доставкой героина. В 2004 году оборот героинового рынка в Афганистане составил астрономическую для отсталой страны третьего мира цифру в 25 млрд. долларов, ожидаемая в 2005 году цифра – 30-32 млрд. долларов (для сравнения – федеральный бюджет Российской Федерации в следующем после дефолта 1999 году составлял чуть более 20 млрд. долларов).

История наркобизнеса в странах золотого полумесяца

В течение последних тридцати лет ситуация с производством опиумного мака и изготовлением героина и морфия в странах золотого полумесяца – Афганистане, Пакистане и Иране – неоднократно менялась в зависимости от изменения внутриполитической ситуации.

Иран в течение десятилетий являлся основным транзитным пунктом для вывоза наркотиков из Афганистана в Турцию, далее в Европу (Францию и Италию), где опий-сырец перерабатывался в героин. Если Афганистан в силу благоприятных природных условий и отсутствия иных источников доходов у населения стал основным производителем опийного мака, то Иран сосредоточился на транзите – этому способствовало наличие открытого выхода к морю, которого нет у Афганистана, а также развитая портовая и автодорожная инфраструктура.

После победы в Иране исламской революции в 1979 году и укрепления к середине 80-х годов власти Тегерана в приграничных провинциях Ирана, был объявлен джихад ("священная война") наркотикам, ужесточено законодательство, в 1989 г. парламент принял закон, предусматривающий смертную казнь за торговлю наркотиками, созданы и специально обучены отряды Национальной исламской гвардии, первоочередной целью которых было пресечение транзита опия из Афганистана в Турцию.

Как пишет известный исследователь проблем наркопреступности, координатор международного антинаркотического Проекта ООН "Ошский узел" полковник Александр Зеличенко "в горы, где никто не живет, и этим ловко пользуются контрабандисты, проложено 4,5 тысячи километров бетонных автодорог, чтобы оперативно маневрировать силами и средствами. Ущелья, тропы вдоль границы патрулируют вертолеты. Иран – не очень богатая страна. Но она пошла на такие затраты, чтобы сохранить здоровье и генофонд нации, поднять свой престиж на международной арене. Эти усилия были поддержаны ООН, выделившей за счет стран-доноров целевым назначением несколько миллионов долларов на осуществление антинаркотических мероприятий в Иране".

В настоящее время на восточной границе Ирана с Афганистаном граница оборудована таким образом, что ее несанкционированное пересечение практически невозможно.

Помимо обычных мер пограничного контроля (контрольно-следовая полоса, колючая проволока, технические средства наблюдения, а также воздушное и наземное партулирование), этот участок границы перекрыт глубокими рвами, непреодолимыми как для транспортных средств, так и вьючных животных.

Таким образом, пример Ирана наглядно демонстрирует, как, при наличии политической воли, возможно в течение нескольких десятилетий решить проблему наркобизнеса даже в стране, традиционно являвшейся ключевым узлом международной наркоторговли.

Прямо противоположным образом развивалась ситуация в другой стране золотого треугольника – Афганистане. До середины семидесятых годов прошлого века использование опиумного мака в Афганистане носило, в основном, хозяйственный характер: сухая трава использовалась в качестве корма для скота, из семян варили мыло, из стеблей – растительные красители. Употребление опиума в качестве дурманящего средства строго контролировалось на уровне общин. Незначительная часть годового объема афганского опиума экспортировалась в Иран и Турцию – от 200 до 400 тонн. Говорить о наличии наркотического рынка в этот период афганской истории неправомерно.

Ситуация изменилась в 1970-е годы, когда ряд событий, произошедших на протяжении всего одного десятилетия, нарушил хрупкий баланс, существовавший в Афганистане с 1929 года. В 1973 году находившийся на лечении в Италии король Захир-Шах был свергнут своим двоюродным братом премьер-министром Дауд Ханом.

Через пять лет в ходе переворота 28 апреля 1978 года был убит Дауд Хан, а власть захватили две марксистские партии – таджикский Халк ("Народ") и пуштунский Парчам ("Знамя") – образовавшиеся в 1966 году в результате раскола Народно-Демократической партии Афганистана. Между лидером партии Халк президентом Тараки и его сподвижником из партии Парчам – Бабраком Кармалем возник конфликт, приведший к серии политических убийств и начале осенью 1979 года гражданской войны, не прекратившейся по сей день. В декабре 1979 года дворец нового президента Афганистана Хафизуллы Амина был захвачен советским спецназом и в декабре 1979 года в страну были введены советские войска.

Противники кабульского режима и советских войск получали достаточно оружия и другой помощи, и не нуждались в опиумных доходах (в середине восьмидесятых годов помощь афганским моджахедам со стороны США, Китая, Пакистана и международных организаций превышала 300 млн. долларов в год, в то время как торговля наркотиками приносила не более 20 млн.), однако ослабление власти Кабула, как в центре, так и на местах, развязывало руки контрабандистам; крестьяне, обрабатываемые площади которых сократились из-за систематических бомбардировок и артобстрелов, были вынуждены заняться выращиванием более рентабельной культуры, чем традиционные для Афганистана злаковые (пшеница, кукуруза, ячмень, рис, пшеница, картофель, миндаль). Для сравнения – гектар опийного мака приносит такой же доход, как 40 гектаров хлопка.

В первую очередь, выращиванием опийного мака и ректификацией опиума занялись в районах, населенных таджикским и пуштунским населением – в Гильмендской долине, а также в районе городов Файзабад, Кундуз, Кандагар, Джелалабад и Фарах. Эти районы были удобны тем, что находились под контролем моджахедов и пакистанской армии.

Дальнейшая переработка афганского опиума в морфий и героин осуществлялась в соседних странах, обладающих соответствующей химической промышленностью – Пакистане, Турции, Иране (до середины 1980-х), а также европейских странах – Франции и Италии.

В 1980-е годы существовало два основных маршрута транспортировки опийных наркотиков (опия-сырца, морфия и героина): западный (Джелалабад – Кандагар – провинция Гильменд – Захедан – Тегеран – Тебриз – Стамбул – Европа) и южный (Пешавар – Карачи – морем или самолетом в Европу – на Ближний Восток – Азиатско-Тихоокеанский регион). Популярности южного маршрута способствовал тот факт, что в Пакистане проживает большая пуштунская диаспора (2-3 млн. человек), тесно связанная со своими родственниками в Афганистане. Менее популярным, но все равно значительным по объемам был маршрут, пролегавший по территории Индии с перевалочным пунктом в пакистанском Суккуре.

В течение 1980 годов пакистанская наркомафия сочла более выгодным переориентироваться с транспортировки сырья на его переработку и на поставки конечного продукта в ту же Европу и другие регионы. Постепенно Пакистан сам стал крупным региональным производителем героина и прекурсоров (компонентов для производства наркотика), а уже в начале 1980-х годов в северо-западной (город Читраль) и южной (Карачи) частях Пакистана была развернута сеть лабораторий по производству высококачественного героина.

Таким образом, в 1970-х–1980-х годах были заложены основы нынешней инфраструктуры наркобизнеса на стыке восточных районов Афганистана и северо-западных Пакистана.

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования