Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Кристер Браннеруд: "У всех нас одна общая цель – противостоять охватившему всю Европу движению за легализацию наркотиков"

21 июня 2003

Мы продолжаем знакомить вас с материалами десятой юбилейной конференции мэров городов – членов ECAD – "Антинаркотическая политика на распутье", прошедшей в Стокгольме 15-17 мая 2003 года. Сегодня слово имеет Кристер Браннеруд, Старший инспектор полиции, Отдел расследования преступлений, бригада по сбору разведданных о распространении наркотиков (Стокгольм).

Дамы и господа!

Прежде всего, я хотел бы поблагодарить г-на Торгни Петерссона за приглашение. Для меня, в самом деле, почетно стоять здесь перед вами, столь представительной аудиторией. Я думаю, что у всех нас, собравшихся в этом зале, одна общая цель, а именно, противостоять охватившему всю Европу движению за легализацию наркотиков. Именно поэтому работа ЭКАД является столь важной. Она должна получить поддержку на самом высоком уровне, начиная с политиков и правоохранительных органов в европейских странах. Слишком много людей ныне демонстрируют свою некомпетентность, поддерживая требование легализации различных наркотиков. К сожалению, кое-кто из так называемых "общественных деятелей" тоже может быть членом определенных групп людей, заинтересованных в легализации наркотиков. Поэтому, пожалуйста, продолжайте вашу важную, столь высоко ценимую и вызывающую уважение деятельность. Я один из ваших сторонников. И не забывайте, что большинство европейцев поддерживает вас.

Прежде чем начать свой доклад, я хотел бы вкратце рассказать о себе. Я офицер шведской полиции, возвратившийся в Швецию в январе нынешнего года после семи с половиной лет службы в штаб-квартире Интерпола в Лионе (Франция). С 15 лет я занимался борьбой с распространителями наркотиков. Работать в полиции я начал с 1979 года. В 1987 году в Стокгольме я поступил на службу в группу по борьбе с наркотиками, что заложило основы для моей будущей деятельности на поприще борьбы с наркотиками. С тех пор я почти исключительно занимался связанными с этим вопросами. В 1995 году я включился в международную деятельность, начав работу в группе по борьбе с наркотиками при штаб-квартире Интерпола. За время службы в Интерполе мне доводилось координировать многочисленные операции против распространителей наркотиков в различных этнических группах, включая нигерийцев, колумбийцев, албанцев и турок. К регионам, которыми мне пришлось заниматься, кроме стран Северной Европы, относились Россия, Украина, Беларусь, государства Балтии и Центральной Европы. Три года я работал на Балканском полуострове, оказывая содействие полиции различных стран в создании подразделений антинаркотической разведки.

Когда я вернулся на работу в шведскую полицию, меня спросили, не заинтересует ли меня идея возглавить проект под названием "CASE", которое расшифровывается как "Полномасштабные действия против синтетических наркотиков в Европе". Это проект борьбы против наркотиков, начатый в прошлом году под эгидой Европейского Союза. Я упоминаю о нем потому, что разворачивание этого проекта демонстрирует поддержку со стороны Совета Европы усилий по борьбе с распространением наркотиков в странах Европейского Союза. В конце своего доклада я еще вернусь к этому проекту.

В последние два года моей работы в штаб-квартире Интерпола я сосредоточил свои усилия на контроле потока белого героина из Афганистана через страны Центральной Азии и территории России в Европу. Этот маршрут известен как "Северный маршрут", и это также один из поводов для меня выступить перед вами сегодня. Торгни просил, чтобы я поделился с вами опытом своей работы в среднеазиатских странах и рассказал о возникновении в будущем угрозы, исходящей от "Северного маршрута". Вместо того чтобы рисовать картину черной краской, я постараюсь убедить вас в том, что объединив усилия правоохранительных органов, ООН и неправительственных организаций, мы сможем принять действенные меры. Я расскажу вам о подготовке к созданию платформы для совместной деятельности в странах, являющихся источником наркотиков, их транзита и адресантами. Я решил не утомлять вас статистическими данными и графиками, и в своем докладе постараюсь, как бы мы сказали, "действовать оперативно". Я представлю вам концепцию совместного международного сотрудничества в рамках проекта, известного под названием "Проект Нгеро", то есть "Северный героиновый путь". Проект стал результатом совместной инициативы Финляндии и Швеции и станет иллюстрацией того, какие меры могут быть предприняты для отражения атаки со стороны тех, кто пропагандирует освоение новых маршрутов доставки наркотиков. Но прежде чем познакомить вас с проектом "Нгеро", я считаю необходимым сообщить вам последние данные о ситуации с наркотиками в Средней Азии, и в первую очередь – в Афганистане и Таджикистане.

Многое изменилось после событий 11 сентября. После уничтожения башен-близнецов в Нью-Йорке стало еще более очевидным то, что деятельность по распространению наркотиков из Афганистана, "подпитывает" международные террористические организации. Это означает, что мы должны придать первостепенное значение осуществлению контроля за ситуацией в области наркотиков в Средней Азии.

Присутствие американских войск в Афганистане существенно изменило ситуацию для тамошних наркобаронов. Большое количество подпольных лабораторий по производству героина в юго-восточной части страны было разукомплектовано или разрушено союзными войсками. В результате этого наркобароны перенесли свои лаборатории в северо-западный Афганистан, разместив их вдоль тянущейся на 1 400 км границы с Таджикистаном. Огромные запасы героина фабричного качества были обнаружены по обе стороны границы. Но существовали ли тогда какие-либо возможности установить трансграничные контакты? Да, существовали. По некоторым оценкам, 70 000 жителей Таджикистана покинули страну во время гражданской войны 1991-1992 г.г. и перебрались в Афганистан. Там некоторые из них вступили в контакт с афганскими торговцами наркотиками. Таким образом, была образована система трансграничных контактов.

"Северный маршрут" имеет ряд преимуществ по сравнению с традиционным – балканским. Для тех, кто не знает, "Балканский маршрут" – это "южный путь" доставки героина, морфия и опиума из Афганистана. Доставка наркотиков из Афганистана осуществляется через Пакистан, для чего приходится пересекать хорошо укрепленную пограничниками границу с Ираном, затем с Турцией и достигать складов в балканских странах – Болгарии, Румынии, Македонии, Чешской республики – прежде чем доставщики наркотиков достигнут Западной Европы. Это требует больших усилий и является весьма рискованным делом для тех, кто их доставляет. Поскольку афганские наркобароны были вынуждены перенести свою деятельность с юга на север, они, кажется, с удивлением увидели, что доставлять героин по "северному пути" значительно проще, нежели используя традиционный балканский маршрут. Границы в Средней Азии и России гораздо более прозрачные. Благоприятная ситуация в отношении языка также является важным аспектом, облегчающим криминальную активность. Можете себе представить – на всем пути по "Северному маршруту" из Афганистана вплоть до границ Норвегии можно говорить на одном и том же языке

Производство опиума в прошлом году, наверное, достигло своего максимума за всю историю. Это был рекордный урожай. После спада производства в 2001 году, последовавшего после запрета Талибаном разведения опиума, в 2002 году его производство снова возросло. По оценкам ООН, было собрано от 3200 до 3600 тонн опиума-сырца. Масштабы его разведения возросли на территориях, прилегающих к северным границам Афганистана со среднеазиатскими странами.

Следующие цифры подтверждают информацию об увеличении роста производства опиума. В 2002 году Таджикистан конфисковал почти 4 тонны героина, то есть такое же количество, что и в предыдущем году. По состоянию на 1 марта 2003 года в Таджикистане было конфисковано уже более 1100 тонн героина, против 415 килограммов в тот же период прошлого года. Это поистине резкий рост. И что же будет к концу нынешнего года? Никто не знает, с какой бедой нам пришлось столкнуться. Тревожные отчеты и статистика подтверждают необходимость концентрации усилий и определения приоритетов в решении этой гигантской проблемы совместно с международным сообществом. Имейте, пожалуйста в виду, что лишь 5 лет назад – в 1998 году – в Таджикистане было конфисковано 271 кг героина, с последующей конфискацией 700 кг в 1999 году. Затем в 2000 году это количество составляло уже 1900 кг и удвоилось в следующем году, когда было конфисковано уже 4239 кг. Что сделано в Таджикистане? ООН выделила средства и направила туда персонал для оказания содействия в борьбе с наркотиками. С 1998 года по настоящее время в Таджикистане действует целый ряд проектов ООН. Мне хотелось бы особенно подчеркнуть и отдать должное деятельности Регионального среднеазиатского офиса ООН в Ташкенте (Узбекистан) за чрезвычайно важный и профессиональный вклад в создание и снабжение оборудованием различных агентств, занятых в борьбе с региональными поставщиками наркотиков. Еще раз скажу, что работа в одиночку не была эффективной. Потребовалось предпринять совместные действия правоохранительных органов разных стран и ООН для выработки тактики действия в будущем и разработки мер, которые необходимо предпринять против трафика наркотиков.

Пришло время представить вам проект "Нгеро". Это совместная работа Таджикистана и стран Восточной и Западной Европы. Проект был запущен в Риге (Латвия) в декабре 2000 года.

А началось все в июне 2000 года, когда из Финляндии стали поступать тревожные сигналы. Появление белого героина чрезвычайно высокой степени очистки в сочетании с участившимися случаями передозировки привлекли внимание финской полиции. Приведу пример. Финляндия сообщила о случае конфискации прямо на улице героина, чистота которого составляла 93%. В обычных случаях "нормальный" героин имеет чистоту порядка 10-18%. Вам всем понятно, что происходит в случае, когда наркоман делает внутривенную инъекцию героина почти фармацевтической чистоты. Для него это встреча с неминуемой смертью.

Исходя из представленной Финляндией информации, я изучил ситуацию в соседних странах региона Балтийского моря. Государства Балтии – в особенности, Латвия и Литва – сообщили о том же явлении, что и в Финляндии. Мы обнаружили также, что уличная цена белого героина была крайне низкой. В Латвии можно было приобрести 1 грамм героина высочайшей чистоты за 30-40 долларов. Обычная уличная цена в Швеции составляет 100-130 долларов, а в Финляндии – 135-200 долларов. Сообщения из Германии подтвердили существование и там той же тенденции, а именно – появление героина высочайшей степени очистки и увеличение случаев передозировки. Казалось, наступило нечто вроде "фазы внедрения" белого героина, прибывающего по "Северному маршруту". В Латвии дилеры стали предлагать героин даже в школьных дворах. Это стало проблемой не только для полиции, но и для всего общества в регионе.

Я решил инициировать ряд совместных мер в пострадавших странах с целью выработки общего подхода к борьбе с этой серьезной угрозой. На первой рабочей встрече в Риге мы пришли к выводу, что необходимо привлечь к сотрудничеству не только пострадавшие страны, но и страну-поставщика, а также транзитные страны. Поэтому вторая встреча прошла уже в Москве в апреле прошлого года. На встрече присутствовали представители 5 российских правоохранительных агентств и Агентства по контролю за использованием наркотиков при Министерстве внутренних дел Таджикистана, а также представители Программы ООН по контролю за наркотиками (UNODCP) в Средней Азии и Москве. Теперь участники встречи уже обсуждали ситуацию в регионе происхождения и транзита наркотиков. Мы пришли к соглашению относительно концепции сотрудничества в рамках проекта "Нгеро", и сделали следующие выводы:

  • Возникла срочная необходимость организовать международное сотрудничество и координацию действий различных стран по данному вопросу;

  • Создать систему обмена, сбора информации и разведданных для проведения аналитической работы;

  • Сконцентрировать различные национальные интересы на общих международных целях внутри региона производства и транзита наркотиков.

    В целях и задачах проекта содержится попытка:

  • Выявить конкретные криминальные структуры и организации;

  • Определить место происхождения наркотиков;

  • Выявить способы доставки наркотиков;

  • Определить конечные пункты доставки наркотиков в Европе;

  • Оказывать поддержку проводимым антинаркотическим мероприятиям;

  • Предпринимать совместные действия правоохранительных органов разных стран.

    Странами – участницами были государства Балтии, Таджикистан, Швеция, Финляндия, Норвегия, Дания, Германия. В работе приняли участие также офисы ООН по контролю за наркотиками в Узбекистане, Таджикистане и России.

    С целью эффективной реальной поддержки при решении этой проблемы я пытался минимизировать состав группы участников, в которую входили офицеры полиции, уже занимавшиеся этими вопросами. Они должны были бы принимать участие в последующих встречах. Было важно также иметь различные уровни представительства с тем, чтобы в наших встречах принимали участие не только высшие офицеры правоохранительных органов. Я также считал важным присутствие "полевых" работников полиции, так как именно они обладают основными знаниями ситуации с распространением героина на подведомственной им территории. Было также необходимо подчеркнуть важность сосредоточения наших усилий только на одном проекте, чтобы избежать дробления работы по нескольким сходным программам. Я пытался разработать какие-то правила в отношении соблюдения секретности и продолжения работы над проектом, создать атмосферу доверительности и участия "в команде", что можно наблюдать, скажем, в футболе.

    Обмен информацией был крайне важен. Мы выразили согласие с тем, что информацию для меня будут направлять в Лион. Я создал в базе данных Интерпола специальный файл под названием "Нгеро". После завершения стадии накопления информации мы планировали участие аналитиков в изучении полученной информации. Какую дополнительную пользу могли бы извлечь из этого страны-участницы проекта?

  • Возможность иметь структурированный подход к решению данной серьезной проблемы;

  • Располагать помощью профессиональных аналитиков;

  • И это дополнило бы проводимые внутри стран расследования;

  • С помощью линк-карт иметь наглядное представление о программах, используемых аналитиками;

  • Иметь на регулярной основе отчеты, содержащие уточненную информацию и последние сообщения в рамках проекта "Нгеро".

    В настоящий момент мы видим, что аналитический инструментарий используется все чаще и считается дополнением к расследованиям, достаточно сложным по характеру. Я и сам прошел подготовку в качестве аналитика и прекрасно понимаю преимущества анализа при таких расследованиях. Для тех из вас, кто не знаком с работой криминалиста-аналитика, я вкратце расскажу вам о сфере его деятельности.

    Существуют два типа анализа – оперативный и стратегический. В проекте Нгеро мы использовали оперативный анализ. Определение оперативного анализа это ситуация, при которой происходит "Сведение воедино широкого ряда данных, связанных с определенным нарушением или с преступлением в целом". Существуют три вида оперативного анализа, а именно:

    1. Анализ конкретного дела;

    2. Анализ поступков группы преступников;

    3. Сравнительный анализ данного преступления с аналогичными.

    Я выбрал последний вид анализа – сравнительный анализ преступлений в рамках проекта "Нгеро". Мы уже решили обменяться опытом с коллегами и была уже достигнута договоренность о типе планирования проекта "Нгеро". Говоря о планировании проекта, я имею в виду так называемый "Круг разведывательной деятельности", излюбленное аналитиками во всем мире выражение. Итак, чего же мы уже достигли? Мы:

  • Определили цели;

  • Определили источники получения информации;

  • Обозначили партнеров по работе в рамках проекта, т.е. страны-участницы;

  • Начали процесс сбора информации и ее структурированного размещения в базе данных;

  • Инициировали работу аналитика;

  • Пришли к соглашению о методах распространения результатов в форме аналитических отчетов;

  • Пришли к соглашению в отношении представления и разъяснения выводов и гипотез аналитика;

  • Начали ДЕЙСТВОВАТЬ; и наши совместные усилия в итоге должны дать нам возможность организовать совместные оперативные мероприятия на благо стран-участниц.

    Я привел этот пример международного сотрудничества для того, чтобы проиллюстрировать, что осуществить такую задачу несложно. Трудно лишь "вселить мысль об этом" в головы участников и объяснить им, что они получат в результате его осуществления какие-то преимущества в плане своей профессиональной деятельности или обратную связь в ходе осуществления проекта.

    Какой вид информации был необходим для проекта? В сущности, все не так просто. Мне в основном требовалось следующее:

  • Показания связанных с расследованием того или иного преступления людей;

  • Информация о методах сокрытия улик;

  • Номера телефонов, адреса, информация о компаниях, e-mail адреса, и т.д.;

  • Дополнительная информация – например, данные паспортов и удостоверений личности, банковских счетах и информация о том, как подъехать к их дому.

    Как видите, это просто базовая информация, которую просто получить и передать другим.

    Где я хранил эту информацию? Пока я работал в Интерполе в Лионе, я имел доступ в колоссальную базу данных, содержащую почти 500 тысяч различных файлов, из которых почти 200 тысяч были так называемыми номинальными файлами. Информация хранится в базе данных в течение 5 лет, потом уничтожается, если только в течение этого времени не поступило новых данных. Поэтому информация постоянно уточняется, являясь ценным источником при проверке каких-либо сообщений.

    Как вы можете видеть, концепция проекта проста в разработке, если только имеется комбинация политической воли и профессионального подхода знающих специалистов. Мне хотелось бы воспользоваться возможностью упомянуть и отдать должное России, чья деятельность является хорошим примером наличия политической воли и стопроцентной поддержки проекта.

    Сегодня мы видим, что ситуация с распространением белого героина в балтийском регионе изменилась. Чистота героина, продаваемого на улице, значительно снизилась, а цена возросла. Странами, куда теперь осуществляется экспорт героина, являются Украина и Беларусь, потому что эти страны являются перевалочными пунктами для дальнейшей доставки героина в Европу.

    А что случилось с проектом "Нгеро"? Проект продолжается. Именно сегодня происходит рабочая встреча в Интерполе в Лионе, где оцениваются его результаты и, я надеюсь, должны быть приняты решения о будущих инициативах.

    На будущей неделе я отправляюсь в Среднюю Азию. Меня просили осуществить оценку некоторых проектов по борьбе с наркотиками, которые действовали уже почти два года. В течение нескольких недель я буду объезжать среднеазиатские страны. Надеюсь, это поможет мне лучше узнать нынешнюю ситуацию, и смогу поделиться этими знаниями с партнерами по нашей совместной деятельности и членами ЭКАД.

    И еще несколько слов о другом проекте, который называется "CASE" – я уже упоминал о нем.

    Проект родился вскоре после инициативы, с которой выступила Швеция, которая в тот момент председательствовала в Совете Европы. Программа концентрирует внимание на ситуации с амфетаминами в разных странах Европы. Все случаи конфискации партий амфетамина от 500 граммов и выше будут сообщены руководству проекта. Его участниками являются Национальные криминалистические лаборатории и Европол. В нем участвуют все страны-участницы Евросоюза. Целью проекта является обнаружение следов, ведущих к регионам, где производятся амфетамины и работают лаборатории, а также имеются сети распространения наркотиков с участием представителей других стран. Мы вновь видим необходимость выработки концепции международного сотрудничества. В основном, здесь структура та же, что и в проекте "Нгеро" – а именно мероприятия по обмену информацией, применение современных методов и аппаратуры (компьютерного и аналитического программного продукта), необходимые в ходе борьбы с общим злом, угрожающим нашему обществу. Уникальным для этого проекта является тесное взаимодействие с криминалистами.

    В заключение своего выступления я хотел бы подчеркнуть важность международного сотрудничества и совместных усилий. Если мы хотим иметь возможность хоть в малой степени влиять на общественное мнение и выступать против интересов мощных организаций, занимающихся поставкой наркотиков во всем мире. После "падения стены" между Западом и Востоком у нас есть возможность добиться успеха нашего дела. Но необходимо сотрудничество.

    Благодарю вас.

  • X конференция мэров городов – членов ECAD – "Антинаркотическая политика на распутье", 15 мая 2003 ECAD

    Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

    Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

    Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

    "Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

    Кокаин был проклятием нашей молодости

    Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

    Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

    О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

    Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

    Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

    Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

    Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

    Грустные последствия использования "веселящего газа"

    В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

    Московский
    научно-практический
    центр наркологии

    Российская
    наркологическая
    лига

    Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

    Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
    Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2019 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
    Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
    Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования