Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Ян Луцкий: "Беспризорные дети – проблема общенационального риска"

02 июня 2003

1-го июня весь мир отмечал Международный день защиты детей. Детская беспризорность, токсикомания, отравления алкоголем – это ещё неполный список проблем, которые необходимо решить для того, чтобы мы могли быть уверены в будущем наших детей. Об этом читайте в выступлении Луцкого Яна Михайловича, академика РАМН, профессора, Главного детского токсиколога Министерства Здравоохранения Российской Федерации, на конференции "Терроризм и наркомания: комплексная проблема исполнительной власти, органов местного самоуправления и общественных организаций", которая состоялась в городе Москве 22 апреля 2003 года.

Я представляю детскую токсикологию. Должен сказать, что она на сегодняшний день является авангардом детской наркологии. Наши отделения ежедневно принимают детей, которые начинают употреблять токсико-наркотические вещества. Это ежедневная работа и сегодня мы можем говорить о том, что в своей практике можем отчетливо выделить три группы детей. Это дети с отравлениями токсико-наркотическими веществами, это большая группа детей с отравлением алкоголем и третья группа детей, в которой 98% составляют девочки, которые стремятся покончить жизнь самоубийством – так называемая суицидальная группа. Все эти три группы можно расценивать как группы детей с душевным дискомфортом. Наше общество, по всей вероятности, не может создать для определенной группы детей условия, в которых они могут нормально проживать. В связи с этим и происходят трагедии. Дети начинают употреблять токсические вещества, уходят в алкоголизацию или пытаются покончить жизнь самоубийством. Мне кажется, наше общество мало обращает внимание на собственных детей.

Мы не проводили специальных анализов, и нам не хотелось бы расставлять какие-то акценты, но я не помню, чтобы в токсикологические отделения поступил беспризорный ребёнок какой-либо восточной национальности. В основном беспризорные, скажем 99,9% – это русские дети. И те, которые живут в Подмосковье и Москве, и те, которые живут в России. Но нет детей из Дагестана, нет детей из Осетии, Татарстана, Башкортостана.

Анализируя причины, можно придти к тому, что это стало результатом как наших местных, так и общегосударственных непродуманных решений. Скажем, непродуманная до конца приватизация, выбросила на улицы десятки, а может и сотни тысяч детей. Эти беспризорные дети не имеют жилья и должны сами себя теперь обеспечивать.

В своё время попытка борьбы с алкоголем привела к резкому всплеску потребления наркотиков у детей. Но усилия, которые были предприняты нашим обществом, я имею в виду интенсивную пропаганду здорового образа жизни, стали давать определенные результаты. Мы смогли что-то достигнуть, но это оказалось временным явлением. И начиная с 2001 года мы вновь видим подъём употребления детьми токсико-наркотических веществ. На сегодняшний день, я хочу это подчеркнуть, эти показатели растут. И в ближайшее время, если мы сможем принять каких-то серьёзных и радикальных, но продуманных решений, ситуация будет ухудшаться. Решения должны в первую очередь работать на ребёнка, они должны обеспечит ему комфорт и "удобную" жизнь, чего мы никогда не делали и по сегодняшний день не делаем. Мы решаем общегосударственные глобальные вопросы, решаем их, подводя всех под одну гребенку, но ребёнок воспринимает всё это совершенно по-другому. Он эмоциональная структура, он не имеет жизненного опыта, он всё это проходит на другом уровне. И отсюда изломанные жизни и личные трагедии.

Ребенок дважды переживает. Первый раз, когда уходит из семьи и оказывается в одиночестве. Это трагедия – оказаться одним, никому не нужным, без крова и средств существования. А вторая проблема, которая его сильно волнует, это когда его лишают свободы. Мы начинаем насильно заталкивать его в определённые рамки, говорим, что делаем это для него, для его же блага. Причём эти рамки не очень удобны для ребёнка, к тому же они далеко не идеальны. Это детские дома, дома-интернаты. Мы все прекрасно знаем, какие там условия. Мы знаем, насколько тяжело живётся там детям. Уже не говоря о том, что в организованных, хорошо обеспеченных военных детских организациях происходят ЧП. И они должны происходить, как это не жестоко звучит, потому что наше общество сегодня к этому располагает. И это проблема самого общества. Мы пытаемся ребёнка обвинить, но он-то ни в чём не виноват. Виноват тот, кто позволил ребёнку выйти на улицу, выйти из семьи, решиться на, казалось бы, с нашей позиции, безнадёжное решение. Но он это делает. И если этот ребёнок завтра пропадёт, то его никто и искать не будет. Следовательно, это очень удобный материал для работы любых закрытых структур – военных или полувоенных. Воспитать из этого ребёнка можно всё что угодно. Ему можно навязать любую идеологию, ему можно привить любое мировоззренческое понимание. Это очень опасно, а таких детей, как я уже говорил, очень много.

Я думаю, что пока ещё подобные структуры не начали работать с такими детьми, нам нужно серьёзно подумать о том, как же наших русских детей устроить так, чтобы им жилось в нашем обществе уютно.

Сегодня положение таково, что человек, которому двенадцать или тринадцать лет, должен думать: где ему сегодня спать, где ему сегодня есть, где и во что ему одеться. Наше общество, и это ужасно, не может себе позволить организовать, хотя бы в Москве, хотя бы одну бесплатную столовую, где беспризорные дети могли бы выпить хотя бы чаю. Нет такого учреждения.

И потом, мы строим такие взаимоотношения, что ребёнок нам не верит. Этот ребёнок не верит власти, не верит различным социальным учреждениям. Единственное, кого они признают, это общественные организации, которые могут с ними поговорить, войти в их среду, помочь в адаптации. Но таких организаций очень мало. Следовательно, эти дети растут, мягко выражаясь, нашими с вами оппонентами. И завтра мы на них положиться не сможем.

Сегодня мы используем по отношению к таким детям методы, которые использовались революционным правительством в 1918 году. Делаются облавы, детей ловят и хватают, а в концовке "сажают". Потому что некуда их больше деть. Скажем, в Москве имеются несколько учреждений на две-три тысячи детей, а их-то гораздо больше. Только по официальным данным их около 23 тысяч, а сколько на самом деле?

Мы должны перестраиваться. Мы с вами должны сказать: "Ребёнок нам равен. Он такой же, как и мы. Он имеет такие же права. Мы должны к нему обращаться уважительно и нежно". Какой бы он не был. Какой бы он нам не казался неприятным своей внешностью, поведением и отношением. Каждый из нас должен подумать об этом.

Я работаю с этими детьми и уверяю вас, что через два-три дня они "отогреваются", при условии, если с ними говорить откровенно, честно, уважительно. Они перестают быть "ершистыми", злобными. У них это всё уходит.

Они очень благодатный материал. Но у нас пока с вами нет единой программы, единой национальной методологии работы с этой категорией детей. Мы их можем упустить, и тогда в России будет большая беда. Нам придётся бороться с результатами их деятельности в нашем обществе.

Я не хотел бы на такой ноте заканчивать своё выступление и хочу сказать, что мы многое уже сделали. Мы вместе переживаем тяжёлые события в нашей стране, которые всё время держат нас в напряжении. Но уже созданы учреждения, пусть их не так много, которые пытаются работать и работают с этими детьми. Они стараются что-то делать. И я уверен, что мы все вместе сможем решить эту тяжелейшую проблему. Благодарю за внимание.

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2019 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования