Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома". "Проблемы родителей"

02 октября 2002

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Привычки отцов, хорошие и дурные, превращаются в пороки детей". Так сказал историк Василий Ключевский. Доброй ночи. В эфире программа "Кома". Тема сегодняшней передачи: "Проблемы родителей". Ведем ее мы, отцы своих собственных детей, доктор Яков Бранд...

Яков Бранд: И музыкант Сергей Галанин. Доброй ночи.

Сергей Галанин: Заходите на сайт "Нет – наркотикам". На сайте вы можете увидеть интересные фрагменты как этой, так и других передач. Сегодня у нас в гостях музыканты группы "Точка росы" Алексей и Олег.

Яков Бранд: Как всегда, у нас в студии находятся гости, которые вместе с нами постараются разобраться в проблемах, которые мы сегодня будем обсуждать. Давайте сначала посмотрим видеосюжет, а потом поговорим.

Видеосюжет

Яков Бранд: Ну, вот такой сюжет. Я бы хотел спросить наших гостей. Поскольку вы находитесь в музыкальной тусовке, думаю вы довольно часто сталкиваетесь с таким явлением, как наркомания. Как реагируют на это родители знакомых вам наркоманов? Если вы об этом знаете, то знают ли об этом их родители?

Алексей Колодицкий, группа "Точка росы": Дело в том, что я абсолютно честно могу сказать, что я ни разу в жизни не употреблял наркотики, и мне это и не нужно. Я знаю, что музыканты обычно относятся, если можно так сказать, к группе риска то есть, у них всегда наркотики, рок-н-ролл и алкоголь. У нас такого нет, я за себя отвечаю. У меня всю жизнь заполонила музыка. Среди моих друзей-музыкантов очень много людей, которые употребляют наркотики, или употребляли их когда-то. Родители реагируют по-разному, то есть, есть семьи, где родители знают об этом. У одних махнули рукой, то есть, махнули и все – живите своей жизнью. Другие пытаются бороться, и их жалко.

Яков Бранд: Как вообще родители узнают о том, что их дети наркоманы? Кто-то может об этом рассказать? И почему они об этом узнают очень поздно? Я понимаю, что наркоманы скрываются, прячутся, и так далее. Так в чем причина – в недостаточном понимании или излишнем доверии к детям?

Елена Сокольчик, нарколог: Я каждый день сталкиваюсь с этой проблемой, правда немного с другой стороны, хотя тоже являюсь родителем. Мне тоже страшно, чем это может закончиться. Все дело в том, что в каждой семье узнают по-разному. Некоторые узнают в последний момент. Иногда потому что не уделяют внимания своим детям, и это жалко. Чаще всего считают, что в мою семью эта беда не придет, потому что моя семья хорошая, и ее это не коснется. А дети хитрые, и дети приходят к родителям тогда, когда уже нет никаких внешних признаков употребления. Многие родители отметают от себя мысль, что их ребенок стал что-то употреблять. Что-то было, что-то есть. Но ведь нет запаха, не пьет. Просто устал, просто поспать хочется. А потом уже начинается опустошение холодильников. Я иногда стою в очередях, и вижу детей с мутными, как я их называю, "рыбьими" глазами, и думаю, разве сейчас, когда он придет домой родители не обратят внимания на его абсолютно ненормальные, мертвые глаза? Но мы сейчас так заняты своей жизнью, зарабатыванием денег. Обратите внимание, в студии в основном мамы. Мамы борются чаще, хотя бывает, что мама опускает руки, и начинает бороться папа, и борется до конца. Но бороться можно, бороться нужно. И сейчас уже не до идеи вины, которая появляется у родителей, когда они начинают переоценивать свои неправильные поступки, которые привели к тому, что они вовремя не заметили какие-то нюансы в поведении собственных детей. Надо думать о будущем, И я думаю, что сейчас родители, присутствующие в студии, расскажут другим, как делать так, чтобы не прийти к употреблению наркотиков.

Яков Бранд: Об этом мы как раз и спросим присутствующих у нас в студии родителей. Может быть, они скажут лучше, чем психологи и психиатры.

Гостья студии: Когда я поняла, что случилось, конечно начался кромешный ад. Говорят, что если есть ад на земле, то это и есть тот самый ад. Боролись мы, слава Богу, вместе с мужем. Мы вряд ли могли бы что-то сделать, если бы наши дети не захотели лечиться. Они видели наши страдания и, хотя они и были черствыми, эгоистами, как это и бывает у наркоманов. Но все-таки были моменты, проблески, когда я понимала, что они видели наши страдания и вроде-бы что-то хотели. Я знаю одно, дорогие родители, любите своих детей и живите тем, чем они сейчас живут, будьте больше с ними.

Яков Бранд: Наверное у всех родителей есть своя история, своя вина. Вы говорите, что надо быть больше с детьми. А я знаю одну семью, где ребенку было лет 18, а мама ходила за ним просто по пятам. Она контролировала его каждую секунду. Если он шел в булочную, она точно знала, что он должен вернуться через 15 минут. Если его не было 25 минут, она уже бежала в тот магазин, куда он ушел. Вот так она контролировала сына, но, к сожалению, это не уберегло его от наркомании. Поэтому не вините себя так сильно за то, что не уделяли детям достаточно внимания. Я не думаю, что дело только в этом.

Екатерина Савина, директор реабилитационного центра: Я хотела вернуться к предыдущему вопросу. Как увидеть, что ребенок употребляет наркотики? Ребенок, это, конечно, понятие условное, ему может быть и 20 с лишним лет. Существуют тесты, которые можно элементарно использовать дома, они определяют следы наркотиков в моче. Они сейчас доступны, продаются в аптеках. И пожалуйста, не пытайтесь как-то вылавливать своих детей по неким "косвенным признакам". Всегда можно иметь точную информацию и не прятаться от реальности.

Яков Бранд: Что же сказать ребенку? Писай в баночку, я сделаю тебе тест?

Екатерина Савина: На самом деле всегда можно договориться с ребенком, если есть подозрение, что он употребляет наркотики. А если он категорически откажется от того, чтобы пописать в баночку, у вас будет информация к размышлению.

Яков Бранд: Ребенок может считать, что это просто унизительно.

Екатерина Савина: Совершенно верно. Это неоднозначная информация. Но, тем не менее, это информация к размышлению. И если действительно, семья какое-то время занимается этой проблемой, то эта информация дает основание для того, чтобы делать какие-то предварительные выводы. Но я сейчас говорю это вовсе не к тому, чтобы семья становилась следователями, которые уличают своих детей. Я хотела еще раз вернуться к вопросу вины. Дело не в том, что родители недоглядели за детьми. Это классическая история про плохого мальчика, совратившего хорошего ребенка. О том же говорилось и в сюжете, где в плохого мальчика влюбилась хорошая девочка. На самом деле все мальчики и девочки хорошие, потому что здесь мы имеем дело с болезнью, и заболеть ей может любой человек, в том числе и родители, которые столкнулись с этой бедой.

Яков Бранд: Мы не выясняем, кто виноват. Я, наоборот, говорю о том, как родителям как можно раньше обнаружить то, что их дети попали в эту историю.

Екатерина Савина: Есть очень простые признаки. Во-первых, меняется поведение. Как мы говорим, адекватное поведение становится неадекватным. Человек нормально реагирует на какие-то внешние вещи. От того, что он сделал большую работу, он устает, он в какой-то мере радуется, он в какой-то мере горюет. Во-первых, основанием для беспокойства могут служить чрезмерные непонятные реакции. Во-вторых, это резкое изменение поведения молодого человека. Когда он начинает употреблять наркотики, могут, например, пропадать деньги, может утратиться контакт со старыми друзьями, могут резко измениться интересы. Есть прямые признаки, которые указывают на некое неблагополучие в семье. И чем больше семья будет закрывать на это глаза, тем труднее потом будет все расхлебывать. И в конце концов, есть тест. Я все-таки призываю вас помнить об этом.

Сергей Галанин: А эти тесты продаются в обычной аптеке?

Екатерина Савина: Да, эти тесты продаются в обычной аптеке. Они называются "Тесты на обнаружение наркотиков". И они разные по разным группам наркотиков. Это детализированный способ.

Яков Бранд: Вы знаете, я хочу с вами все-таки не согласиться. Я примеряю все на себя. Если бы мои родители ко мне подошли с тестом и сказали: "Ну-ка, сынок, пойдем проверим тебя", я бы никогда не согласился.

Екатерина Савина: Вероятно, да. Но у вас нет той предыстории, которая была у человека, которому предлагают сдать тесты.

Яков Бранд: Это не имеет значения. Правильно или неправильно родители мне не доверяют – это уже другой вопрос, но у меня есть свое самолюбие, и я не хочу, чтобы родители меня тестировали... Может быть, имеет смысл перенести все это в школу, где делать их в общем порядке, как проводят, например, диспансеризацию. Это будет не так обидно и не будет лежать дополнительным бременем на несчастных родителях.

Гостья студии: Я бы хотела рассказать немножко о своем опыте. Я мать наркомана. Дело в том, что до того момента, как возникает мысль, что ребенок действительно болен, проходит очень значительное время. У меня, хотя я и имею определенное отношение к медицине, это заняло около трех лет. Мы с ним беседовали, и все было очень хорошо. Потом наступает момент каких-то метаний, и именно в этот момент и нужны тесты.

Яков Бранд: Но если ваш ребенок откажется пройти этот тест, вы будете уверены, что он употребляет наркотики?

Гостья студии: Вы знаете, я поняла это примерно через 3 – 3,5 года, когда скрыть что-то было уже невозможно, когда стали пропадать вещи, когда он уже никуда не ходил, не вставал, у него была только одна проблема. Мы сопереживали это вместе, у меня сейчас нет никакого чувства вины – ведь это болезнь. Я очень сочувствую всем и всех понимаю. Это большое горе, но обвинять здесь никого нельзя.

Яков Бранд: Мы никого не обвиняем, это действительно огромное горе. Мы, наоборот, пытаемся выяснить, как сделать так, чтобы просто защитить свою семью от этой истории. Есть, например, такая информация, что к употреблению наркотиков более склонны дети из семей с достаточно большим доходом, дети из благополучных семей.

Владимир Лукьянов, сайт "Нет – наркотикам": Что такое благополучие? Если рассматривать благополучие как какой-то материальный субстрат, то это на самом деле не является благополучием. Это материально.

Яков Бранд: Мы говорим о материальном благополучии.

Владимир Лукьянов: Конечно, проблема наркомании до некоторой степени зависит от материального благополучия семьи, но на самом деле все упирается в духовное благополучие.

Яков Бранд: Когда говорят о духовности, духовном благополучии, что это такое? Я знаю детей из очень духовных семей, родители которых занимались творчеством, приобщали детей к культуре, у них были прекрасные отношения между собой, и, в конце концов, сын одного очень известного поэта погиб от наркомании.

Олег Шлосс, группа "Точка росы": То, что кто-то из родителей поэт или писатель, еще не говорит о духовности в семье.

Яков Бранд: А что такое духовность? Давайте определимся. Господа, работающие в духовной сфере, как вы думаете, что такое духовность?

Олег Шлосс: Мне кажется, это определенное воспитание, воспитание является духовностью.

Сергей Галанин: Но мы просто знаем в истории этой планеты очень много примеров известных людей, которые были наверное и воспитанными, и очень духовными, и сделали очень много для развития своего направления творчества на этой планете. И в итоге они тоже были наркоманами. Вот в чем дело-то!

Олег Шлосс: Мне кажется, что духовность не надо расширять до культуры, до воспитания, духовность – на самом деле довольно-таки узкая сфера, связанная, как мне кажется, с религиозной жизнью. Поэтому духовность вот в этом узком понимании, допустим, духовность православной общины, как раз защищает от наркомании, и случаи, когда в православной семье появляется ребенок-наркоман, просто единичны.

Сергей Галанин: Кстати, это правильная вещь!

Олег Шлосс: И в таком понимании духовность да, действительно существует.

Екатерина Савина: Дело в том, что человек состоит из тела, души и духа. Это знал еще Платон. Так вот дух высшая часть души, которая связана с тем, во что человек верит. Не обязательно это првославная община, это могут быть другие вещи, другая иерархия ценностей. Вот это составляет духовную сферу человека. Так вот, наркотик становится высшей ценностью в жизни человека, он становится выше всего остального, во что он верит, что является для него важным в жизни, то, что раньше составляло его интересы, то, чему он посвящал себя. Наркотик становится над ним. И вот это как раз и является главной проблемой, с одной стороны болезни наркомании, а с другой стороны, задачей выздоровления.

Яков Бранд: Вот реакция родителей, какая она чаще всего, кроме первого шока?

Гость студии: Когда родители узнали, шок конечно был, но у них были только подозрения, как говорится, "не пойман – не вор". И когда все-таки все всплыло, конечно был шок, конечно были слезы.

Яков Бранд: Как вы считаете, ваши родители правильно себя повели, когда узнали, что вы наркоман?

Гость студии: Что значит в такой ситуации "правильно"? Они повели себя так, как ведут себя нормальные любящие родители. Но просто их методы не были действенными, они не могли ничего сделать, то есть, они готовы были бороться за меня, готовы были свою жизнь за меня отдать, но мне это на тот момент не помогало. Были какие-то силовые методы, были угрозы со стороны отца, были слезы, мне обещали сделать для меня все, что угодно, но меня это не остановило.

Видеосюжет

Елена Сокольчик: Есть такая сентенция: каждый наркоман, рано или поздно, хочет бросить наркотики. Вот именно этот момент и нужно улучить для беседы с наркоманом – когда он готов слушать родителей, когда у него появилось чувство вины в том, что он употребляет наркотики. Каждый ощущает это по-разному: кому-то надо опуститься на самое дно, а кто-то обходится без этого. Как раз в момент осознания того, что человек болен и ему нужна помощь, родители и должны прийти к нему на помощь. Есть люди, которые, прошу прощения, в этот момент занимаются рукоприкладством, и кому-то это помогает, потому что конкретный человек понимает только этот метод воздействия. К кому-то нужно подходить на логическом уровне, доказать, что ему это может помочь. Но самое главное, самое важное, чтобы каждый отец и мать обладали максимальной информацией о том, как помочь своему ребенку. Поэтому не нужно бросаться сразу же в рукоприкладство или еще во что-то. Екатерина правильно сказала о том, что нужно идти и послушать одного, трех, пятерых человек. Эта информация уложится в голове и человек поймет, что он может в настоящий момент сделать для своего ребенка.

Яков Бранд: Мы имеем обратную информацию, что некоторые мамы, жалея своих детей и видя их ломку, покупают наркотики, а некоторые мамы даже в тюрьму привозят своим детям наркотики.

Елена Сокольчик: И я таких родителей тоже встречала.

Видеосюжет

Елена Сокольчик: И это называется, я так люблю, что для того, чтобы он не умер, привожу ему наркотики. Ведь наркоманы действительно убеждают родителей, что умрут без наркотика.Часто встречается, когда родители ездят по Москве и спрашивают, в каком месте их вообще можно купить. Это страшная штука. Но я встречала и родителей, которые приходили ко мне со слезами и говорили, что хотят, чтобы их дети умерли, потому что они больше не могут выносить того, что происходит у них в семье. При этом я понимаю, что такие страшные слова произносят не кто-нибудь, а мама и папа. Они готовы помочь, но не могут. Вот в этот момент, как я говорю, все средства хороши для того, чтобы убедить их посетить специалиста. Если 1% слов, 0,1 или даже меньше, останется в голове, это потом, в нужный момент заработает. Запавшие в душу слова начнут царапать ее своим крючком. Не нужно заниматься самолечением, не нужно придумывать что-то. Нужный совет, примененный в нужный момент, всегда сработает лучше, чем самоистязание, которым начинают заниматься.

Яков Бранд: Почему родители верят? Потому что они участвуют в этой игре. И они верят год, и они верят два, и они верят три, пока у ребенка не наступает или передозировка, или он не попадается на какой-либо другой истории, или сам наркоман наконец не рассказывает родителям, что происходит. Почему?

Гостья студии: Я вспоминаю, как я узнала. Я не хотела себе верить. Хотя были такие моменты, которые доказывали, что мои дети употребляют, но я все-таки отбрасывала их, думала нет, этого не может быть, все нормально. Это тянулось очень долго. Я даже один раз обнаружила, хотя у нас не было такой привычки контролировать и обыскивать, но как-то, заправляя постель, я обнаружила под матрасом маленький пакетик с героином. Я была в шоке. Мне объяснили, что пакетик попросил спрятать один мальчик на время обыска у него дома. Я поверила. В другой раз мне показался подозрительным один телефонный разговор, который я случайно услышала. И опять я получила какое-то объяснение, которому поверила. Так было до самого конца. Но потом, постепенно, начал утрачиваться интерес к учебе, интерес к работе, дети стали какими-то неряшливыми, в комнате уже не было того порядка, что раньше, что-то изменилось, а мать все боялась спросить, потому что продолжала верить успокаивающим ответам. Получилось так, что, в конце концов, однажды я вошла в комнату именно в тот момент, когда сын употреблял.Тут уже отвертеться было некуда.

Видеосюжет

Галина Агафонова: Самое главное, надо родителям начать выздовравливать, вот это самое важное.

Яков Бранд: А выздоравливать от чего?

Галина Агафонова: От чего? От созависимости. Мы же с ними просто неразделимы, мы никак не можем перерезать ту пуповину, которой мы с ними связаны. Если ребенок начинает выздоравливать, а я колочусь около него, если регулирую, контролирую, звонки слушаю, если я прошу сдать анализ, когда мне кажется, что он не так смотрит, то даже если человек выздоравливает, я его опять брошу туда. Невозможно выздоравливать, когда в семье ненормальная обстановка. Я должна понимать, что с ним происходит, я должна сама начинать жить. Если я пытаюсь быть здоровой и счастливой, даже в этом аду, в который попадаем мы, живя с наркоманами, то только этим я могу ему помочь. Вот мы все трое суток были с ним рядом. Мы его гладили, делали массаж, ставили тихую музыку, делали все, что просил, потому что смотреть на ребенка в ломке, это не дай Бог никому. Кто прошел через это, тот об этом знает.

Екатерина Савина: То, что Галина сказала о трех сутках бессоницы, это очень хороший образ. Дело в том, что вообще жизнь, семьи наркомана – это такая непрерывная бессоница. Человек изматывается страшно, ему хочется передышки. Для этой передышки наркомана или выгоняют из дома, или начинают верить любой его лжи в надежде, что сейчас что-то исправится. Но эти передывшки служат только одному, тому, что болезнь продолжает развиваться. Есть единственный путь для того, чтобы сохранилась возможность выздоровления наркомана, это сохранить к нему любовь, вместо чувства вины, о котором вы говорите. Вина не помогает, вина мешает выздоравливать, потому что наркоман, который осознает, что родители страдают и чувствует свою вину за это, это лишний триггер, лишний спусковой крючок для того, чтобы он продолжал срываться.

Видеосюжет

Марина Федякова: благотоворительный фонд "Челябинская область без наркотиков": В тот момент, когда родители не берут на себя ответственнсоть, это не связано с виной. Об ответственности можно говорить только тогда, когда человек понимает, что ситуация находится в его руках, а значит, ему нужно что-то сделать для того, чтобы она сдвинулась с мертвой точки. Как раз, когда родители доходят до того момента, когда понимают, что "эта ситуация начинается с меня", вот тогда начинается реальный сдвиг. И многие исследование и опыт лечения наркотиков, работы с родителями как раз показывают то, что большая часть родителей, когда обращается к специалистам, ожидает, что будут работать с их ребенком, а не с ними самими. То есть, надо дорасти до того момента, чтобы осознать ту ситуацию, которая возникла в собственной жизни.

Екатерина Савина: Надо научиться любить собственных детей безусловно, без того, чтобы ребенок обязательно выздоравливал, или обязательно не грабил киоск, или обязательно вел себя хорошо.

Яков Бранд: Да они так их любят! Да что вы говорите!

Екатерина Савина: Это не так, к сожалению. Большинство родителей любят своих детей условно. Они любят их, когда они хорошие. И стараются показать, по крайней мере, что они не любят их, когда те ведут себя плохо. Надо научиться любить безусловно.

Сергей Галанин: Вспомните парня, которому 14-15 лет, я сейчас себя вспоминаю, у меня старшему столько же. Появляется первая серьезная девушка. Вся любовь родителей конечно остается, но весь авторитет родителей уходит на второй план. Мы пытаемся с женой объяснить сыну, как лучше пойти сегодня в школу, какая рубашка подойдет к каким брюкам. Он совершенно не слушает. И вдруг, ни с того, ни с сего, он одевается чуть-чуть по-другому, не по нашему, но тоже вкусно. Начинаем думать, почему это произошло. Оказывается, был просто разговор с девушкой по телефону, и девушка сказала два слова, и он стал совершенно другим, и он ее слушает. Так это хорошо, что эта девушка учит его одеваться, а другая девушка попросит его принести что-то, и вся эта наша с вами любовь, она останется, но где-то она сзади, и она не работает сегодня. И все, ситуация изменится в корне.

Яков Бранд: Я попрошу мам, обратитесь, пожалуйста, к своим коллегам по беде, и, если у вас есть, что им сказать, скажите.

Гостья студии: Я хочу вам пожелать никогда не потерять веру и надежду. Что бы ни случилось, надейтесь, верьте и конечно любите. И обязательно идите за помощью. И дай вам Бог, чтобы у вас все получилось. Дай Бог здоровья вам всем!

Яков Бранд: Спасибо. Я думаю, что тут добавить нечего, я думаю, что действительно надо стараться любить своих детей.

Алексей Колодицкий: Нужно быть для своих детей еще друзьями. Конечно, те друзья, которые вне дома, это авторитеты, вот как сказал Сергей, девушка сказала одеть то, значит, он оденет то. Конечно те друзья авторитетней, но родителям надо быть еще друзьями для своих детей. Это очень важно, потому что в беде помогают друзья. Надо не провожать детей до булочной и обратно, а постараться стать их друзьями. Я своей растущей дочери стараюсь быть именно другом.

Сергей Галанин: Любите друг друга, уважайте друг друга, как сказал один древний-древний поэт: "человек столько раз умирает, сколько он теряет своих близких". Будьте здоровы, всего доброго.

Яков Бранд: Спокойной ночи

Цикл передач "Кома"

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования