Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома – 32". "Улица ушедших"

03 июня 2002

Видеосюжет
 

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Всякий может отнять у нас жизнь, но никто ни в состоянии избавить нас от смерти". Так сказал в свое время Сенека. Доброй ночи. Тема сегодняшней программы "Кома" очень грустная. Звучит она так: "Улица ушедших". В студии доктор медицинских наук Яков Бранд.

Яков Бранд: Доброй ночи. Также в студии находятся музыкант Сергей Галанин и наши гости: эксперты, психологи, наркологи, бывшие наркоманы, с которыми мы будем обсуждать действительно не очень веселую тему. Мы часто упоминаем о ней, но сегодня будем обсуждать именно ее, мы будем говорить о людях, которые покинули этот мир из-за того, что имели дело с наркотиками.

Сергей Галанин: В нашем разговоре также принимает участие солист группы "Мультфильмы" Егор Тимофеев.

Егор Тимофеев, солист группы "Мультфильмы": Доброй ночи, уважаемые телезрители.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Скажите, Егор, среди ваших знакомых были люди, закончившие жизнь из-за наркотиков?

Егор Тимофеев: К счастью, нет. Я тяжело воспринимаю все это, но среди моих друзей таких людей нет. У меня был один знакомый, который случайно попал в тюрьму "Кресты" в Петербурге и там стал употреблять наркотики. Через три или четыре года он умер, но никто не знает, отчего это произошло. Так что, может быть, только он. Других случаев не было.

Сергей Галанин: Их не было потому, что другие люди не употребляли наркотики?

Егор Тимофеев: Скорей всего, да. А если и употребляют, то еще не умерли.

Яков Бранд: Вот что меня в этой истории больше всего...

Егор Тимофеев: Беспокоит?

Яков Бранд: Не то, что беспокоит, а просто убивает, потому что дело в том, что наркомания, на мой взгляд, это медленное самоубийство. Если я ошибаюсь, то сидящие в студии могут меня поправить. Теперь я хотел бы спросить присутствующих у нас бывших наркоманов, были ли среди их друзей и знакомых люди, которые либо покончили с собой, либо умерли от передозировки?

Гость студии: У меня было очень много друзей, которые умерли от наркотиков, от передозировок, от суицидов. Их суициды тоже были, в общем-то, спровоцированы употреблением наркотиков. В подмосковном городе, где я живу, сейчас создается целая аллея в память людей, умерших от наркотиков. В подъезде у меня было два друга, употреблявшие наркотики. Они употребляли гораздо меньше меня, и, тем не менее, оба умерли от передозировки. Даже когда они умерли, у меня не было мысли, что это когда-то может случиться и со мной. Это была такая психологическая защита: "такое может случиться с кем угодно, но не со мной". Когда я видел смерть людей, употреблявших меньше, чем я, у меня не было страха, что я могу умереть. С мыслью о собственной смерти жить невозможно, а отогнать ее можно, только продолжая употребление.

Гость студии: Я потерял двух друзей, с которыми мы были знакомы еще со школы. Один из них умер, когда я еще употреблял наркотики, второй – когда уже не употреблял. Естественно, когда я узнал об этом, у меня были совершенно разные чувства. Однако в первом случае смерть друга не остановила меня, я продолжал употреблять наркотики. Единственно, что было страшно, так это смотреть в глаза их матерям. Это было больно и стыдно. Стоя на могиле друга, я с приятелями дал клятву никогда больше не употреблять наркотиков. Конечно это не помогло. Я знаю о смерти многих людей, которые меня окружали. Это были и самоубийства, и передозировки – так что гибнет очень много людей.

Яков Бранд: Давайте послушаем грустную девушку, которая сидит с вами рядом.

Алена: Меня зовут Алена, и я наркоманка. Сейчас я не употребляю наркотики уже долго, по своим меркам, конечно. Когда я их употребляла, то теряла не друзей, а, скорее, знакомых. Когда же я остановилась, то потеряла двух очень близких людей, которые выздоравливали рядом со мной. Один мой очень близкий друг сорвался и умер. Я не знаю, что сказать, могу сейчас только помнить о нем и молиться за него. Второй человек покончил жизнь самоубийством.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Может быть, то, что я сейчас скажу, послужит своего рода предостережением для тех, кто пытается остановиться. Чаще всего смерть у тех людей, которые пережили перерыв в приеме наркотиков, наступает от того, что они начинают с той дозы, на которой они остановились. Организм уже отвыкает от этого яда, и чрезмерная доза и служит причиной смерти. Господа наркологи, хочу спросить вас, существует ли вообще какая-то статистика по смертям от передозировки и суицидов?

Владимир Попырин, психиатр-нарколог: Специфика данной болезни такова, что если человек встает на этот путь и не излечивается, то, как правило, все кончается смертельным исходом. По сути, все больные становятся заложниками собственной болезни.

Яков Бранд: Есть масса причин, по которой наркоманы заканчивают смертельным исходом – это передозировка, СПИД, суицид.

Владимир Попырин: Да, это многофакторная вещь.

Яков Бранд: Но что является наиболее частой причиной?

Владимир Попырин: Для молодежи это, несомненно, передозировка. Но чем дальше идет по жизни человек, страдающий наркоманией, тем больше примешивается сюда соматических факторов. К сожалению, в последнее время, наверное в 90% случаев люди, сидящие на игле, становятся не только носителями ВИЧ-заболеваний, но и страдают ими. По сути, наркомания уже отходит на второй план перед болезнями, связанными с печеночной патологией.

Яков Бранд: Татьяна Николаевна, скажите, пожалуйста, кто, по-вашему, может оказать психологическую помощь наркоману или человеку, который уже совершил попытку суицида? Ведь далеко не все обращаются к врачам и психиатрам. Что делать?

Татьяна Греченко, психолог: Существуют специальные центры психологической помощи и психологического консультирования. Вот там таким людям и пытаются оказать помощь. Конечно, наибольшая эффективность наблюдается при своевременном обращении. Кстати, еще один любопытный факт. Все практики говорят о том, что помощь действенна только в том случае, если человек приходит лечиться сам, то есть, у него достаточно высокий уровень мотивации. Если человека приводят насильно, то в этом случае эффективность помощи минимальна. Мне хотелось бы немного вернуться к предыдущему вопросу. Буквально позавчера мне попались на глаза данные о том, что, по статистике 2001 года, в случае употребления галлциногенов, на 1000 наркоманов приходится 4 случая суицида. Так что количество суицидальных попыток и случаев передозировок зависит от вида применяемого наркотика. Это очень важно.
 

Видосюжет
 

Егор Тимофеев: Я думаю, что человек, многократно употребляющий галлюциногены, теряет интерес к жизни. Ему становится не интересно то, что было интересно раньше. Ему становится не смешно то, что раньше было смешно. Он уходит в себя, ему кажется, что он начинает познавать себя, познавать свое сознание. В результате он абсолютно отворачивается от окружающего его мира.

Яков Бранд: Да и вообще, его начинает окружать какой-то маленький, серый мир, о чем тут можно говорить?

Егор Тимофеев: Да, ему становится неинтересно жить, и, как правило, эти люди заканчивают свою жизнь самоубийством. Центры, про которые вы говорили, необходимы для того, чтобы каким-то образом заинтересовать этих людей, рассказать им про то, что их окружает, что в мире есть что-то и кроме того, что находится у них в голове. Это очень важно.

Яков Бранд: То есть, вы считаете, что такие средства, как принудительное лечение, отправка в армию, в тюрьму или в закрытое лечебное учреждение приносят вред наркоману?

Егор Тимофеев: Это зависит от того, сколько и каких наркотиков он употреблял.

Яков Бранд: Не вижу разницы.

Егор Тимофеев: Потому что есть люди, которые могут остановиться, пойти в армию, потом вернуться и опять начать употреблять наркотики.

Яков Бранд: А что думают наши коллеги?

Егор Тимофеев: А могут и нет. То есть здесь, как карта ляжет.

Яков Бранд: Мне кажется, это не очень правильная постановка вопроса.

Егор Тимофеев: У людей просто мало интереса к жизни, надо его повышать.

Яков Бранд: Я согласен с вами.

Егор Тимофеев: Вот чем сейчас надо заниматься. Закрывать, запрещать – это все полумеры. Человека нужно заинтересовать, дать ему положительную альтернативу.

Яков Бранд: Как?

Егор Тимофеев: Этим надо заниматься, что-то придумывать, делать выставки, петь песни, занимать наукой, чтобы интересно и престижно было именно это.

Яков Бранд: Я расскажу вам о том, что видел собственными глазами в колхозе "Путь Ильича". Там стоят покосившиеся домики, а люди иногда зимой едят комбикорм, потому что больше им нечего есть. Но при этом находятся и такие, кто тратит последние деньги на наркотики. А вы нам рассказываете про выставки и про песни.

Егор Тимофеев: Вот если бы там были выставки, работал бы клуб, приезжали бы артисты со спектаклями, показывали бы хорошие фильмы – если бы люди жили не в колхозе, а в цивилизованных условиях, упал бы там уровень потребления наркотиков, или возрос? Как вы думаете?

Яков Бранд: Не знаю, может быть, и упал бы.

Сергей Галанин: А, может быть, и возрос бы.

Яков Бранд: Может быть, и так.

Егор Тимофеев: Смотря какие театры и концерты будут.

Яков Бранд: Насколько я понимаю, господин Кузнецов, у вас был опыт употребления наркотиков?

Валерий Кузнецов, фотограф: Да, был, очень серьезный.

Яков Бранд: А что вас остановило, можно спросить?

Валерий Кузнецов: Наверно то, что я однажды проснулся и понял, что моя жизнь состоит из того, что я просыпаюсь и думаю, где взять денег, чтобы купить очередную дозу.

Яков Бранд: Мне все-таки интересно узнать, какое впечатление на наркомана производит смерть от наркотиков друга или близкого человека?

Валерий Кузнецов: Отношение к этой смерти?

Яков Бранд: Да.

Валерий Кузнецов: Дело в том, что ни один наркоман, на мой взгляд, не будет ассоциировать эту смерть непосредственно с наркотиком. Будут какие-то отговорки относительно слабого здоровья, слишком чистого раствора, слишком большой дозы, и так далее и тому подобное. Но отношение к самому героину не изменится. То есть, подобные вещи не проецируются на себя. Я не спроецировал это на себя даже тогда, когда умер сам.

Яков Бранд: Что сделали?

Валерий Кузнецов: Умер ненадолго. Слава Богу, меня вернули.

Яков Бранд: У вас была клиническая смерть?

Валерий Кузнецов: Да.

Яков Бранд: Расскажите, как это произошло? Вы решили покончить с наркотиками после этого?

Валерий Кузнецов: Незадолго до того. Все было так, как вы сегодня рассказывали. Я на время прекратил принимать наркотики, а затем начал с той же дозы, на которой и остановился. Я просто выключился и не помню, что было со мной дальше. Наутро, когда я обнаружил на теле проколы, следы побоев и ужасно себя чувствовал, мне все рассказали.

Яков Бранд: После этого вы еще какое-то время продолжали принимать наркотики? Валерий Кузнецов: Да.

Яков Бранд: То есть, вас не напугала даже собственная смерть? Ужас какой-то. Человек от этого умирает, а потом все равно продолжает то же самое.

Егор Тимофеев: Вы когда-нибудь пробовали употреблять героин?

Яков Бранд: Нет, а вы?

Егор Тимофеев: Нет. Просто я слышал очень много рассказов о том, что человеку от этого становится настолько хорошо, что он быстро к нему привыкает. Наверное, пока мы не попробуем сами, нам будет очень сложно это понять.

Яков Бранд: Вы знаете, я считаю, что в жизни и без героина достаточно кайфа.

Егор Тимофеев: Да, у кого кайф есть, тому героин не нужен.

Яков Бранд: Кайф есть у всех, надо только захотеть его увидеть. Я понимаю, что молодые люди могут посмеяться над тем, что человек испытывает кайф, выходя на рассвете на берег Волги. На самом деле кайф есть везде и всегда, в любой секунде жизни, в интересной работе.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Что же делать бедолагам-наркоманам, которых даже клиническая смерть не заставляет отказаться от этой истории?

Сергей Авдеев, психиатр-нарколог: Значит, их надо принуждать лечить.

Яков Бранд: Cмотрите, как резко! Вы же нарколог, вы врач.

Сергей Авдеев: Да.

Яков Бранд: И вы за принудительное лечение?

Сергей Авдеев: Да.

Егор Тимофеев: Героин можно лечить?

Яков Бранд: Меня всегда обвиняют, что я маргинальный и выступаю за ужесточение борьбы с наркоманией, с наркоманами, за принудительное лечение, за то, что я хочу их собрать всех в какие-то резервации. Наркологи и психологи говорят, что принудительное лечение не помогает.

Егор Тимофеев: Просто, вылечив больных, вы их оставите без работы.

Яков Бранд: Что же делать? Многие молодые люди уже не знают этого понятия, но в советское время существовали так называемые ЛТП, которые тоже не давали особого эффекта.

Сергей Авдеев: Почему не давали эффекта?

Яков Бранд: Потому что, выйдя оттуда, люди опять начинали пить и колоться.

Сергей Авдеев: Хорошо, а за что человек попадал в ЛТП?

Яков Бранд: За то, что он выпивал или был наркоманом.

Сергей Авдеев: Нет, не за то, что он выпивал, а за то, что он вел асоциальный образ жизни. Он буянил, прогуливал работу, отказывался лечиться, и в результате попадал в ЛТП.

Яков Бранд: Я вам один умный вещь скажу, господина Бродского тоже судили за асоциальный образ жизни. Как вы помните, наши психиатры в течение очень долгого времени не входили во Всемирную ассоциацию психиатров именно за подобную практику. Ибо кто может определить, какой образ жизни является асоциальным? Ну не хочет человек работать, пьет водку...

Сергей Авдеев: Бьет жену, бьет соседей.

Яков Бранд: Тогда его надо судить, или наказывать, или лечить.

Сергей Авдеев: Правильно, надо лечить в ЛТП.

Яков Бранд: Но 90% лиц, прошедших ЛТП, возвращались к наркотикам или пьянству.

Сергей Авдеев: А сколько приходило на лечение повторно?

Яков Бранд: 90%.

Сергей Авдеев: Нет, в ЛТП возвращалось не более 10% пациентов.

Егор Тимофеев: Я думаю, что не все телевизионные зрители знают, что такое ЛТП. Наверно, надо расшифровать.

Яков Бранд: ЛТП – это так называемый лечебно-трудовой профилакторий.

Сергей Авдеев: Может быть, они и продолжали пить, но они уже делали это дома, тихо-спокойно.

Яков Бранд: А, то есть, вы все-таки такой советский человек.

Сергей Галанин: Или тихо-спокойно на работе.

Яков Бранд: Плохо все это, ребята. Дело в том, что известные люди, очень волевые по своей натуре – я не буду сейчас называть фамилий – но это очень известные актеры, певцы, художники – не смогли справиться с этой историей и покинули мир, именно присев на иглу или принимая другие наркотики.

Егор Тимофеев: Вы думаете, что они сделали это только потому, что у них воли не хватило?

Яков Бранд: Я не знаю почему. Для меня это загадка. Поэтому я и пытаюсь найти ответ у наркоманов, наркологов, психологов.

Егор Тимофеев: Почему люди умирают от наркотиков?

Яков Бранд: Нет, почему они умирают от наркотиков, я понимаю. Почему люди, страстно желавшие бросить наркотики, не смогли это сделать, причем, еще раз говорю, люди довольно волевые в других своих проявлениях.

Татьяна Греченко: Конечно, группы наркоманов бывают очень и очень разными. Если проанализировать мотивы, приводящие человека к наркотику, то можно выделить как минимум пять групп, хотя на самом деле их гораздо больше. Одну из групп составляют представители творческих профессий, которые начинают использовать наркотики для того, чтобы повысить свой творческий потенциал. Они считают, что увеличат его, прибегнув к наркотику. Это и становится одним из доминирующих мотивов употребления. Возможно, при первых употреблениях человек и испытывает некий взлет, хотя на самом деле его творческий потенциал падает от приема к приему. Анализ истории художественного творчества показывает, что таким средством пользовались многие знаменитые писатели, художники, артисты.

Егор Тимофеев: Не только писатели. Бывают люди, которые просто много работают, которые постоянно устают. Для того, чтобы находиться все время в хорошем состоянии, они тоже употребляют стимуляторы. Это другая история.

Татьяна Греченко: Но другое дело то, что креативность у этого человека падает от раза к разу. Отсюда возникает потребность увеличения дозы. Вот поэтому представитель подобной группы и возвращается к приему наркотиков.

Егор Тимофеев: ЕГОР ТИМОФЕЕВ: Групп ровно столько, сколько наркотиков разных видов.

Татьяна Греченко: Совершенно верно.

Егор Тимофеев: Просто все они связаны.

Яков Бранд: У вас правда очень богатые знания. По-моему, все-таки вы наркоман!

Егор Тимофеев: А вы тоже, по-моему, наркоман

Татьяна Греченко: Другая проблема вот какая. Ведь каждый вид наркотиков действует своим специфическим способом. Механизм действия наркотика – это тоже исключительно важная проблема. Ей сейчас занимаются очень многие области науки. Здесь и биохимия, и нейрофизиология, и биофизика. Ведь если мы сравним механизмы действия этанола, то есть алкоголя, и такого галлюциногена, как ЛСД, окажется, что они совершенно разные. Поэтому при лечении возникают совершенно различные исходы. Вот в чем суть дела.

Яков Бранд: Я спрашиваю об этих вещах, потому что не понимаю. Но боюсь, что не понимаю не только я, но и вы не понимаете, и наркологи не понимают.

Егор Тимофеев: Мне кажется, что наркологи понимают очень хорошо.

Татьяна Греченко: Конечно. Проблема многоплановая, но одна вещь более-менее ясна всем. Дело в том, что наркотики разной природы и разных методов действия формируют своеобразные центры положительного подкрепления, воздействуя на эмоциональную сферу. Получается, что человек, получив положительную эмоцию, любым путем старается к ней вернуться. При этом возникают самые разные поведенческие варианты. Когда человек, принимая наркотик, видит смерть близких ему людей, то ему приходится выбирать, что он ценит выше: выживание или свою творческую способность. Здесь завязывается в один узел целый ряд проблем. Мне кажется, что, несмотря на всю борьбу с наркоманией и антинаркотическую пропаганду люди очень плохо представляют себе, что происходит в их организме под влиянием наркотиков. Очень действенным рычагом был бы реальный показ того, как перерождается мозг наркомана, как год от года или даже месяц от месяца изменяется функционирование клеток его головного мозга. Вот это, наверное, было бы очень действенным рычагом.

Яков Бранд: Спасибо. У меня есть вопрос к нашим интернетчикам, представителям сайта "Нет – наркотикам". Обращаются ли к вам за помощью люди, которых посещают суицидальные мысли или люди, уже пережившие попытки суицида? Если да, то что они при этом говорят, как описывают свои ощущения?

Виктор Дружинин, сайт "Нет – наркотикам": Непосредственно за помощью при суицидальных настроениях? Пожалуй, такого нет, как правило, задают вопросы по поводу своего состояния, то есть, рассказывают, например, что употребляют такое-то вещество в течение такого-то времени и интересуются, чем им это грозит, как с этого "соскочить". Есть другой момент. Дело в том, что на нашем сайте работает достаточно живой форум, где совершенно свободно общаются и люди, употребляющие в настоящий момент наркотики, и те, кто когда-то их употреблял. Когда заходит речь о потере друзей, то очень многие вспоминают о том, что из компании в 5–6 человек в живых остался только один. Таких примеров масса.

Яков Бранд: Все-таки все это очень грустно и печально. Егор, скажите нам что-нибудь. Егор Тимофеев: Мне кажется, что человеку, смотревшему эту передачу, будет непросто найти в ней смысл. Мы сказали о том, что наркотики употреблять не надо, если же кто-то их употребляет, то ему надо перестать это делать. Это смысл передачи, или мы все-таки хотим вспомнить о людях, умерших от наркотиков, и понять, почему они это сделали. Причина, как мне кажется, в первую очередь – употребление наркотиков, а во вторую – то, что сейчас в жизни молодых людей образовалась очень большая пустота. Может быть, время сейчас такое, может быть, поколение такое, но, по моему субъективному мнению, нужно находить побольше интересных развлечений и хорошо их подавать.

Яков Бранд: То есть, нужна альтернатива.

Егор Тимофеев: Конечно. Новые интересы, новые развлечения, даже игры, даже компьютеры и то иногда отвлекают людей от наркотиков. Жизнь должна быть интересней, насыщенней, и конечно же люди должны думать о здоровье, вот и все. Это если говорить о наркотиках.

Сергей Галанин: Древние индийцы говорили: "Пусть недолго проживет человек, жизнь его счастлива, если он прожил ее ради ближних". Все очень просто. Давайте аккумулировать добро, давайте любить друг друга, может быть в этом и есть смысл какого-то нового возрождения.

Яков Бранд: Да, и, может быть, нам таким образом удастся хотя бы кого-то близкого спасти от необдуманных и непоправимых ошибок. Спокойной ночи.

Егор Тимофеев: Спокойной ночи, спасибо большое.

Сергей Галанин: Спокойной ночи.
 

Видеосюжет
 

Цикл передач "Кома"

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования