Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома – 26". "Наркотики и модельный бизнес"

09 апреля 2002

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Мода – настолько невыносимая разновидность уродства, что приходится менять ее каждые полгода", сказал Оскар Уайльд. А Бернард Шоу добавил: "Мода – неуправляемая эпидемия". Доброй ночи. В эфире программа "Кома". Тема нашей передачи: "Наркотики и модельный бизнес". Ведут программу, как всегда, доктор медицинских наук, личный друг Жана Поля Готье Яков Бранд.

Яков Бранд: Доброй ночи. Я не знаю, почему у моего соведущего, музыканта Сергея Галанина, сегодня такое веселое настроение, наверно, потому, что в студии много красивых женщин, о чем я вам и сообщаю. У нас также присутствуют гости, которые помогут нам разобраться с сегодняшней проблемой. Я напоминаю, что наш адрес в сети Интернет – www.narkotiki.ru.

Сергей Галанин: С нами в этом очаровательном и странном "стакане" луч света в темном царстве – модель Инна Гомес. Здравствуйте.

Инна Гомес, модель: Здравствуйте, добрый вечер.

Яков Бранд: Инна, несмотря на то, что вы наша прекрасная гостья, наш разговор может порой быть не очень приятным для вас, поэтому я заранее приношу свои извинения за некоторые не очень корректные вопросы. Начну я вот с чего. Недавно в одном из известных модельных агентств я наблюдал такую картину: мамы с дочками от 8-10 и до 16 стоят в длиннющей очереди и всяческими силами пытаются пристроить своих чад в школу моделей. Им хочется, чтобы те подольше были моделями. Как вы считаете, если девушка столь рано попадает в модельный бизнес – это хорошо или плохо?

Инна Гомес: Я думаю, что в 16 лет уже можно задумываться о том, интересно ли это, и стоит ли это пробовать. Я знаю о том, что существует много детских модельных агентств, и мне кажется, что это не совсем правильно, потому что в этом возрасте ребенка можно занять чем угодно. При этом отдать ребенка в школу моделей – наверное не самый верный шаг со стороны родителей. Внешняя сторона модельного бизнеса на самом деле смотрится очень привлекательно – это журнальные обложки, презентации, какие-то поездки, экран и так далее...

Яков Бранд: Красивая одежда.

Инна Гомес: Это все очень красиво и похоже на сказку, но скрывает за собой огромный труд. Именно этот труд и обязывает к невероятной самодисциплине.

Яков Бранд: Скажите, пожалуйста, в агентствах работают какие-нибудь психологи, которые тестируют детей и подростков на предмет того, могут они быть моделями, или нет?

Инна Гомес: Мне не приходилось сталкиваться с ситуацией, когда мне в моем модельном кругу потребовался бы психолог. Правильным, наверное, будет переадресовать этот вопрос девушкам из нашего агентства.

Яков Бранд: Девушки, скажите пожалуйста, вы когда-нибудь сталкивались с тем, чтобы отбором моделей занимался психолог?

Модель: Нет, честно говоря, никогда.

Яков Бранд: Понятно. А в каком возрасте вы пришли в модельный бизнес?

Модель: В шестнадцать.

Яков Бранд: А ваша соседка?

Модель: Я тоже в шестнадцать, сразу после школы.

Яков Бранд: Пусть вас не удивит, что следующий вопрос я задам нашему адвокату. Я просил бы присутствующих здесь представителей модельного бизнеса не обижаться на наш разговор. Господин адвокат, скажите, пожалуйста, существуют ли в Уголовном Кодексе какие-либо статьи, связанные с модельным бизнесом?

Александр Островский, адвокат: Да, таких статьи три. Статья 240: "Вовлечение в занятие проституцией путем шантажа и угроз", ответственность от 3 до 6 лет, либо штраф до одной тысячи минимальных зарплат. Есть статья 241: "Организация или содержание притонов". Она предусматривает штраф до одной тысячи рублей, либо лишение свободы до 5 лет. Ну а в тех случаях, когда вышеперечисленные действия я касаются несовершеннолетних, то есть, девушек, не достигших 18 лет, то деяния квалифицируются по самостоятельной статье 151, "Вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией", по которой можно получить тоже немало, до четырех лет.

Сергей Галанин: Господин адвокат, вы утверждаете, что занятие модельным бизнесом и проституция, это одно и то же?

Александр Островский: В общественном сознании это тесно связано.

Яков Бранд: Разрешите мне поправить нашего адвоката, высказавшегося с истинно римской прямотой. По новому Уголовному Кодексу совершеннолетними считаются лица, достигшие 14 лет.

Александр Островский: Вы ошибаетесь. Выдача паспорта это еще не совершеннолетие. Совершеннолетие наступает в 18 лет.

Яков Бранд: Понятно. Второй момент. Проституция и модельный бизнес связаны далеко не всегда. Что греха таить, в обществе, иногда не без основания, существует мнение, что модельный бизнес и проституция, а, следовательно и наркотики весьма тесно связаны между собой. Не секрет, что под маркой целого ряда агентств маскируются так называемые "эскорт – услуги". Не могу назвать это публичными домами, но там собираются люди или девушки, которые занимаются проституцией, или которых к этому принуждают. У меня по этому поводу два вопроса: как правильно выбрать агентство, чтобы не попасть в подобную историю, и, как вы считаете, как с этим можно бороться?

Инна Гомес: Я могу смело и уверенно сказать об агентстве, в котором я работаю, что это – очень хорошая фирма. Я сотрудничаю с ним уже несколько лет и не могу пожаловаться на отсутствие работы. Не сочтите это за рекламу – это реальный факт.

Яков Бранд: Понятно.

Инна Гомес: Опыта работы в других агентствах у меня нет.

Яков Бранд: Но вам известны случаи, когда модельные агентства занимались деятельностью подобного рода?

Инна Гомес: Лично мне – нет. Мне подобное неизвестно и незнакомо.

Яков Бранд: А вам, уважаемые наши гости? Вы тоже никогда не слышали о том, что модельные агентства прикрывают "эскорт-услуги" и на самом деле являются агентствами по предоставлению услуг интимного характера?

Полина Елфимова, директор модельного агенства: Конечно, слышала, но называть подобные агентства я не буду. Хочу сказать, что в этом бизнесе больше грязи, чем в любом другом. Порядочных людей в нем единицы, причем это справедливо как для нашей страны, так и для Европы, других цивилизованных стран.

Яков Бранд: То есть, вы считаете, что порядочных людей в этом бизнесе меньшинство?

Полина Елфимова: Да.

Яков Бранд: Если вы не хотите называть агентства, то это – ваше право, однако у всех на слуху скандалы, связанные с принуждением к проституции и торговле наркотиками, процветающей в подобного рода фирмах. Все мы часто видим в газетах объявления: "Досуг, модели", с указанием телефонных номеров. Что делать матерям, которые пытаются пристроить своих детей в какое-то прекрасное агентство, рассчитывая на баснословные, зачастую преувеличенные заработки? Мне кажется, что в модельном бизнесе большие деньги получают единицы. В результате оказывается, что на самом деле они отдают своих детей в публичный дом. Как разобраться в этом?

Полина Елфимова: Во-первых, мамам надо изучить вопрос и не отдавать детей моложе 16 лет в школы моделей. "Школа моделей" – это достаточно абстрактное понятие, потому что научиться работе модели можно за две недели. У нас при агентстве есть бесплатная школа, только для моделей, которые нам подходят для работы у нас. Дело в том, что к нам приходят девушки из других школ, показывают какие-то сертификаты – но они совершенно непригодны для работы моделями, а психика у них уже испорчена. Они в этом возрасте очень ранимы. Такие дети приходят к нам практически каждый день.

Сергей Галанин: То есть, вы тоже, как и Инна, против этих детских школ?

Полина Елфимова: Да, против.

Инна Гомес: Для модели важно какое-то внутреннее чувство. Действительно, стать ей можно за два съемочных дня. Это все происходит настолько автоматически, что я не знаю, чему здесь на самом деле можно учиться.

Полина Елфимова: Это не балет.

Яков Бранд: А специальная походка, подача.

Инна Гомес: Вы можете заниматься этим параллельно с учебой, с какой-то другой профессией. Все действительно приходит с практикой, когда тебя отбирают, и ты уже начинаешь работать.

Сергей Галанин: Мы можем во всеуслышание заявить, что все эти школы для детей, это просто конторы для выколачивания денег из родителей.

Инна Гомес: Да, конечно, люди на этом зарабатывают, но на самом деле спрос рождает предложение. Нам постоянно звонят мамы и просят за деньги взять ребенка. Они сами хотят, чтобы их обманули и забрали их деньги. Ситуация просто абсурдная.

Сергей Галанин: Они даже не знают, что у вас эти две недели обучения бесплатные.

Инна Гомес: Мы объясняем им, что к нам можно приходить на просмотр с 16 лет.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Вы – директор агентства. Что, по вашему мнению, могут сделать родители, чтобы психологически подготовить 16-летнего ребенка к карьере модели? Предположим, девушка стала популярной моделью, у нее наладилась карьера, идет бизнес, появляются деньги, поклонники на "Мерседесах", она вдруг становится "элитарной барышней". Как избежать подобной карьеры, поскольку от элитарной барышни очень просто перейти в разряд элитарной проститутки.

Полина Елфимова: Среди успешных моделей я с этим не сталкивалась.

Яков Бранд: Как подготовить человека к этому?

Полина Елфимова: Наверное, его надо как-то поддерживать...

Яков Бранд: Наши психологи могут что-нибудь сказать по этому поводу? Или мы предоставим слово самим девушкам.

Татьяна Понасуткина, модель: Дело в том, что девушка, приходящая в агентство работать моделью, должна очень четко осознавать, что она приходит туда не веселиться, а работать, строить карьеру. Так что мнимый кураж, все эти "Мерседесы", красивая одежда, должны отойти на второй план. Она приходит зарабатывать деньги, так что ей должно быть интересно именно это, процесс показа, съемки, а не что-то другое.

Яков Бранд: Хочу вас перебить. На самом деле все очень просто, подъезжает "Мерседес", из него выходит красивый молодой человек, предлагает сумму, которую начинающая модель может заработать только за 10 показов. 16-летней девушке очень трудно устоять от такого красивого приглашения к сексу.

Татьяна Понасуткина: Вы знаете, предложения к сексу могут поступить не только в модельном бизнесе. Дело в том, что здесь, может быть, в связи с большим количеством презентаций, "красивой жизнью", больше шансов получить такое предложение. Тем не менее, каждый человек, приходя на какую-либо работу, в том числе и становясь моделью, делает это с какой-то целью. Кто-то идет в модельный бизнес, чтобы выйти замуж, кто-то приходит, чтобы заняться проституцией. Кому что надо, тот это и получает. Причем это не обязательно связано с модельным бизнесом. Можно прийти, устроиться работать секретаршей в офис и точно так же заниматься скрытой проституцией с начальником.

Яков Бранд: Просто в вашем бизнесе собирается очень много красивых девушек.

Татьяна Понасуткина: Соблазн велик. Нужно просто иметь голову на плечах, вот и все.

Рустем Хафизов, психолог: Я, как гость, хочу задать короткий вопрос. Есть ли в агентстве психологи и работают ли они с моделями?

Яков Бранд: Я вас понимаю. Вы хотите напроситься на работу.

Рустем Хафизов: Нет, мне просто интересно. Мы уже выяснили, что при приеме психолог не работает. Работает ли он с моделью потом, в процессе ее работы?

Инна Гомес: Наверное, вопрос не ко мне. Честно говоря, я в этом некомпетентна. Я не знаю.

Яков Бранд: С вами лично кто-нибудь работал?

Инна Гомес: Со мной – нет. Я, наверное, в этом смысле не очень показательный пример, потому что пришла в агентство, когда мне было уже 26 лет.

Яков Бранд: Ой!

Инна Гомес: Да. Я не буду говорить, как долго я там работаю.

Сергей Галанин: Это было 20 лет назад.

Инна Гомес: В этом смысле у меня уже было какое-то сложившееся мировоззрение.

Яков Бранд: Давайте спросим у директора агентства, есть ли у них в штате психологи?

Полина Елфимова: Нет. И не будет.

Яков Бранд: Вы считаете, что это не нужно?

Полина Елфимова: Такая у нас работа. Если девушке 16 лет, то мы в основном общаемся с ее мамой, а не с ней самой.

Рустем Хафизов: Когда вы принимаете 16-летнюю девочку на работу в агентство, откуда вам знать, что у нее очень хорошие отношения с мамой? Это первый вопрос. Второй вопрос. Каким образом происходит психологическая коррекция личности, когда девочка вдруг становится звездой? У нее вдруг становится много денег, она может тратить их куда угодно, в том числе и на наркотики. Что происходит с человеком, у которого в кармане не было ни гроша, когда он вдруг становится богатым? Вот какие вопросы возникают в первую очередь, когда между матерью и дочерью не совсем хорошие или проблемные отношения. Что тогда происходит? Можно ли это выяснить уже при приеме девочки на работу?

Яков Бранд: Я сейчас буду его защищать!

Инна Гомес: Задача родителей, наверное, как раз и заключается в том, чтобы не создавать конфликта с детьми, чтобы не толкать ребенка на улицу и не заставлять его общаться с кем-то посторонним, прислушиваясь к советам этого постороннего. Наверное, родители все-таки самые близкие люди, которые, скорее всего, будут давать только добро. Конечно, это сложная задача, не зря существует конфликт отцов и детей. Может быть, самим родителям следует куда-то обратиться, чтобы разрешить уже существующие в семье проблемы и уже одним этим предотвратить массу других последствий того, что им не удалось найти общего языка с собственными детьми.

Яков Бранд: Мне кажется, что вам очень повезло с родителями.

Инна Гомес: Мне – на 100%.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Извините, но следующий вопрос снова будет к вам. Вы у нас сейчас единственная акула модельного бизнеса такого масштаба, хотя и очень красивая акула.

Полина Елфимова: Акула сидит с вами рядом.

Яков Бранд: Нет, она не акула. Акула вы. Вы же директор, эксплуатирующий моделей.

Полина Елфимова: Она наша ведущая модель.

Яков Бранд: Это другой вопрос. Карьера модели за редким исключением скоротечна. Вы каким-либо образом готовите своих девушек к тому, что закончив работу в модельном бизнесе, или потерпев в нем неудачу, они останутся без специальности, без средств к существованию. Я не думаю, что на сегодняшний день в России есть хоть одна модель, способная своим трудом обеспечить себе благосостояние на долгие годы. Знают ли об этом ваши девушки?

Полина Елфимова: В нашей стране еще долго не будет такой ситуации, при которой модель сможет заработать себе на долгую и безбедную жизнь.

Яков Бранд: Я понимаю.

Полина Елфимова: Слава Богу, практически все девочки тоже это понимают и, наверное, 98% наших моделей учатся в каких-либо институтах. Когда они заканчивают активную работу и трудятся где-то в других местах, мы иногда привлекаем их на съемки видеорекламы.

Яков Бранд: Скажите, пожалуйста, учитывая то, что речь идет о тяжелом труде...

Полина Елфимова: Тяжелый труд – это в основном за границей. У нас это хобби.

Яков Бранд: Сейчас стало очень модно приглашать девушек из модельных агентств на различные тусовки и презентации, это считается "круто". На этих тусовках довольно часто появляются наркотики – кокаин, другие, модные сегодня препараты.

Полина Елфимова: Это уже не модно.

Яков Бранд: Уже не модно? Спасибо вам большое. Я хотел узнать, фиксировались ли в вашем агентстве случаи употребления девушками наркотиков? Терпите ли вы у себя подобное?

Полина Елфимова: Думаю, что это бывало в начале и середине 90-х годов. Прошла какая-то волна, но она быстро спала. У нас не было случаев, чтобы девушки впадали в наркозависимость, иначе бы мы знали об этом. У нас работают взрослые девушки, они ходят, куда хотят. Мы только отслеживаем круг знакомств.

Яков Бранд: Теперь мой следующий вопрос. Понятно, что девушки, которые занимаются модельным бизнесом, вынуждены ограничивать себя в еде. Кушать-то хочется?

Полина Елфимова: Всегда. Кушать хочется всегда и много.

Яков Бранд: Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Так вот, во многих средствах для похудания, особенно тех, которые ввезены сюда контрабандным путем и не имеют сертификации, так или иначе присутствуют стимуляторы и наркотики. Естественно, названий этих средств я сейчас называть не буду. Как часто, на ваш взгляд, модели пользуются подобными средствами? Или они просто сидят на диете?

Полина Елфимова: На самом деле сидеть на диете не обязательно. Если к нам приходит девушка, которая нас устраивает, но обладает некоторыми "нюансами", то есть ей надо где-то чуть-чуть похудеть, мы даем ей соответствующие советы. Ей, например, придется пару месяцев походить в бассейн с инструктором, поплавать, и все придет в норму. Что же касается каких-то препаратов, то я просто не знаю, о чем вы говорите.

Яков Бранд: О чем я говорю? Какое счастье, что у нас в модельном бизнесе есть такие чистые и замечательные люди, которые ничего не знают ни про проституцию, ни про наркотики. Это просто гениально.

Сергей Галанин: Вообще лучшее средство для похудания – это секс. Но здесь в студии дети, к которым, кстати, у меня вопрос. Ты сам обозначил этих милых девушек таким нежным термином. Шестнадцатилетние девушки – это дети. Это твои слова?

Яков Бранд: Это правда.

Сергей Галанин: А у меня вопрос к девушкам. Вот вы уже чуть-чуть узнали эту профессию. У вас когда-нибудь, я уверен в этом, будут прекрасные дети, которые будут очень похожи на вас. Вы пожелали бы им повторить свой выбор? Нет, это вопрос к детям, доктор. Не надо смотреть на Инну.

Яков Бранд: Я могу просто посмотреть на Инну?

Инна Гомес: Пусть дети скажут. Я потом добавлю.

Екатерина Маликова: Мне кажется, я бы хотела, чтобы моя дочь занималась модельным бизнесом. Мы уже говорили, что в агентстве нет психолога. Я бы стала лучшим психологом для своей дочери. Я постаралась бы оградить ее от тех ошибок, которые, наверное, совершала сама. От тех опасностей, которые нависали надо мной, но которых мне удалось избежать.

Яков Бранд: Извините за нескромный вопрос, но о каких опасностях вы говорите?

Екатерина Маликова: Можно влюбиться в деньги, можно забыть о том, что пришла работать и зарабатывать честно. Можно просто запутаться и заблудиться.

Яков Бранд: А вот кто вам подсказал, чтобы вы не заблудились?

Екатерина Маликова: Наверное, моя мама.

Яков Бранд: А вы бы хотели, чтобы ваши дети были моделями?

Инна Гомес: Я не вижу в этом абсолютно ничего плохого.

Яков Бранд: Я не говорю "плохо", я просто спрашиваю, хотели бы вы этого?

Инна Гомес: Если они изберут этот путь, значит, такова будет их воля. Катя, наверное, была права, заметив, что лучшие психологи, которые могут помочь человеку наладить свою жизнь – это родители. Конечно, все начинается в семье, поэтому очень важно как можно чаще вступать в диалог с ребенком, чтобы хотя бы в теории оградить его от того, что с ним может случиться. Это касается и ситуации с наркотиками. Я не знаю, как мне это объяснили родители, хотя я принадлежу к доперестроечному поколению, которое вообще мало слышало о наркотиках. Тем не менее, меня воспитывали строго, но справедливо...

Яков Бранд: Били?

Инна Гомес: Может быть, когда я была совсем маленькой, хотя я этого уже и не помню. Тем не менее, родители смогли вложить в меня понимание того, как жить, что в жизни хорошо, а что – плохо. Я не только отрицательно отношусь к наркотикам, но даже дыма табачного не переношу. Все мои друзья знают, что, столкнувшись с табаком, я превращаюсь в страшную зануду и начинаю просто пилить человека, говоря, как это плохо и вредно. Так что говорить о наркотиках тут даже не приходится.

Сергей Галанин: Вашим детям будет гораздо легче, чем вам, потому что вы, наверное, в отличие от вашей мамы, уже обладаете гигантским опытом в этой профессии.

Инна Гомес: Да.

Сергей Галанин: Мама не работала в этом бизнесе?

Инна Гомес: Нет, хотя она потрясающе красивая женщина. В ее время этой профессии вообще не существовало.

Сергей Галанин: Существовала такая профессия, вспомните хотя бы фильм "Бриллиантовая рука".

Яков Бранд: Ирина, вы что-то хотите сказать?

Ирина Светловская, психолог: Замечательно, когда у девочек такие родители, но, тем не менее, очень жаль, что в модельных агентствах не работают психологи. Дело в том, и я говорю серьезно, что в подобных агентствах очень высока заболеваемость анорексией.Да.

Сергей Галанин: А что это за болезнь, скажите мне?

Яков Бранд: Это когда люди перестают есть.

Ирина Светловская: Да, когда девочки хотят соответствовать определенной форме. Это существует не только в модельных агентствах, но там это особенно развито. В Америке в свое время была просто катастрофа, когда 14-16-летние девочки худели до степени истощения. Как правило, в модельные агентства идут девочки, которые хотят повысить свою самооценку, то есть не только ради денег. В агентствах, как вы сказали, прилично платят?

Яков Бранд: Все зависит от того, что имеется в виду под большими деньгами.

Ирина Светловская: Я думаю, что одной из причин обращений в модельные агентства является попытка девушек доказать самим себе, что они красивые. На самом деле для этого, помимо денег, существует масса самых разных причин. Век модели действительно недолог, а стрессов очень много. Ее могут не снять там, где ей хочется, а когда ее карьера заканчивается, даже если удалось заработать деньги, ей очень нужен человек, который был бы рядом и помог ей обойтись без наркотиков.

Яков Бранд: Я бы предпочел, чтобы на этом месте оказался все-таки муж, а не психолог. Вы знаете, когда я готовился к этой программе, думал задать девчонкам какие-то коварные вопросы, рассчитывал, что они начнут со мной ругаться...

Сергей Галанин: А увидел их и растаял.

Яков Бранд: Нет, дело не в этом. Я задаю эти вопросы, а они мне спокойно на них отвечают. В передаче нет конфликта.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Мне бы очень хотелось, чтобы сбылось все то, о чем вы говорите, чтобы модельный бизнес был чистым, чтобы дети, вовлеченные в этот бизнес, как можно дольше оставались детьми, чтобы они как можно позже сталкивались с теми опасностями, которые, как сказала одна из присутствующих здесь моделей, грозят им в этом бизнесе. Инна, в вашем лице мы хотим поздравить все население нашей страны с несколько странным коммунистическим праздником, который мы все равно празднуем. 23 февраля уже сделали выходным днем. Я надеюсь, что скоро прибавят 3-4 дня к 8 марта. Вас, милые девушки, тоже с 8 марта, счастья вам, здоровья и успехов.

Инна Гомес: Спасибо большое.

Сергей Галанин: Теперь моя задача – сказать в конце несколько умных слов. "Диктаторы моды тоже иногда ошибаются, но всегда найдутся миллионы женщин, которые охотно за это заплатят". Барбара Стрейзанд, между прочим. Пусть другие люди обсуждают современные модели автомобилей, говорят о сексе, о спорте, о музыке, о книгах в конце концов...

Яков Бранд: А мы будем говорить о красивых женщинах.

Сергей Галанин: И в этих разговорах мы никогда не будем вспоминать о наркотиках, потому что, как мы уже говорили, сегодня это не модно. Будьте здоровы и красивы. Спокойной ночи.

Яков Бранд: Спокойной ночи. Спасибо.
 

Видеосюжет
 

Цикл передач "Кома"

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования