Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома – 24". "Спорт и наркотики"

05 апреля 2002

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": Римский поэт Гораций сказал, что сила, лишенная разума, гибнет сама собой. Добрый вечер, а вернее доброй ночи. В эфире программа "Кома". Сегодня мы будем говорить о спорте. Для одних спорт – это мир, для других – физкультура, доведенная до абсурда. По словам Джорджа Оруэлла, серьезный спорт вообще не имеет ничего общего с честной игрой. Итак, тема сегодняшней передачи "Спорт и наркотики". Ведем ее мы, доктор медицинских наук, чемпион России по борьбе с болезнями сердца и других, не менее важных органов, Яков Бранд.

Яков Бранд: Добрый вечер. А также заслуженный мастер спорта по извлечению различных звуков, музыкант Сергей Галанин.

Сергей Галанин: Мы очень рады, что сегодня у нас в гостях двукратный олимпийский чемпион, многократная чемпионка Европы и России по спортивной гимнастике, а самое главное, кандидат педагогических наук Светлана Хоркина.

Светлана Хоркина, олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике: Добрый вечер, я очень рада приветствовать вас всех в этой прекрасной студии.

Сергей Галанин: Программа будет достаточно напряженной, это Яков тебе обещает. Для начала я бы хотел, чтобы Светлана поздравила наших мужчин с 23 февраля. Теперь это выходной день, можно праздновать по полной программе. Я думаю, что мужчинам будет очень приятно выслушать поздравление из ваших уст.

Светлана Хоркина: Да, с удовольствием. Мне сегодня очень повезло. Дорогие, любимые мужчины, поздравляю вас с 23 февраля, днем защитника Отечества. Желаю вам здоровья, здоровья и еще раз здоровья. Нам нужны здоровые мужчины. Это самое главное.

Яков Бранд: Спасибо. Как всегда, в студии находятся эксперты по обсуждаемым вопросам, а ваши отзывы вы можете направлять на сотрудничающий с нами сайт www.narkotiki.ru. Известны ли вам случаи, когда люди, добившиеся очень больших успехов в спорте, но сидевшие в свое время на стимуляторах и прочих препаратах, спивались, превращались в людей, совершенно не нужных ни обществу, ни близким. Их выгнали из членов федерации, но при этом уже подсадили на анаболики, гормоны, наркотики и прочие препараты.

Светлана Хоркина: На самом деле это страшная история. Когда спортсмен дает результаты, то ими кормится не только он сам, но и федерация, и страна. Но когда его карьера заканчивается, то он просто больной человек. Если он употреблял различные запрещенные препараты, то у него нет здоровья, чтобы заняться какой-то другой работой, не касающейся спорта. Он просто вычерпан изнутри. Это нечто вроде язвы. Поэтому многие просто не могут перешагнуть этот рубеж в своей жизни из-за "подсаженного" психологического состояния. Они не чувствуют поддержки и помощи со стороны федерации, государства, с тем, чтобы им просто помогли перейти грань, немного поддержали, а дальше человек справился бы сам.

Яков Бранд: Вам известны конкретные примеры?

Светлана Хоркина: Слава Богу, нет.

Бывший спортсмен: Я могу назвать конкретные имена. Была такая "коптевская группировка", возглавлял которую некий Наум. Она практически вся состояла из членов сборной страны по вольной борьбе. К настоящему моменту все они погибли.

Яков Бранд: Они употребляли наркотики?

Бывший спортсмен: Да, после спорта. Они организовались где-то в 1992-1993 годах. К 1995 году ни одного из них в живых не осталось.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Светлана, вы посмотрели сюжет, а теперь я хочу вас спросить, кому вообще нужен такой спорт?

Светлана Хоркина: Смотря какой спорт. Сейчас мы просмотрели сюжет про допинг, так вот я приравниваю допинг к наркотикам.

Яков Бранд: Поэтому мы и обсуждаем этот вопрос.

Светлана Хоркина: Или мы будем говорить о чистом спорте?

Яков Бранд: Вообще, нужен ли спорт высших достижений кому-нибудь, кроме самих спортсменов?

Светлана Хоркина: Я думаю, что такой спорт прежде всего нужен человеку, который чувствует, что он может быть первым. Ведь выбор дороги в профессиональный спорт – это, прежде всего, выбор самого человека, рискнувшего идти дальше. Он ведь тратит свое здоровье.

Яков Бранд: Поскольку профессиональный спорт все-таки вреден для здоровья.

Светлана Хоркина: Могу поспорить. Я, например, себе вреда не приношу.

Сергей Галанин: Кстати, у меня есть цитата о твоем виде спорта. Гениальный Генри Форд, создавший целую промышленность, сказал, что гимнастика – это полная чушь. Здоровым она не нужна, а больным противопоказана.

Светлана Хоркина: Не будем оспаривать мнения столь великого человека.

Яков Бранд: А мне нравится!

Сергей Галанин: Кому нужны твои американские автомобили?

Светлана Хоркина: Я занимаюсь гимнастикой профессионально, потому что мне это нравится, мне это интересно. Я человек риска. Я считаю, что тот, кто не рискует, тот не пьет шампанского. Мне постоянно нужен адреналин, я должна с кем-то бороться, я должна преодолевать какие-то трудности, я от этого получаю удовольствие.

Яков Бранд: То есть вам не нужны никакие фармакологические средства, чтобы получить удовольствие. Достаточно пару раз упасть с брусьев.

Светлана Хоркина: Недавно, в 2000 году, именно это и произошло, и я пережила это достаточно спокойно.

Яков Бранд: Это просто удивительно.

Светлана Хоркина: Мне помогли самые дорогие для меня люди, это моя семья и мой тренер, который был для меня и психологом, и тренером, и, можно сказать, вторым отцом. Это для меня самый близкий человек в Москве. Он тренирует меня, подводит ко всем соревнованиям. Так что я считаю, что профессиональный спорт – это выбор каждого спортсмена. Если он вместе с тренером чувствует, что может идти по этому пути, то он по нему и идет. Но я, конечно, за то, чтобы это не вредило здоровью.

Яков Бранд: Сейчас у нас заканчиваются Олимпийские игры. Вы не сможете меня убедить в том, что из тысяч спортсменов, которые пытаются там победить, нет хотя бы двух-трех сотен, которые употребляют допинги и различные стимуляторы с тем, чтобы показать результат. Я хочу понять, кому и зачем это нужно, если только это не способ зарабатывания денег.

Светлана Хоркина: Думаю, что так. Это могут быть какие-то посторонние проблемы, может быть семейные. Могу, например, сказать о нашей лыжнице Барановой. Ее подозревают в употреблении допинга, но мы знаем, что она, может быть, принимала какие-то препараты до родов или после родов, чтобы поскорее восстановиться после такого трудного периода.

Яков Бранд: Господин Аракелян, практически всем известно, что спортсмены применяют различные допинги и стимуляторы. Вы заведуете кафедрой Академии физкультуры. Как вы можете объяснить, каким образом спортсмены приходят к тому, что им пора принимать стимуляторы? Это спад в форме, последствия травмы?

Евгений Аракелян, заведующий кафедрой Академии физической культуры: К этому приходят различными способами. Некоторые просто не знают, как допинг влияет на организм, некоторые пытаются повторить результаты, которые кто-то рядом с ними показал с помощью допинга. Мы начали разговор с того, для кого и зачем нужен спорт высших достижений. Мне кажется, что в любой области знания человечество пытается достигнуть каких-то вершин. Так вот, в спорте мы можем просто продемонстрировать те возможности, которые заложены в нашем организме.

Яков Бранд: Во многих странах такая гадость как стимуляторы, допинги, анаболики приравнена к наркотикам. Когда речь идет о юных спортсменах, они могут действительно не знать, что им дают. Но иногда спортсмены сознательно принимают допинг. Так вот, я вас спрашиваю, стоит ли спорт высоких достижений того, чтобы люди себя увечили? Ведь в конечном счете прием этих препаратов ведет к потере здоровья.

Евгений Аракелян: Я – принципиальный противник допинг-контроля. Я считаю, что мы не должны его запрещать, хотя сам отношусь к нему отрицательно. Мы должны обучать спортсменов правильно использовать те или иные препараты для того, чтобы помочь организму. Из медицинского опыта мы знаем, что, когда человек чувствует себя плохо, мы даем ему специальные лекарства.

Яков Бранд: Чтобы он прыгнул выше.

Евгений Аракелян: Чтобы он восстановил свои силы. Есть препараты, которые помогают в восстановлении организма, а есть препараты, которые вредят. В зависимости от того, как мы будем правильно обучать, консультировать, показывать положительные и отрицательные стороны использования фармакологических препаратов...

Яков Бранд: Прошу прощения, господин Аракелян, вы какой кафедрой заведуете в Академии?

Евгений Аракелян: Я заведую кафедрой легкой атлетики, а сам я мастер спорта, в прошлом чемпион Советского Союза.

Яков Бранд: И вы считаете, что люди, которые занимаются спортом, должны принимать все, что угодно, чтобы достичь результата?

Евгений Аракелян: Я не говорю, что они должны это принимать.

Яков Бранд: Или что они могут это принимать.

Евгений Аракелян: Я говорю о том, что по существующим правилам сейчас все спортсмены подвергаются допинг-контролю.

Яков Бранд: И правильно, что вас подвергают допинг-контролю.

Евгений Аракелян: Я считаю, что допинг-контроль – это лживая, неправильная позиция, занимаемая международными организациями.

Яков Бранд: А я считаю, что это правильная позиция.

Светлана Хоркина: Я согласна с вами.

Евгений Аракелян: Я категорически против использования допинг-контроля.

Яков Бранд: Извините, я не понимаю, о чем мы сейчас говорим. Ведь есть же предел человеческим возможностям. Человеку, бегающему стометровку, трудно сделать это быстрее восьми секунд. Приняв определенные препараты, я могу сделать это за семь секунд. Добавив еще что-то, я могу пробежать эту дистанцию за шесть секунд. Чье это достижение: мое, человечества или фармакологии?

Светлана Хоркина: Конечно фармакологии.

Евгений Аракелян: Я считаю, что любая фармакология – это достижение человечества. Если человечество в ходе своего развития сможет найти средства, чтобы мы бегали стометровку не за восемь, а за пять секунд, хотя это фактически нереально...

Яков Бранд: Почему нереально? Только человек умрет сразу после финиша. Это нормально?

Светлана Хоркина: Тогда надо создать новый вид спорта. Людям будут давать таблетки, произведенные в разных странах, и смотреть, на каких он быстрее пробежит.

Евгений Аракелян: Сейчас фактически именно это и происходит.

Светлана Хоркина: Я лично выступаю за честный допинг-контроль, проводящийся под присмотром врача команды, тренера, спортсмена. Я – за честный спорт.

Евгений Аракелян: Светочка, любой контроль может быть необъективным.

Яков Бранд: Пусть лучше будет необъективный контроль, чем разрешенный допинг.

Светлана Хоркина: Если спортсмен ничего не употреблял, то контроль ничего не покажет.

Яков Бранд: Примеров нечестного допинг-контроля я вам могу привести еще очень много.

Евгений Аракелян: Я хочу привести пример про допинг-контроль. У писателя Льва Кассиля был брат, Григорий Наумович Кассиль. Он заведовал лабораторией гормональной регуляции. Он обследовал спортсменов, и эти обследования выявили, что их гормональный статус в нормальном состоянии повышался в 40 раз. Григорий Наумович говорил, что, если бы он не видел этого человека живым, а только посмотрел бы его анализы, то сказал бы, что речь идет о мертвеце.

Яков Бранд: Я и говорю про то, что если для профессионального спорта нужны гормоны и стимуляторы, то он вреден.

Евгений Аракелян: Где доказательства?

Яков Бранд: Вы только что сами рассказали о нарушениях.

Евгений Аракелян: Эту грань можно перейти даже в естественных условиях. Если же человек сможет добиться того же самого в результате...

Яков Бранд: Давайте обратимся к действующим спортсменам. Вы знаете, для меня было настолько неожиданно услышать подобные заявления от преподавателя Академии физкультуры, что я даже растерялся.

Бывший спортсмен: Вы знаете, я в чем-то даже согласен с господином преподавателем, поскольку допинг-контроль не то что не всегда объективен, а во многом даже не зависит от спортсмена.

Яков Бранд: Мы сейчас не говорим о допинг-контроле.

Бывший спортсмен: Я, конечно, противник допинга. Но профессиональным спортом я занимался 10 лет назад и мы просто были вынуждены употреблять определенные препараты.

Яков Бранд: А кто вас вынуждал?

Бывший спортсмен: Доктор команды. И, скажем так, от этого напрямую зависело, сколько денег мы получим. Как известно, зарплату спортсменам не платили, но были так называемые "суточные", то есть деньги на питание. Были ситуации, когда получить эти деньги мы могли только после того, как в присутствии доктора принимали определенные препараты.

Яков Бранд: И вы считаете, что это нормально?

Бывший спортсмен: Это ненормально, но тогда были такие условия.

Яков Бранд: Так они и сегодня наверняка такие же. Нужен ли спорт высоких достижений?

Бывший спортсмен: Да, нужен спорт высоких достижений, но без допинга.

Светлана Хоркина: Я согласна.

Бывший спортсмен: Нужен! Я сам профессиональный спортсмен.

Светлана Хоркина: Достигай результатов своими силами. Если ты не можешь, не суйся в профессионалы. Все!

Сергей Галанин: Сейчас у вас возможна подобная ситуация с медиками?

Светлана Хоркина: Если говорить о женской сборной по спортивной гимнастике, то у нас все нормально.

Яков Бранд: Что значит "все нормально"?

Светлана Хоркина: Все под контролем и нет давления на спортсменов. У нас даже доктора в команде нет, так что никакого насилия нет.

Яков Бранд: Давайте все-таки вернемся к гостям в студии.

Светлана Хоркина: Извините, я вас перебью. Есть такие виды спорта, как тяжелая или легкая атлетика, где непосредственно нужна сила. Спортивная гимнастика – это координационный вид спорта, если принять запрещенный препарат, который нарушает координацию, то ты просто можешь сломать себе голову. Поэтому у нас это не практикуется.

Бывший спортсмен: Существуют препараты, которые улучшают координацию. Светлана Хоркина: Слава Богу, мы таких не знаем.

Нурбей Гулиа, штангист, бодибилдер: Во-первых, я бывший штангист, во-вторых, я тренируюсь 45 лет, даже сейчас я тренируюсь 3 раза в неделю в пауэрлифтинге и бодибилдинге, я варюсь среди моих друзей и их тренеров и знаю эту кухню. В-третьих, я, что уж греха таить, немного пробовал и сам, правда, не тогда, когда был активным спортсменом, а практически недавно. Дело в том, что слово "анаболики" вызывает у некоторых людей страх. Зря!

Яков Бранд: У меня нет.

Нурбей Гулиа: У обывателей вызывают страх само понятие "анаболик". Между тем сам по себе анаболизм – это хороший процесс. Греческое слово "анаболе" означает ассимиляцию, создание из пищи, из более простых белков, более сложного мышечного белка. Стероидов тоже бояться нечего, поскольку, в частности, наши половые гормоны это тоже стероиды.

Яков Бранд: Когда они нормально работают, то их бояться не надо, но принимать очень опасно.

Нурбей Гулиа: Для грузина норма одна, а для чукчи – другая.

Яков Бранд: Вы хотите переделать чукчу в грузина, давая ему лишние гормоны?

Нурбей Гулиа: Дело в том, что я, точно так же, как и господин Аракелян, против запретов. Извините меня, но человек – хозяин своего тела. Не души, но тела. То, что я изнуряюсь на работе, работаю сверхурочно в горячем цеху, курю – это все можно. Пить стаканами водку для снятия стресса можно, а принять анаболический стероид с тем, чтобы нарастить мышечную массу – нельзя.

Яков Бранд: Одну минуточку. Мы сейчас говорим о спорте высших достижений. К физкультуре мы еще вернемся.

Нурбей Гулиа: Хорошо.

Яков Бранд: Я поставил конкретный вопрос, нужен ли нам спорт, достижения которого подстегиваются анаболиками, стимуляторами и прочей гадостью?

Нурбей Гулиа: Честно?

Яков Бранд: Да.

Нурбей Гулиа: Относитесь ко мне как хотите, но честно я за это. Боюсь, что наша прекрасная спортсменка, кандидат педагогических наук...

Светлана Хоркина: У каждого человека свое мнение, это оспорить нельзя.

Нурбей Гулиа: На моей стороне возраст, а это – мое богатство. У меня есть контакты и с тренерами, и со спортсменами. Я вам скажу, что большой спорт – это большие деньги и большая слава, а ради них и на шпиль залезешь, и нырнешь, куда не следует, и в Ниагару бросишься, и все, что угодно сделаешь. Так позвольте спортсменам, занятым в спорте высших достижений, самим распоряжаться своим телом. Вы скажете, что это несправедливо, поскольку один человек хочет принимать специальные средства, а другой-нет.

Яков Бранд: Светлана уже предложила сделать отдельные соревнования для нормальных спортсменов, и тех, кто подсажен на анаболики.

Нурбей Гулиа: Тогда надо будет разграничивать тех, кто подсажен наполовину, на четверть и так далее. Нет уж, давайте свободу. Не хочет человек принимать анаболики...

Яков Бранд: Пусть не занимается спортом.

Нурбей Гулиа: Нет, пусть занимается. У нас был такой великий спортсмен, Рудольф Плюкфельдер, так вот он был заключенным, работал на шахте, ел баланду и все это не мешало ему бить прекрасно питавшихся и тренировавшихся зарубежных спортсменов.

Яков Бранд: Простите меня, мне не хотелось бы перечить человеку, который старше меня, но сейчас, по-моему, вы говорите что-то не то. У меня в голове не укладывается, что человек ваших лет вообще может это произнести.

Нурбей Гулиа: И я не прав, и господин Аракелян не прав, и господин Серебров не прав.

Яков Бранд: Нет, Серебров-то как раз сказал, что спорт и анаболики несовместимы.

Нурбей Гулиа: Позвольте спортсменам самим распоряжаться своим телом.

Яков Бранд: Да не позволю!

Нурбей Гулиа: Но почему?

Яков Бранд: Да потому что спорт должен быть чистым!

Нурбей Гулиа: А воевать вы нам позволяете?

Яков Бранд: Нет! Не позволяю!

Нурбей Гулиа: А драться позволяете?

Яков Бранд: Нет!

Светлана Хоркина: Это уже другая тема.

Нурбей Гулиа: Если продолжать в таком стиле, то позволяете ли вы нам иметь тестостерон, или мы должны быть евнухами?

Яков Бранд: Вам – да. Женщинам нет.

Нурбей Гулиа: Женщины – это другой гормон.

Евгений Аракелян: Я бы хотел пояснить, возможно, вы нас неправильно поняли. Мы принципиально против допинга, мы говорим о допинг-контроле. Допинг использовать вредно, вне всякого сомнения.

Яков Бранд: Спасибо.

Евгений Аракелян: Однако существующий сейчас допинг-контроль...

Яков Бранд: Простите, мы сейчас не обсуждаем допинг-контроль. Он может быть нечестным или неправильным. Я с вами не спорю, это не тема нашей передачи. Это тема для Олимпийского комитета, тренеров сборных и так далее.

Нурбей Гулиа: Говоря о допинге, как можно, например, быть против эфедрина? Это же не вредно. Как можно быть, допустим, против портрета любимой девушки?

Яков Бранд: Простите, я не расслышал насчет эфедрина.

Нурбей Гулиа: Эфедрин – это же совершенно безобидное средство. Его детям от насморка дают.

Яков Бранд: Простите меня, но меня удивляет, что вы, профессор, интеллигентный человек настолько безграмотны в некоторых вопросах. Эфедрин является одним из наиболее тяжелых психотропных средств

Нурбей Гулиа: Студенты его перед экзаменами пьют.

Яков Бранд: К сожалению, да. Они еще при этом и героин нюхают, и кокаин тоже.

Нурбей Гулиа: Кокаин колют.

Яков Бранд: Что?

Нурбей Гулиа: Кокаин нюхают, а героин колют.

Яков Бранд: Вам так кажется, дорогой мой, вы отстали от жизни. Героин тоже, к сожалению, нюхают.

Нурбей Гулиа: Извините, пожалуйста, но мы же делаем все это ради того, чтобы достичь спортивного результата. Это же не алкоголь, который пьют просто для кайфа.

Яков Бранд: То есть результат любой ценой.

Нурбей Гулиа: Да, любой. Если я, допустим, иду на войну, или работать в милицию, или в разведку, то я рискую. Дайте и спортсменам право рисковать. Кроме того, есть абсолютно безвредные допинги. Присутствие на соревнованиях тяжелоатлетов любимого человека позволяет добавить к результату 5-10 килограммов.

Светлана Хоркина: Я за, то, чтобы любимый человек присутствовал на трибуне. Это хороший допинг, я в такой ситуации выиграла три медали на чемпионате мира.

Нурбей Гулиа: Это допинг. Вот у вас есть любимый человек, а у Васи нет. Поэтому вы в неравных условиях.

Светлана Хоркина: Пусть он нормально питается, пусть в его пище присутствуют белок и минеральные вещества.

Нурбей Гулиа: У кого-то есть деньги на еду, а вот у Рудольфа Плюкфельдера их не было.

Светлана Хоркина: Об этом должна позаботиться его спортивная федерация.

Нурбей Гулиа: Почему у одного есть тренажер, а у другого – нет?

Светлана Хоркина: И это тоже проблема федерации.

Яков Бранд: Господин Гулиа, хочу еще раз повторить, что ваши речи мне странны. Я даже не могу их комментировать, потому что в наше время пропагандировать эфедрин, официально признанный наркотическим средством – это дикость. Боже мой, до чего мы дошли, если пожилой человек, да еще и спортсмен начинают подобные разговоры.

Нурбей Гулиа: Со мной согласны многие тренеры, я, правда, не буду называть фамилии.

Яков Бранд: Да тренеры получают деньги за те результаты, которые достигают их подопечные. Они готовы ради этого спортсмена убить, сделать с ним все, что угодно. Вспомните, хотя бы, какие способы применялись в женской сборной ГДР по гимнастике. И что?

Нурбей Гулиа: Людей и кастрировали, чтобы они пели лучше.

Яков Бранд: И это хорошо?

Нурбей Гулиа: Ну, извините, ведь тогда бы не было и великих певцов.

Яков Бранд: И это хорошо?

Нурбей Гулиа: Цель, какая цель поставлена?

Яков Бранд: Нет, я вас спрашиваю, это хорошо?

Нурбей Гулиа: Ну, подождите, Александр Матросов лег на пулемет. Это же вредно!

Яков Бранд: Простите, сейчас вы передергиваете. Если вы считаете, что цель оправдывает средства, тогда мы заканчиваем эту беседу и обращаемся к нашему адвокату за разъяснениями.

Александр Островский, адвокат: Я хочу внести предложение, с которым, безусловно, согласны ваши оппоненты, доктор Бранд. Мы сейчас все с ними обсудили. За применение допинга и любых других стимулирующих препаратов, если тренер заставляет делать это своих подопечных, которым нет еще 18 лет, надо вводить уголовную ответственность. До 18 лет молодежь еще не понимает окончательно всех последствий принимаемых ей решений. После 18 лет вопрос должен уже решаться ответственными специалистами.

Яков Бранд: Я вас расстрою, господин Островский, в нашей студии присутствует человек, которому гораздо больше, чем 18 лет, но он, к сожалению, ничего не понимает.

Александр Островский: До 18 лет, несомненно, должна быть уголовная ответственность.

Яков Бранд: Абсолютно с вами согласен. Я хотел бы задать еще следующий вопрос. Существует ли какая-либо инстанция, куда может обратиться спортсмен, желающий проконтролировать, правильно ли тренер его кормит, не получает ли он запрещенных препаратов? Существует ли в мире подобная практика?

Светлана Хоркина: Не знаю, но думаю, что об этом должна заботиться федерация, членом которой является данный спортсмен.

Яков Бранд: Но это же порочный круг, поскольку именно федерация заинтересована в высоких результатах. Им безразлично, что при этом происходит со спортсменом.

Светлана Хоркина: На самом деле, я тоже об этом задумываюсь.

Дмитрий Носиков, студент: Некоторые анаболические стероиды продаются прямо в аптеках. Если у вас есть знакомый врач, он вам без труда выпишет рецепт. Причем это крайне вредные препараты, разрушающие печень, другие внутренние органы...

Яков Бранд: Так что же, надо принимать анаболики?

Дмитрий Носиков: Нет. Я считаю, что нет. Во-первых, это крайне вредно для здоровья. Во-вторых, как вы сами сказали, соревнования превращаются в спор фармацевтов.

Яков Бранд: Я в этом уверен. Это факт.

Дмитрий Носиков: Посмотрите, хотя бы, на бодибилдинг. Разве можно так накачаться без анаболических стероидов? Невозможно!

Яков Бранд: Согласен.

Дмитрий Носиков: Я поменял залов десять, и во всех есть молодые люди, которые начинают принимать стероиды.

Яков Бранд: Потому что они не знают, к чему это ведет.

Дмитрий Носиков: Они все знают. Я сам видел у них в руках информацию по стероидам.

Светлана Хоркина: Значит, они просто хотят накачаться, потратив при этом меньше сил.

Дмитрий Носиков: Нет, это просто происходит по вине неграмотных тренеров. Молодежь еще не успела выработать свои природные ресурсы, а уже применяет стероиды для поднятия результатов.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: У нас в студии есть студенты Академии физкультуры. Мы знаем, что их преподаватели выступают за применение допинга. Как относятся к этому вопросу студенты?

Сергей Фокин, спортсмен: Я категорически против применения допинга. Но я за допинг-контроль.

Яков Бранд: Вас выгонят из института! Дорогие друзья, я вам советую всем заниматься физической культурой. Если кто-то, как сказала госпожа Хоркина, чувствует в себе силы заниматься профессиональным спортом, достигать высоких результатов, делайте это, пожалуйста, без различных стимуляторов и лекарств. А если вас заставляют это делать, то, может быть, проще бросить спорт и заняться чем-нибудь другим. Спасибо. Спокойной ночи.

Светлана Хоркина: Спите спокойно, здоровым сном.

Cергей Галанин: Хочется от имени всех участников нашей программы, а также ее ведущих, поздравить наших олимпийцев, добившихся результатов на зимней Олимпиаде. Хочется пожелать и нашему государству, чтобы оно не забывало о спортсменах, сошедших с этого бешеного круга и не могущих найти себе применения в повседневной жизни. В нашей программе мы все время говорим о литературе, моде, кино, сексе, музыке, спорте, потому что это – реальная альтернатива тому, что называется нехорошим словом "наркотики". Поэтому давайте заниматься спортом. Я согласен в этом с доктором. Простая физкультура, конечно, лучше, но, посмотрев на Свету, я понял, что многим подвластен и профессиональный спорт в самом чистом смысле этого непростого слова. Будьте здоровы, доброй ночи.
 

Видеосюжет

Цикл передач "Кома"

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования