Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома – 23". "Борьба с наркобизнесом"

04 апреля 2002

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Устраните причину, тогда исчезнет и болезнь". Это сказал Гиппократ. Доброй ночи. В эфире программа "Кома". Не секрет, что прибыли от незаконного оборота наркотиков составляют астрономические суммы. И пока этот вид бизнеса имеет место, болезнь, то есть потребление наркотиков, не победить. Тема сегодняшней передачи: "Борьба с наркобизнесом" . Как всегда в студии доктор медицинских наук Яков Бранд.

Яков Бранд: И музыкант Сергей Галанин.

Сергей Галанин: Я рад, что у нас в гостях солист группы "Конец фильма" Евгений Феклистов.

Евгений Феклистов, солист группы "Конец фильма": Добрый вечер.

Яков Бранд: Добрый вечер. Как всегда в студии наши эксперты, гости, с которыми мы будем обсуждать вопросы борьбы с наркобизнесом. Свои вопросы, в свою очередь, вы можете задавать по адресу www.narkotiki.ru. Итак, борьба с наркобизнесом.

Сергей Галанин: Сейчас я зачитаю информацию от сайта "Нет – наркотикам". "Торговля наркотиками фактически уже легализована. Это бизнес. Неоднократно мы задерживали одну из многодетных семей, у них детей штук 20. Так вот, вся семейка занимается торговлей наркотиками. У них магазин в прямом и переносном смысле. На окне дома написано: "Работаем с девяти до двадцати двух". Просто ужас! И очередь наркоманов. Так что же вы думаете, одного ловим, другие продолжают его дело. В общем, бардак! Тут у нас случилось, наконец, чудо. Мы приняли одного таджика, причем, не простого, а курьера. Так он, ко всему прочему, оказался сотрудником милиции Таджикистана. Сидит, падла. Вот таджиков у нас сажают. Это хоть радует. Но вообще, больно, больно, господа, больно от того, что на самом деле это практически никого не интересует. Никто не хочет прекратить этот беспредел, а те, кто хочет, тот не может. Я преклоняюсь перед моими коллегами, такими как я операми. Дай нам Бог сил и терпения делать все-таки нашу большую работу и не сломаться. Анонимный оперативник". Давайте посмотрим сюжет.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Вот такой сюжет. Как вы считаете, Евгений, борется наша страна с наркомафией и наркобизнесом, или нет?

Евгений Феклистов: Мне кажется, что не очень серьезно. В советские времена, по-моему, об этой проблеме вообще никто ничего не говорил.

Яков Бранд: Ну, в советские времена о многих проблемах не говорилось.

Евгений Феклистов: А сейчас, в силу того, что экономическое положение страны далеко не блестящее, то думаю, что многим людям просто не до этого, в том числе и правоохранительным структурам. Вообще я думаю, что они на многое смотрят сквозь пальцы, тем более, если это позволяется законом.

Яков Бранд: Не знаю, существует ли какая-либо статистика процента раскрываемости в этой сфере? Или общая картина даже не известна?

Владимир Чарыков, заместитель начальника УБНОН города Москвы: Общая картина как раз известна. Статистика отслеживает как ситуацию в Москве, так и в целом по стране. По Москве за 11 месяцев выявлено свыше 10 тысяч преступлений.

Яков Бранд: К сожалению, нам трудно сказать, сколько это составляет в процентном отношении от общего числа совершенных преступлений, потому что реально цифра 11 тысяч ни о чем не говорит, мы не знаем, много это или мало.

Владимир Чарыков: Совершенно верно. Здесь нам, к сожалению, приходится прибегать к так называемым "экспертным оценкам", которые весьма приблизительны. Поэтому я хотел бы воздержаться от подобных оценок.

Яков Бранд: Я с вами полностью согласен, Владимир Иванович. У меня есть еще один вопрос. В свое время, еще в советские времена существовало некое соперничество между различными силовыми структурами: МВД, ФСБ, таможней, армейской разведкой, ГРУ и так далее. Сейчас у вас налажено взаимодействие с другими силовыми органами, или нет?

Владимир Чарыков: Фактически я занимаюсь наркотиками уже 15 лет, поскольку в 1986 году перешел в 8-й отдел МУР, который уже тогда занимался наркотиками. Примерно в 1988 – 1989 годах мы очень хорошо начали взаимодействовать с тогдашним КГБ СССР. Мы проводили совместные выезды в наши среднеазиатские и кавказские республики. По крайней мере, мне кажется, что воспоминания о наших выездах в Азербайджан в 1989 – 1991 годах до сих пор вспоминается местными наркоторговцами с холодным потом. Поработали мы тогда хорошо. Несмотря на все попытки развалить обе наши структуры, взаимодействие все же осталось, оно продолжается. Естественно, самое тесное взаимодействие у нас и с таможней. Без нее мы никуда шага сделать не можем.

Сергей Галанин: Кто же в то время пытался нарушить ваше взаимодействие, кто "вставлял палки в колеса"?

Владимир Чарыков: Вспомните, сколько было еще в советские времена реорганизаций КГБ. Все говорят, что это была машина устрашения. По собственному опыту могу сказать, что когда мы в 1989 – 1990 годах выезжали в любую республику, я никогда не летал в самолете по своему билету. Я всегда брал билеты на 2 недели вперед, подходил к командиру с просьбой, и через 2 часа нас уже встречали на месте, организовывали все условия для работы, техническое обеспечение. Мы могли уже через 4 часа после прилета осуществить задержание, причем все делалось по одному звонку из центра. Это была машина, но машина, дававшая и положительные результаты. Причем работали тогда на высоком уровне.

Яков Бранд: Вы можете сказать, если это, конечно, не секрет, кто сегодня осуществляет координацию оперативной деятельности?

Владимир Чарыков: Строго говоря, такой координации нет, в структуре МВД существует центр взаимодействия, куда входят как представители МВД, так и сотрудники ГТК, ФСБ, пограничной службы. При необходимости через этот центр можно провести любое мероприятие, согласовав его с соответствующими ведомствами. Однако, при возникновении необходимости мы и сами можем выйти на любое ведомство и решить вопрос взаимодействия.

Яков Бранд: Дмитрий Игоревич, у меня есть к вам вопрос, который мы просто не можем обойти молчанием. Существует достаточно распространенная точка зрения, что представители МВД сами принимают участие в незаконном обороте наркотиков. Насколько я знаю, уже есть возбужденные по этому вопросу уголовные дела. Можете ли вы мне сказать, насколько это вообще распространено?

Дмитрий Черкасов, начальник отдела ГУБНОН МВД России: Такие случаи, действительно, есть, мы их сами выявляем, но нельзя сказать, чтобы они носили массовый характер. Если мне не изменяет память, то весной проводились парламентские слушания на тему "Наркобизнес и коррупция". В ходе подготовки к этому мероприятию проводился сбор соответствующих материалов, однако ответа о массовости этого явления нам получить так и не удалось. У нас есть своя статистика, свидетельствующая, что в год к уголовной ответственности привлекается порядка 20 сотрудников органов внутренних дел. Если учесть общую численность подразделений, то это число не дотягивает даже до 0,01%. Поэтому говорить о массовости этого явления, по-моему, не имеет смысла.

Яков Бранд: Я не говорю о его массовости, но о том, что оно существует, вы можете узнать у любой бабушки на рынке.

Дмитрий Черкасов: Я этого и не отрицаю.

Яков Бранд: То есть, вы этим занимаетесь?

Дмитрий Черкасов: Безусловно.

Игорь Варов, фонд "Город без наркотиков", Екатеринбург: Вы правильно говорите про бабушек. Дыма без огня не бывает. На сегодняшний день у нас возбуждено 4 уголовных дела по сотрудникам ОБНОН, из них одно передано в суд. Все люди, в отношении которых возбуждены дела – это начальники ОБНОН. Почему нет уголовных дел по рядовым сотрудникам? В МВД существует очень хорошая практика: есть негласный приказ об увольнении из органов внутренних дел опорочивших себя сотрудников. Для всех посторонних налицо интересная сказка о том, что МВД не хочет выносить сор из избы и таким образом без особой огласки чистит свой мундир. На самом деле ситуация совершенно другая. У нас в стране есть такое понятие, как "подследственность". Конечно, любое дело может забрать к себе прокуратура. Но обычные граждане, и бывшие сотрудники в их числе, относятся к подследственности МВД. В том случае, когда обнаруживается, что сотрудник прикрывает незаконный оборот наркотиков, а то и сам торгует, а это, я вас уверяю, случается достаточно часто, то его просто увольняют из органов. Он становится "бывшим сотрудником", и, таким образом, продолжает заниматься своим делом, но те, с кем вместе он работал, теперь точно знают, что, в случае его задержания, он снова окажется в их подследственности, а они уж его выбелят.

Яков Бранд: И у вас есть какие-нибудь доказательства?

Игорь Варов: В нашем городе недавно был задержан бывший сотрудник Антон Гулаков. Он попал по подследственности, и прокуратура, к сожалению, им не занимается. В данный момент в суде находится дело капитана Гирфанова, три дела сдаются в суд прокуратурой. Там присутствуют и убийство, и незаконный оборот наркотиков. Все это бывшие начальники райотделов ОБНОН. У нас есть достоверная информация о делах еще на несколько бывших сотрудников, совершивших преступления в период своей работы в МВД. Все это касается Екатеринбурга и области.

Яков Бранд: Игорь, скажите, пожалуйста, ваш фонд "Город без наркотиков" учрежден ОПС?

Игорь Варов: Ни в коем случае. Это просто частные лица. К ОПС он не имеет никакого отношения. Он был учрежден двумя людьми, Юрием Ключенковым и Владимиром Белоглазовым. Это учредители фирм по строительству яхт, производству воды. Они достаточно уважаемые люди, не имеющие никакого отношения к ОПС.

Яков Бранд: То есть, информация прессы не соответствует действительности?

Игорь Варов: Я вам уже третий раз отвечаю на один и тот же вопрос. Рассказывают много чего, потому что вам просто неинтересно будет читать статью о том, как какие-то люди решили с чем-то бороться. История про бандитов, ставших Робин Гудами, интереснее.

Яков Бранд: ОПС – это организованное преступное сообщество, или общественно-политический союз?

Игорь Варов: Называйте как угодно, фонд "Город без наркотиков" не имеет отношения ни к одному ОПС страны.

Яков Бранд: Господа сотрудники УБНОН, поверьте, что мне не хочется чего-то вам доказывать. Я просто хочу узнать, что вам мешает в вашей борьбе с наркоторговлей.

Владимир Чарыков: Одна из проблем – это дыры в нашем законодательстве. Едва ли можно говорить о несовершенстве законодательства, скорее это именно пробелы. Нас могут упрекнуть, что мы опять говорим о деньгах, но проблему финансового обеспечения также необходимо затронуть.

Яков Бранд: Это понятно, поскольку наркомафия имеет очень большие деньги.

Владимир Чарыков: В качестве ориентира можно сказать, что средства, выделяемые ежегодно США на борьбу с наркомафией равны годовому бюджету нашей страны.

Яков Бранд: Я точно знаю, что на контрольную закупку выделяется всего 700 рублей.

Владимир Чарыков: Вы говорите о проверочной закупке.

Яков Бранд: Да, конечно, я оговорился. Я даже знаю, что ваши сотрудники иногда проводят проверочные закупки на свои деньги. Это, кстати, законно или нет?

Владимир Чарыков: Законом это не запрещено. Проверочная закупка – это оперативное мероприятие, источник денежных средств в нем не указан.

Яков Бранд: Я просто знаю, что большую сумму надо согласовывать. Поэтому, чтобы не терять времени, оперативники обычно просто скидываются...

Владимир Чарыков: Думаю, всем нам уже набили оскомину американские боевики, где чемодан денег меняют на два чемодана наркотиков. К сожалению, у нас такой возможности нет.

Яков Бранд: Понятно. Виктор Борисович, скажите, пожалуйста, может, вы изымете чемодан контрабандных денег и передадите по бартеру нашим коллегам из ОБНОНа, чтобы они могли осуществлять подобные операции?

Виктор Мареев, Государственный таможенный комитет: Контрабанда наркотиков это, прежде всего, явление экономическое, и бороться надо с ним экономически. Согласны? Как борются Соединенные Штаты? Если оперативники доказали, что на вилле хранились наркотики, вилла конфискуется. Если они доказали, что на машине перевозились наркотики, машина конфискуется. Если доказано, что на яхте проходило совещание мафиози, яхта конфискуется.

Яков Бранд: И куда передаются деньги?

Виктор Мареев: Часть денег идет в бюджет, но значительные средства остаются в распоряжении самих правоохранительных органов.

Борис Цилинский, начальник отдела ВНИИ МВД: Я бы хотел сказать о том, что победить наркобизнес можно. Можно даже сказать шире, наркобизнес и наркомания поддаются социальному контролю. Этот тезис подтверждает недавняя история нашей многострадальной страны. Не обязательно даже рыться в архивах, достаточно почитать того же Булгакова, чтобы понять, что два первых десятилетия ХХ века прошли в России под знаком сплошной наркотизации. Кокаинизму и морфинизму были подвержены сотни тысяч, если не миллионы людей. Что же произошло в дальнейшем? До начала 30-х годов власти Советской России решили эту проблему.

Яков Бранд: Могу добавить, что не только эту.

Борис Цилинский: Совершенно верно. Весь вопрос в том, какую цену общество согласно заплатить за решение проблемы наркомании. В тот раз мы заплатили очень большую цену. Это и железный занавес, и драконовские меры, и множество репрессированных. На что мы согласны в этот раз? Существует международный опыт борьбы с этим явлением. Есть очень богатые страны, для которых наркомания – серьезная проблема. В то же время есть богатые страны, где наркомания не принимает размеров национальной катастрофы. Есть бедные страны, кишмя кишащие наркотиками, и бедные страны, где ситуация с наркотиками более-менее благополучна. Приведу только один пример, Сингапур. Это маленькая страна, которая находится как раз на перекрестке путей наркотрафика. С одной стороны – "золотой треугольник" и "золотой полумесяц", то есть Афганистан, Пакистан, Иран и Индокитай, где производится огромное количество наркотиков, и откуда они развозятся по всему миру. С другой стороны – Латинская Америка, тоже со своим кокаином. Все окружающие страны наркотизированы чрезвычайно. Те, кто там был, наверняка сталкивались с ситуацией, когда наркоманы просто валяются на тротуарах, через них приходится перешагивать. В Сингапуре этого нет. Там жесточайшее законодательство, смертная казнь, а если не смертная казнь, то битье ротанговыми палками. Мало того, что подобное законодательство существует, так оно еще и неукоснительно применяется. Скидок не делается ни для кого, будь ты сингапурский гражданин, или иностранец. Так что проблема наркомании для этой страны стоит не так остро.

Яков Бранд: Что думает по этому поводу господин адвокат? В период с 1920-х по 1940-е годы общество заплатило за избавление от наркомании цену в размере от 40 до 60 миллионов репрессированных и расстрелянных. Как вы считаете, должно общество расплачиваться таким образом?

Владимир Левин, адвокат: Повторять такое испытание нельзя. Истории известны случаи, когда за ошибки одних платили другие. Вспомним хотя бы применявшийся в легионах Древнего Рима принцип децимации, когда за трусость одного казнили каждого десятого. Такие меры вводить сейчас просто нельзя. Невозможно ввести в обществе "повальную плату" за чьи-то ошибки, или с целью закрыть какие-то направления общественной деятельности. Мы сейчас живем уже другой жизнью. Представьте себе даже не Россию, а любую другую страну, где будут созданы условия, чтобы ценой жизни 40-50 миллионов человек улучшить условия жизни оставшимся 30-40 миллионам. Это просто невозможно, потому что все захотят перейти в тот лагерь, где будет возможность выжить.

Сергей Галанин: Спасибо большое, давайте посмотрим сюжет.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: У меня есть такой вопрос. В одной из предыдущих передач гость студии сказал, что не надо бороться ни с наркотиками, ни с их незаконным оборотом. Если не будет спроса, то некому будет и продавать. Согласны вы с такой точкой зрения, или это утопия?

Владимир Чарыков: Мне кажется, что утопия. Человечество всегда употребляло всякие наркотические вещества, скажем, химические препараты, которые, так или иначе, меняли психическое состояние. Алкоголь это тоже, в конечном счете, стимулятор. Между алкоголем и наркотиками принципиальной разницы нет. Отличие только в том, что масштабы зла от употребления наркотиков несопоставимы, и процесс привыкания происходит намного быстрее. В принципе же, тяга к стимуляторам была, есть и будет. Поэтому с наркотиками так или иначе надо бороться.

Яков Бранд: Так чего делать, как бороться?

Сергей Галанин: Хороший вопрос для половины второго ночи.

Яков Бранд: Я понимаю, что вопрос риторический, но поскольку вы, как борцы с наркобизнесом, живете этой проблемой, то думаю, что у вас есть какие-то соображения по этому поводу. Может быть, их кто-нибудь услышит, может быть, мы кому-то их специально сообщим, и, может быть, хоть что-то получится.

Владимир Чарыков: Если бы нашелся человек, знающий, как решить эту проблему, он был бы достоин Нобелевской премии по всем номинациям сразу. Речь идет об избитых истинах. Не зря мы начали с Гиппократа. Здесь, правда, уже прозвучало и второе выражение, вбитое нам в голову еще со школьной скамьи: "спрос рождает предложение". То есть, перекрывая только каналы перевозки наркотиков, и борясь только с поставщиками и торговцами, мы проблемы не решим. Одновременно должен решаться и вопрос с потребителями, причем обеими направлениями надо заниматься одновременно. Важна также проблема профилактики, пропаганда здорового образа жизни. Необходима социальная реабилитация, чтобы больной не чувствовал себя, пройдя необходимый курс лечения, изгоем в нашей стране. Так что проблем очень много, и все эти проблемы желательно решать одновременно, начиная с профилактики и пропаганды здорового образа жизни. Может быть, это надо начинать уже с начальных классов школы, чтобы у ребенка это откладывалось как таблица умножения.

Яков Бранд: Я хочу задать вопрос представителю ВНИИ МВД. Борис Прокофьевич, имеют ли органы внутренних дел какое-либо отношение к профилактике, пропаганде здорового образа жизни? Или вы работаете отдельно от Минздрава, спортсменов?

Борис Цилинский: Взаимодействие есть, но оно не носит систематического характера, потому что у практических сотрудников органов внутренних дел есть свои четкие функциональные задачи. Они стараются, насколько это в их силах, выполнять эти задачи. То есть, они борются с преступностью, задерживают правонарушителей. Кроме того, они выполняют и профилактические задачи, не совсем им свойственные: читают лекции, выступают в средствах массовой информации, но это уже работа второго плана.

Сергей Галанин: Виктор Борисович, мы определили, что спрос стимулирует расцвет наркобизнеса. Ни одна из стран Западной Европы, даже ваша "любимая" Америка не решили окончательно проблему борьбы с наркобизнесом. Может быть, настало время объединить усилия различных спецслужб? Так же, как сейчас борются с терроризмом. Есть у вас такие контакты?

Виктор Мареев: Борьба с незаконным оборотом и контрабандой наркотиков только тогда будет эффективной, когда мы сможем организовать ее на межведомственной и международной основе. Скажу сначала пару слов о межведомственной координации, поскольку этот вопрос уже был поднят в начале передачи. Вы должны понимать, что таможня – это не та организация, которая закрывает границу. Таможня пропускает девять человек и досматривает десятого. Наша задача – вычислить этого десятого, то есть, сосредоточить наши усилия именно на тех, кто провозит наркотики. Если мы будем смотреть всех подряд, то тогда граница закроется, и торговля вообще встанет. Так что мы работаем, получая информацию от пограничников, от ФСБ, от МВД, от иностранных спецслужб. Именно это и обеспечивает избирательность наших действий. Поэтому мы и заинтересованы во взаимодействии. Если мы кого-то задерживаем, то передаем этих людей дальше, в МВД или ФСБ, они проводят следствие, а полученную информацию о том, кто, что и куда вез, передают нам. Мы можем, обнаружив перевозчика, пойти на "контролируемую поставку", сообщаем данные в те же МВД или ФСБ, и они уже берут этого человека где-нибудь в городе. Так же мы работаем и с нашими зарубежными партнерами. Мы являемся членами ряда международных организаций, обмениваемся информацией. Может быть это хорошо, а может быть и плохо, но, по моему субъективному мнению, именно сфера борьбы наших правоохранительных органов с незаконным оборотом наркотиков находится под пристальным вниманием наших западных партнеров.

Яков Бранд: Вы не могли бы привести пример подобного международного сотрудничества?

Виктор Мареев: В прошлом году американцы сориентировали нас, что к нам идет крупная контрабандная партия кокаина, всего 68 кг. Спрятан он был в большом металлическом прессе для производства пластмассовых изделий. Выявить его каким-либо техническим способом, например рентгеном, было невозможно. Пришлось действовать только на основании полученной информации. На базе межведомственного центра была сформирована совместная оперативная группа, после чего мы начали работать совместно с МВД и ФСБ. Обнаружили пресс в Шереметьево, провели экспертизу, заактировали, взяли под наблюдение силами МВД. Выяснилось, что пресс предназначался не для Москвы, а должен был идти дальше, в Великобританию. Перевозчики порядка двух месяцев возили его со склада на склад, все под нашим наблюдением. Их задержали только перед отправкой груза в Великобританию. Я считаю, что это была очень красивая международная операция.

Яков Бранд: Вы хотите что-то сказать? У вас ровно две секунды.

Игорь Варов: Я хочу быстро ответить на реплику по поводу общественных организаций. Если четыре присутствующих здесь сотрудника правоохранительных органов смогут дать нашей организации гарантию того, что наши дети никогда не будут иметь отношение к наркотикам, то мы сразу же бросим нашу работу. Пока что, естественно, никаких гарантий они нам дать не могут.

Яков Бранд: А вы можете?

Игорь Варов: Мы будем продолжать свою работу, так как считаем ее нужной. Мы будем защищать своих детей, детей друзей и так далее. Еще очень хотелось бы сказать, что главное, с чего нужно начать, так это перестать врать. Посмотрите, как мы сами подменили понятие о преступности незаконного оборота наркотиков. Мы назвали это "наркобизнесом". Наркобарыгу или наркоторговца мы теперь называем "наркодилером". Проклятого наркомана, человека, который грабит, убивает, насилует, мы назвали больным человеком. Вспомните последний сюжет. Нам с вами рассказали, как этому "внутриполостнику" засунули разорванную капсулу. Да если бы это было так, он сдох бы через полминуты от передозировки. Ни до какого самолета бы его не дотащили. А провоз 700 грамм наркотика в ботинке? Да где вы видели такие ботинки! Это должен быть, как минимум, 59 размер. Так что самое главное – это перестать врать и про успехи и достижения, а если уж поймали наркоторговца, так надо его показывать, а не прятать. Поймали кокаинщиков – покажите. Поймали цыган, таджиков, кого угодно – покажите. Поймали милиционера – давайте отдадим его на растерзание, и пускай его посадят на 15 лет.

Яков Бранд: Что же вы всех хотите терзать?

Игорь Варов: Потому что речь идет о наших детях. Вы хотите, чтобы ваш ребенок...

Яков Бранд: Не хочу!

Игорь Варов: Все, тогда этот вопрос закрываем. И никто из сидящих здесь тоже не хочет.

Яков Бранд: Извините, Игорь, я сейчас с вами не соглашусь. Когда к власти пришел Гитлер, он оперировал точно такими же понятиями, как и вы. Он спрашивал немцев, хотят ли они ездить на автомобилях, хотят ли они, чтобы их дети были сыты, и так далее. Все говорили, что хотят этого. Но он никому не говорил, какими методами он собирается этого добиться.

Игорь Варов: Я вам скажу об этом сразу. Только основываясь на законе. И еще хочу добавить. Никакой цены наша страна за кокаинизм двадцатых годов не платила. Или вы хотите сказать, что Иосиф Виссарионович был наркокороль?

Яков Бранд: Об этом говорил не я, а Борис Прокофьевич.

Игорь Варов: Мы ничего не платили за отсутствие кокаина в нашей жизни, за "железный занавес". Это была историческая необходимость. И сегодня не надо ничего платить за избавление от наркотиков. Все должно быть на основании закона. Кому положено сидеть за незаконный сбыт, тот пускай и сидит.

Яков Бранд: Перефразируя известную фразу: "Наркоторговец должен сидеть в тюрьме". Вы согласны со мной, господа из правоохранительных органов?

Борис Цилинский: Я бы хотел добавить только одно. По оценкам наших зарубежных коллег, даже самая хорошо налаженная полицейская система способна изымать только один килограмм наркотиков из 10, поступающих на нелегальный рынок. По экспертным оценкам, мы сейчас держимся примерно на таком же уровне. Одними лишь правоохранительными мерами мы этой проблемы не решим. Здесь нужны, прежде всего, профилактические меры. Нужно и соответствующее лечение, и реабилитация, то есть все в комплексе. А свою посильную лепту мы должны и будем вносить.

Яков Бранд: Я надеюсь, что все-таки наступит время, когда государство найдет деньги и на профилактику, и на пропаганду здорового образа жизни, и на организацию нормальной работы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Спокойной ночи.

Сергей Галанин: Наркобизнес это зло, большое зло. Не зря древние говорили: "Твори добро в то время, когда это необходимо, иначе ты упустишь свой шанс". Не так просто прожить свою жизнь хорошо. Спасибо, что были с нами. Спокойной ночи.

Цикл передач "Кома"

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования