Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома – 20". "Методы реабилитации наркоманов"

18 марта 2002

Видеосюжет
 

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": Одни люди говорят, даже воду пить неприятно, если ее прописал врач, другие возражают: "Voletudo est bonum optimum: Здоровье – высшее благо". Доброй ночи, в эфире программа "Кома" . Тема сегодняшней передачи: "Методы реабилитации наркоманов". Как всегда эту программу ведем мы, доктор, которого обожают и уважают все пациенты земного шара. Доктор Яков Бранд.

Яков Бранд: Доброй ночи. Здесь также великий певец всех времен и народов Сергей Галанин.

Сергей Галанин: Мы очень рады, что с нами в студии сегодня наши друзья, участники группы "Тайм-аут" Павел Молчанов и Александр Минаев.

Павел Молчанов, группа "Тайм-аут": Здравствуйте.

Александр Минаев, группа "Тайм-аут": Просим нас любить и одновременно жаловать. Либо то, либо другое. Нам все равно. Можно одного жаловать.

Павел Молчанов: Можно жаловать и чего-нибудь третье.

Александр Минаев: Вообще-то мы являемся Перваднор Петровичем Пуздым...

Павел Молчанов: И Акакием Назаровичем Зимберштейном.

Александр Минаев: Так что кому как удобнее.

Сергей Галанин: Я то это все понял, но никак не могу научиться произносить.

Александр Минаев: Да ничего, еще несколько лет работы в такой программе, и ты научишься, по-моему, произносить все, что угодно.

Яков Бранд: Как обычно в студии находятся эксперты по обсуждаемым нами вопросам. Это наркологи, специалисты по вопросам реабилитации, психологи, а также люди, в той или иной степени имеющие отношение к наркотикам. Сегодня мы поговорим как о современных способах реабилитации, так и о том, что такое реабилитация в принципе. Давайте сначала посмотрим видеосюжет.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Ребята, вы вообще что-нибудь слышали о реабилитации наркоманов?

Александр Минаев: Я слышал, что существуют какие-то клиники, программы. Люди уезжают туда, платят бешеные деньги, в конечном итоге уходят от наркотиков, но как только у них что-то случается в семье или на работе, они снова возвращаются к наркотикам. Могу сказать, что "Тайм-аут" – счастливый коллектив. У нас нет и не было людей, которые зависят от наркотиков.

Павел Молчанов: У нас даже друзей таких нет.

Александр Минаев: Фактически нет.

Павел Молчанов: Даже вспомнить некого.

Александр Минаев: Во всех составах "Тайм-аута", в том числе и в последнем, которым мы работаем уже 10 лет, никто из ребят не употреблял наркотики.

Павел Молчанов: Раньше о наркотиках вообще никто не знал. Винный магазин, вот тебе и все наркотики.

Яков Бранд: В общем, это тоже не очень хорошо.

Александр Минаев: Не очень хорошо.

Павел Молчанов: Конечно, не хорошо.

Яков Бранд: И цвет лица у вас не очень хороший.

Александр Минаев: Да сейчас уже даже винный магазин не манит, так что насчет цвета лица могу поспорить.

Яков Бранд: Скажите, пожалуйста, но вы вообще знаете, что существует такая проблема?

Александр Минаев: Конечно знаем, не на Марсе же мы в конце концов живем. Существует огромная проблема, люди болеют, умирают. Я, например, недавно узнал, что мой друг детства – наркоман.

Павел Молчанов: Он жив еще?

Александр Минаев: Да. Я, естественно, не буду называть его имя и фамилию, но он зависит от легких наркотиков, курит коноплю.

Яков Бранд: От так называемых легких наркотиков.

Александр Минаев: Да, так называемых. Мои наблюдения за ним показывают, что на протяжении нескольких последних лет его мысли направлены только в сторону того, где можно раздобыть косячок, покурить что-нибудь. Хотя многие утверждают, что от курения марихуаны зависимость не наступает, я утверждаю обратное. От любого наркотика есть зависимость.

Павел Молчанов: Если взять табачную зависимость, то она не считается наркотической, но, тем не менее, курящих людей очень много.

Яков Бранд: Никотин – это тоже наркотик.

Александр Минаев: Наркотик. Но, кстати, с гордостью могу сказать, 10 лет назад я бросил курить.

Павел Молчанов: Бросить курить очень сложно.

Александр Минаев: Я вот не курю. Но не табак, естественно, ничего.

Яков Бранд: Это заметно.

Александр Минаев: Кстати, хорошо себя чувствую. А вы тоже не курите?

Яков Бранд: К сожалению, пока еще курю.

Александр Минаев: Тогда тоже будете зависимы, пока не бросите.

Яков Бранд: Вернемся к сегодняшней теме: как все-таки избавиться от наркотиков?

Александр Минаев: Наверное, лучше не начинать.

Яков Бранд: Это самый лучший совет.

Александр Минаев: Самый лучший вариант – это не начинать. Что-то еще посоветовать на своем примере мы не можем, потому что не знаем, что такое наркотик.

Павел Молчанов: Все зависит от человека. Когда мы в 1991 году работали на радио, то были такими веселыми, что нам в письмах постоянно задавали вопрос, что мы употребляем перед эфиром.

Александр Минаев: Некоторые думали, что мы либо что-то курим, либо на игле сидим, либо выпиваем. У нас вообще до сих пор все творчество веселое, мы так и не стали грустными людьми.

Павел Молчанов: Народ наш почему-то думает, что если человек оптимистически подходит к какой-то серьезной задаче, то, значит, это уже под кайфом.

Александр Минаев: Это значит что-то неправильно.

Яков Бранд: У нас вся история страны такая. Если человек веселый...

Павел Молчанов: Значит, он в чем-то виноват.

Александр Минаев: Все наше сочинительство проходит в здравом уме и трезвой памяти.

Павел Молчанов: Если бы еще был ум...

Александр Минаев: Ну, какой есть. Хотя бы костный мозг, но и он не обезображен наркотиками.

Яков Бранд: Спасибо. Так все-таки что же происходит в нашем королевстве, что реабилитационных клиник развелось много, а конечный результат очень плохой.

Евгений Брюн, заместитель главного психиатра Москвы по наркологии: Первая проблема заключена в самом слове реабилитация. Дело в том, что если его перевести на русский язык, то получается восстановление умения. От слова "habilis", умел, помните "homo habilis".

Яков Бранд: Я даже помню, что такое "habitus gliteus".

Евгений Брюн: Это и есть.

Александр Минаев: Я тоже, кстати, знал пару слов по-латыни.

Евгений Брюн: У многих больных алкоголизмом это "первоначальное умение" сохраняется. Для многих других болезней тоже можно сказать, что до того, как развилось заболевание, у пациента были какие-то умения и возможности. Для больных наркоманией это проблематично. Дело в том, что патологический процесс начинается так рано и резко, что во многих случаях мы не можем говорить о реабилитации, а должны говорить об абилитации, то есть, о первичном научении. Это как дети, которых надо взять за руку, прожить с ними часть жизни, и тогда, может быть, что-то из этого получится.

Яков Бранд: Давайте мы спросим у Елены Алексеевны, которая представляет у нас Международную ассоциацию по борьбе с наркоманией и наркобизнесом.

Елена Яскевич, директор медицинских программ и проектов Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом: Сейчас развелось огромное количество реабилитационных центров, нечистоплотные врачи делают на этом большие деньги. Причем врачи там работают любого профиля, хорошо хоть если у них есть какой-то опыт организаторской работы в здравоохранении.

Яков Бранд: В худшем случае работает ветеринар.

Елена Яскевич: Ветеринар, это, конечно вряд ли, но стоматологи, отоларингологи, гинекологи и прочие – в изобилии. Идет поголовная коммерциализация. Наша ассоциация ежегодно проводит международные конференции, посвященные борьбе с наркозависимостью.

Яков Бранд: Но они никому не помогают.

Елена Яскевич: Они помогают, они объединяют усилия государства и общества. Буквально неделю назад проходил форум именно на эту тему. Наша ассоциация существует уже 10 лет, и в течение всего этого срока мы непосредственно сотрудничаем и с правительственными, и с государственными учреждениями, и с представителями религиозных конфессий.

Яков Бранд: И что?

Елена Яскевич: Самое главное это первичная профилактика, надо поднять общественное мнение на борьбу с наркоманией.

Александр Минаев: Оно по большому счету уже поднято. Все знают, что наркотики – это плохо.

Елена Яскевич: Наша ассоциация издает профилактическую литературу. Ведь родители беспокоятся не только о том, куда устроить ребенка, но и боятся, что ребенок начнет употреблять наркотики. Я могу показать вам наши буклеты по самозащите от наркомании.

Яков Бранд: У меня такое ощущение, что вы немного не понимаете, о чем идет речь. Ваши высказывания сильно напоминают передовицу газеты "Правда". Наша ассоциация участвует в том-то, делает то-то. Вы тратите деньги, а больше вы ничего не делаете, как и все фонды по борьбе с наркоманией. Это мое личное мнение, хотя я могу и ошибаться. Повторю, что деньги, затраченные на фонды, сопоставимы с деньгами, которые наши депутаты тратят на личные автомобили.

Елена Яскевич: Хорошо, а как вы посмотрите на то, что несколько лет назад с помощью нашей ассоциации в Калининграде был открыт реабилитационный центр?

Яков Бранд: Вот вы про это лучше и расскажите.

Елена Яскевич: Мы их спонсировали, дали большую сумму денег, 40 миллионов еще неденоминированных рублей.

Яков Бранд: Именно это я и хотел бы услышать.

Елена Яскевич: Мы помогаем правоохранительным органам. Кроме того, вы сами знаете, сколько сейчас стоит выпуск печатной литературы.

Яков Бранд: Знаю.

Александр Минаев: Мне кажется, что проблема то, наверно, заключается в том, что, по большому счету, больше половины этих денег все равно вылетает в трубу. Те люди, которых лечат принудительно, все равно не вылечиваются. Даже если лечение им и помогает, то вылечиться на 100% все равно никто не может. Поправить свои дела может только человек, своим умом дошедший до того, что он уже не в состоянии продолжать так жить. Мне кажется, что эту ситуацию надо оставить. Клиники должны быть для людей, которые сами хотят вылечиться. На тех кто не хочет не надо впустую тратить деньги. Все средства надо вложить в пропаганду...

Сергей Галанин: Здорового образа жизни.

Александр Минаев: Нет, те, кто курят и колются, сейчас смотрят нашу передачу, посмеиваясь. Это и ежу понятно. Оберегать надо детей. Причем не подростков, у которых сознание уже во многом сформировано, они по телевизору насмотрелись всякого, а половина из них уже это дело попробовала, а детей чуть ли не с грудного возраста. По большому счету, надо оберегать молодых родителей и детишек. Деньги надо вкладывать в наше будущее.

Олег Зыков, нарколог, президент фонда "НАН": Я хотел бы продолжить мысль господина Зимберштейна. Я не ошибся именем?

Александр Минаев: Нет.

Олег Зыков: Нам надо понимать главное. Наркотик – это универсальный адаптоген. Это способ самореализоваться в жизни. Какая-то часть населения и нашей страны, и Запада так или иначе будет использовать наркотики для решения своих духовных проблем.

Александр Минаев: Их можно решить по-другому.

Олег Зыков: Если мы можем предложить альтернативу, если мы сможем дать человеку информацию о том, что есть иная среда, иные системы самореализации, духовного развития, то, возможно, он использует наши советы. При этом мы не можем решить за него его проблемы, это его личный выбор, но мы можем создать среду, так называемую лечебную субкультуру, где человек и сделает этот позитивный выбор.

Яков Бранд: У нас присутствует господин Варов, представляющий фонд "Город без наркотиков".

Игорь Варов, фонд "Город без наркотиков", Екатеринбург: Да.

Яков Бранд: Вы из города Екатеринбурга.

Игорь Варов: Да. Мы не наркологи, мы не врачи, мы просто обычные бизнесмены, кто-то отбывал срок, кто-то работал на заводах, кто-то занимался бизнесом, кто-то еще где-то. Нас возмутила одна проблема. В городе на каждом углу стали продавать наркотики. Колоться начинают уже с семи лет. Мы решили заняться этой проблемой, и, как побочное явление, решили ликвидировать торговлю наркотиками в нашем городе. В рамках решения этой проблемы у нас появился реабилитационный центр. Мы просто не могли выбрасывать на улицу ребят, которые рассказывали где, что и как продают, как вообще происходит торговля наркотиками. Именно для них и создан реабилитационный центр.

Яков Бранд: А в нем тоже работают сталевары и литейщики?

Игорь Варов: Нет. На сегодняшний день в нем практически никто не работает. Наркоманы реабилитируют себя сами. Те, кто прошел через это, помогают тем, кто пришел только что.

Яков Бранд: Извините, я вас сразу перебью. Я не очень понимаю, как они реабилитируют сами себя. Вы занялись проблемой, и мы знаем по прессе, как проходила эта реабилитация. Вы реабилитировали с помощью наручников, приковывая пациента к батарее? Дальше появились статьи, в которых правоохранительные органы убеждают нас в том, что вы просто уничтожили чужую группировку, торгующую наркотиками, и дали возможность торговать своим. Я не выступаю за или против подобной практики, я просто перечисляю факты.

Игорь Варов: Давайте я вас тоже буду перебивать, потому что получается какой-то монолог. Пристегивание наручниками к батарее показывали корреспонденты в репортаже о переделе рынка.

Яков Бранд: Это была хроника.

Игорь Варов: Это уже тема другой передачи. На самом деле у батареи никого не было. Давайте вернемся к реабилитации. Если ваш сын начнет употреблять наркотики, то вам будет уже по большому счету все равно, как именно он их бросит. Нам люди приводят в таком состоянии своих детей, в возрасте, кстати от 11 до 40 лет. При этом люди приезжают со всей страны: у нас было трое из Москвы и один из Германии. Наручниками мы их просто фиксируем на время предполагаемой ломки. На самом деле никакой ломки не происходит, никаких болезненных ощущений они не испытывают. Всего через наш центр прошло уже более 400 человек. В данный момент в центре находится 120 человек. Вы можете удивляться тому, что я говорю, но нас посещали наркологи из Минздрава.

Яков Бранд: Как вам удается добиться того, что у них нет ломки?

Игорь Варов: Здесь есть определенный психологический момент. Когда наркоманов закрывают в камеру...

Яков Бранд: Они понимают, что вариантов у них нет.

Игорь Варов: Да, у них нет вариантов. Им ни перед кем ломаться для того, чтобы добиться наркотиков или какого-то обезболивающего.

Павел Молчанов: Заик тоже лечат от заикания испугом.

Игорь Варов: Таким образом мы очень просто и быстро нашли народный способ лечения. Яков Бранд: Игорь, существование ломки – это объективно доказанный факт. Наркотик включается в обмен веществ. Вы же говорите, что ломки нет.

Игорь Варов: Я не просто говорю, я утверждаю это. Яков, вы можете приехать к нам и убедиться во всем сами. Люди 12 лет подряд употребляли наркотики, дозы доходиил до 5 грамм в день. У них не было никакой ломки, они в первую же ночь спали спокойно. Без трамала, без всяких там средств, о которых кто-то говорит или показывает по телевидению. Ничего этого не происходит.

Яков Бранд: Кто-нибудь из специалистов к вам приезжал?

Игорь Варов: У нас и своих наркологов очень много. У нас же нормальные наркологические клиники, с которыми мы в хороших отношениях.

Яков Бранд: И что говорят наркологи по поводу того, что ваши пациенты не испытывают ломки?

Игорь Варов: Их пациенты сейчас тоже не испытывают ломки.

Яков Бранд: Тоже не испытывают?

Игорь Варов: Да. Перед кем играть то? Понимаете, когда вы придете с телекамерой в больницу и начнете снимать, они вам что угодно покажут, лишь бы получить обезболивающее или дозу.

Гость студии: Все очень хорошо, но когда я сижу один дома и блюю желчью, не надо мне говорить, что ломки – это психологический момент. Пожалуйста, не надо.

Гость студии: Я могу предположить, что в ломке действительно много "разгона", когда я просто сижу, и мне хочется. Может быть, если запереть меня в камере, то этого не произойдет. Но при этом, вы знаете, человек переживает достаточно жуткие ощущения. Вам очень просто говорить, что ничего этого на самом деле нет, что мы сами это придумываем. Поверьте мне, все не так просто.

Гостья студии: Я хочу сказать, что это есть, и это называется абстинентный синдром. Могу сказать по своему опыту, я восемь с половиной лет употребляла, и мне было очень тяжело. Я прошла детоксикацию

Игорь Варов: А что это такое?

Гостья студии: Детоксикация, это медикаментозное выведение из состояния ломки, которая длилось12 дней. Когда я после этого пришла в центр, то не могла спать порядка двух недель. Здесь надо еще учитывать специфику наркотика – идет ли речь о психостимуляторах, опиатах, галлюциногенах.

Яков Бранд: Игорь, что вы можете на это ответить?

Игорь Варов: Есть такая старинная русская поговорка: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать".

Яков Бранд: Это не аргумент.

Игорь Варов: Это не аргумент, но всех желающих я просто приглашаю приехать и посмотреть на все своими глазами. Речь идет именно о психологическом моменте, когда человек сам себя "разгоняет", ожидает ломки. Правильно сказал молодой человек, что если не разгонять себя, то ничего вроде как и нет. Еще, якобы, есть физическая боль, но ее, к счастью, зачастую тоже не оказывается. Сейчас я хочу дать слово наркологу.

Вадим Колобов, нарколог: Здесь опять же, проблему надо разделить на две части. Во-первых, есть объективные физические показатели состояния организма при лишении его наркотика. Во-вторых есть субъективное переживание, стресс, шок, когда человек с дозой идет по улице и вдруг оказывается в камере. У меня было много ребят, которые не помнили никакой ломки, хотя и имели дозы по паре грамм.

Яков Бранд: Так может быть, так и надо поступать?

Вадим Колобов: Иногда так и делают. С другой стороны, когда я расслаблен, жду помощи, себя жалею, размазываю сопли, я конечно усугубляю вот этот субъективный эмоциональный момент, и это, конечно, плохо. То есть, в данном случае правы и та, и другая сторона. Психологический фактор существует, он играет огромную роль, но и ломка существует объективно, как процесс.

Мария Кириллова, психолог: Я хотела бы высказаться по вопросу о ломках, можно ли их снять путем создания стрессовой ситуации, запирая людей, страдающих наркотической зависимостью, в камеру. Мне приходилось работать с людьми, которых, когда они сидели на наркотиках, запирали не в камеру реабилитационного центра, а в тюремную камеру. Для них это был очень суровый стресс, но ломку они там испытывали. Кстати сказать, сейчас криминальные сообщества принимают закон о том, чтобы люди, связанные с криминалитетом, перестали принимать наркотики именно потому, что в состоянии физической потребности в наркотиках люди раскалываются, потому что это – непереносимое состояние.

Гость студии: Может быть, это будет не совсем в тему, но хочу сказать, что когда я перестал употреблять наркотики, а я употреблял их 6 лет, у меня началась новая жизнь. Я употреблял их во многом потому, что не знал любви, не знал чего-то доброго в этом мире. Мне бы очень не хотелось начинать новую жизнь в камере. Если начать жизнь в том месте, где люди заботятся о тебе, то ты и проживешь ее по-другому.

Олег Зыков: У наркомана складывается патологическое отношение с ближним окружением, это называется созависимость. Наркоман психологически паразитирует на ближнем окружении, а ближнее окружение потворствует его состоянию в силу своей, так сказать, болезни.

Яков Бранд: Переживанием, деньгами.

Олег Зыков: Да. На самом деле между тем, о чем сказал Игорь, и тем, о чем рассказывали ребята, противоречий нет абсолютно никаких. Сила духа такова, что она определяет физиологические процессы. Если окружение в конкретной ситуации способствует тому, чтобы наркоман демонстрировал свои переживания, свою боль, то он и будет поступать соответствующим образом. В этот момент можно разрушить созависимое отношение. Подобный опыт в нашем отделении наркологии существует. У нас работает часть персонала, имеющая опыт собственного выздоровления, без медикаментозного вывода. Когда наркоман точно знает, что все его созависимые уловки не сработают, никто ему наркотика не купит, но при этом к нему относятся очень душевно и понимают его переживания, то физические переживания уходят на второй план, остаются только психологические моменты. На самом деле физическая боль это благо, потому что физическая боль это путь к психологическому контакту с пациентом. Но при этом, я наблюдал такой феномен, когда у человека, понявшего, что мы его понимаем, физическая боль уступила место внутренним переживаниям.

Елена Яскевич: Я поддерживаю Игоря. Подобные случаи бывают. Он говорил, что им приходится сталкиваться и с 25, и с 30, и с 40-летними наркоманами. Это уже состоявшиеся личности, которым необходим именно процесс реабилитации. То есть сам человек знает, что ему нужно делать. У меня бывали случаи, когда криминальные авторитеты приводили нужных им людей, так называемых "быков", для того, чтобы вылечить их.

Яков Бранд: У нас гениальная страна. Сидит очаровательная женщина, директор медицинских программ Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, и рассказывает, как к ней приходят криминальные авторитеты.

Елена Яскевич: Да, они приводят нужных им сотрудников и просят вылечить их. Причем интересно, что ухоженные маменькины сынки дают намного меньший процент ремиссии, чем те пациенты, лечение которых оплачивал криминальный авторитет. Эти люди находятся пою двойной угрозой, потерять работу, а то и вовсе быть уничтоженными. Так что, может быть, страх спасает и от ломок.

Александр Минаев: Страх вообще хорошая штука

Яков Бранд: Давайте теперь посмотрим сюжет, а потом продолжим обсуждение.
 

Видеосюжет
 

Яков Бранд: Ну что, друзья, как вам нравится?

Александр Минаев: Я считаю, что обращаться в такие конторы можно, но и расплачиваться с ними следует, соответственно, по факсу.

Яков Бранд: По факсу?

Александр Минаев: Ну конечно.

Павел Молчанов: В принципе, обращаться в эти конторы можно, чтобы получить удовольствие от развлечения, общения с этими людьми.

Александр Минаев: Заговор по фотографии, а деньги соответственно факсом отсылай. Ну, наверно, вот таким образом только можно с ними общаться. Кому нечего делать, могут заняться.

Яков Бранд: На самом деле шутка не очень удачная, контор таких очень много. Александр Минаев: Что же тогда делать?

Яков Бранд: Я хочу спросить об этом господина Брюна. Он у нас имеет отношение к государственным структурам.

Евгений Брюн: На самом деле есть надзорные органы, это соответствующие налоговые инспекции, прокуратура.

Яков Бранд: Откуда же прокуратура знает, можно ли реабилитировать человека по фотографии, или нет?

Евгений Брюн: Пускай обратятся к нам, мы им выдадим официальное экспертное заключение.

Александр Минаев: Может вам сразу об этом сказать?

Евгений Брюн: Они нас не спрашивают.

Александр Минаев: Почему бы вам самим не проявить инициативу? Вы же знаете, что это просто какой-то бред сивой кобылы. Как можно вылечить по фотографии?

Яков Бранд: Не только по фотографии.

Александр Минаев: Вообще как можно вылечить пациента?

Евгений Брюн: Существует медицинская инспекция, которая в этом году приостановила действие лицензий 12 фирмам, оказывавшим неправильные и не стандартизированные виды медицинской помощи. То есть, такая работа ведется. Я не скажу, что мы сидим сложа руки. Мы закрываем подобные центры. Если вы помните, была мощная реклама центра "Светозар", они предлагали помощь и лечение, решение всех проблем. Мы сначала приостановили у них лицензию, а потом они закрылись сами. Вы помните доктора Майорова, который пытался учить население правильно пить? Алкоголик – это несчастный больной человек, которому нужна только какая-то зацепка, чтобы оправдаться. Здесь же, вместо того, чтобы объяснить, что этому человеку пить нельзя в принципе, его пытаются подманить на крючок. Мы приостановили их деятельность.

Александр Минаев: Я видел такую рекламу: "Теперь я выпиваю, но знаю меру".

Евгений Брюн: Нашими усилиями такая реклама запрещена.

Яков Бранд: Рекламу-то вы запретили, но центр открыт до сих пор.

Евгений Брюн: К сожалению, да. Здесь была проведена потрясающая мошенническая операция. Надо взять здорового человека, убедить его в том, что он болен, и начать лечить. Гениально.

Яков Бранд: Это вопрос не ко мне.

Евгений Брюн: И не ко мне тоже.

Александр Минаев: А вы обратитесь за помощью к ребятам. Они, по моему, знают действенные методы...

Евгений Брюн: Вот, вы видите, у меня волосы дыбом с тех пор и стоят. Это невозможно совершенно.

Яков Бранд: Дорогие друзья, у нас, к сожалению, кончается время передачи.

Сергей Галанин: Предлагаю всем нам стать участниками сеанса арт-терапии. Ребята не шарлатаны, они поют свою собственную музыку от души. Ты против, доктор?

Александр Минаев: Он не знает.

Сергей Галанин: Ну, так как же?

Яков Бранд: На песни, к сожалению, у нас уже не осталось времени. Извините, Бога ради. Я так понял, что на реабилитацию существует миллион точек зрения, но все сходятся в том, что она нужна, в том или ином виде. Дорогие друзья, всем спасибо. Спокойной ночи. Надеемся, что те, у кого нет проблем с наркотиками, будут спать спокойно, а те, у кого они есть, задумаются о том, что надо быстрее бежать к докторам.

Сергей Галанин: Люди, имейте мужество жить, умереть-то всегда можно успеть. Спасибо, что были с нами. Спокойной ночи. И не обращайтесь к шарлатанам ни в коем случае.

Цикл передач "Кома"

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования