Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома-17". "Наркотики и интернет"

23 января 2002

В ночь с 4 на 5 января на канале НТВ прошла очередная передача из антинаркотического цикла "Кома" – "Наркотики и интернет".

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": Доброй ночи. В эфире программа "Кома". Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Когда я был студентом в прошлом веке, я и не мечтал о том, что лет через 10-15 смогу получать информацию, даже самую закрытую, запросто, не выходя из собственного дома. Тема сегодняшней программы "Наркотики и Интернет". Как всегда в студии самый любознательный и эмоциональный, самый, самый, самый доктор нашего отечественного телевидения Яков Бранд.

Яков Бранд: Доброй ночи, с наступившим Новым годом. Также у нас сегодня в студии, как обычно, автор и исполнитель своих песен Сергей Галанин.

Сергей Галанин: Сегодня у нас в гостях ребята из молодежной группы с весьма интернетным названием "Зе.Ру".

Элио, группа "Зе.Ру": Доброй ночи. Меня зовут Элио.

Туа, группа "Зе.Ру": Туа.

Элио: Группа "Зе.Ру".

Яков Бранд: И, как всегда, у нас в студии гости, эксперты по тем вопросам, которые мы обсуждаем. Напоминаем, что наш сайт, www.narkotiki.ru, и, хотя я с этим названием и не согласен, но пока оно существует. Кстати говоря, поскольку мы говорим о наркотиках и Интернете, я бы хотел поблагодарить всех тех пользователей Интернета, которые присылают нам свои отзывы, мы с ними знакомимся. Не могу сказать, что все они лицеприятные, но все равно приятно, что вы нас смотрите и что неравнодушно относитесь к тому, что мы делаем. Итак, давайте посмотрим сюжет, а потом приступим к обсуждению сегодняшней темы. 

Видеосюжет "Интернет, появившийся у нас сравнительно недавно, очень скоро стал обыденным явлением..."
(AVI)

Яков Бранд: Ну, вот такой сюжет. Господа, вы сами пользуетесь Интернетом?

Элио: Да, мы как раз начинающие пользователи. В общем, все правильно сказано. Интернет есть Интернет. Я считаю, в этой штуке, в ней, действительно, заключено будущее. Ведь сегодня у каждого второго школьника дома уже есть компьютер. То есть, приходя после уроков, он первым делом не делает задания по математике или по русскому, а садится и играет в игрушки.

Яков Бранд: Скачивает ответы из Интернета и не учится.

Элио: Все правильно. Где гарантия того, что когда он подрастет, то не будет выяснять в Интернете рецептов приготовления наркотиков? Согласитесь, тема очень серьезная.

Яков Бранд: В сюжете был поставлен вопрос, не является ли сам Интернет наркотиком.

Элио: Конечно, безусловно.

Яков Бранд: С другой стороны, сегодня в Интернете можно получить рецепт изготовления чего угодно.

Элио: Абсолютно.

Яков Бранд: Будь то взрывные устройства, оружие, рецепты приготовления наркотиков. Как вы считаете, господа из сайта "Нет – наркотикам", может ли информация, имеющаяся сегодня в Интернете, привести людей к употреблению наркотиков?

Виктор Дружинин, сайт "Нет – наркотикам": На многих сайтах сети есть не просто литература, подробно описывающая состояния измененного под воздействием наркотиков сознания, но и содержащая подробные инструкции по приготовлению подобных веществ. Абсолютно точные, подробные рецепты. Информационные потоки сети на настоящий момент проконтролировать невозможно. Поэтому человек, готовый потратить определенное время на получение информации, получит все, что угодно.

Яков Бранд: У нас в студии присутствует Александр Валерьевич Соловов. Скажите, пожалуйста, Александр Валерьевич, как вы считаете, нужно ли контролировать интернет вообще, это глобальная задача, обсуждаемая во всем мире, а также можно ли и нужно ли контролировать сайты, которые рассказывают, как надо употреблять наркотики.

Александр Соловов, психиатр-нарколог: Дело в том, что у нас в стране за последние десятилетия разработан ряд специальных учебных программ, для детей раннего школьного возраста. В них предусмотрены специальные психологические приемы противодействия негативным сюжетам видеофильмов и телепередач, в том числе приемы правильного использования компьютера. Может быть, попозже мы и поговорим о противостоянии наркотикам, дезактуализации самой этой темы. Так что позвольте мне снять эту тревожную ноту. Мы готовим детей. Осталось, может быть, подождать год, и, когда Министерство образования вплотную займется этим вопросом, это будет введено в новую программу по ОБЖ. Может быть, это произойдет даже быстрее, все будет зависеть от нашего бюрократического аппарата.

Яков Бранд: Извините, Бога ради, что такое ОБЖ?

Сергей Галанин: Это старые уроки по основам безопасности жизнедеятельности. Они совершенно не дают детям никаких навыков, вообще нулевые. Они могут только познакомить детей с теми же наркотиками и алкоголем и привить к ним интерес. Эффект от них совершенно нулевой.

Яков Бранд: Добрый вы, Сергей, однако. Александр Валерьевич, они, наверное, хоть рассказывают, как надо костер в лесу разжечь.

Сергей Галанин: Я имею в виду те разделы ОБЖ, которые касаются противостояния наркотикам. То что касается телевидения, видео и компьютеров, здесь я согласен. Как противостоять компьютерам, как правильно их использовать с пользой для себя, для жизни. Ведь книга тоже когда-то была изобретена впервые, ее со страхом восприняли священнослужители, а сейчас это нормальное явление. Возможно теперь я несколько успокою вашу тревогу, доктор.

Яков Бранд: Нет, вы мою тревогу не успокоили, потому что не сказали мне, сами вы за цензуру в Интернете, если речь идет о наркотиках, или против?

Сергей Галанин: Определенная цензура, конечно, должна быть, должна быть комиссия экспертов, которая следила бы за тем, чтобы в Интернете не было рецептов приготовления наркотиков. Ведь не все дети, прошедшие специальное обучение смогут противостоять воздействию пропаганды, а как раз им и не надо знать, как приготавливаются наркотики.

Яков Бранд: Что думают по этому поводу господа интернетчики?

Владимир Лукьянов, нарколог, сайт "Нет – наркотикам": Технические средства защиты существуют. Это программы, в которых можно поставить защитные опции, однако за этим должны следить родители или владельцы тех Интернет-кафе, где стоят компьютеры и обеспечен свободный доступ к Интернету. Цензура всего Интернета на настоящий момент нереальна, да она и не нужна. Цензура нужна только по отношению к конкретным сайтам, дающим рецепты по приготовлению наркотиков.

Яков Бранд: А можно вообще сделать такую цензуру? Вы говорите, что она нужна. Она технически возможна? Вы ведь сказали только о цензуре пользовательской.

Владимир Лукьянов: Естественно, возможна, потому что существуют провайдеры, которые размещают сайты и которые сами отвечают за содержание этих сайтов. Есть модераторы, которые следят за тем, какая информация размещается на сайтах.

Яков Бранд: То есть, если провайдер размещает рецепты приготовления, рекламу и прочее, то он должен отвечать по закону о наркотиках.

Владимир Лукьянов: Естественно.

Яков Бранд: А если он не отвечает, то это уже вопрос не к провайдерам, не к Интернету, а к правоохранительным органам.

Владимир Лукьянов: Совершенно верно.

Яков Бранд: Господа, как вы считаете, нужна ли вообще цензура в Интернете? Там ведь есть не только наркотики.

Туа: Цензура, конечно, нужна. Мы только не уверены, способна ли она хоть как-то оградить молодых людей от нежелательной информации. Потому что, вводи ее или не вводи, если молодые люди захотят что-то узнать, они это все равно узнают.

Яков Бранд: Все можно узнать во дворе. Для этого не нужно компьютера. Но представьте себе мальчика, как сейчас говорят, из благополучной семьи, хотя наркотики и не разбирают благополучные и неблагополучные семьи. Он просто решил посмотреть в Интернете что-то интересное и вдруг наткнулся на наркотики. Ему все подробно рассказывают, вплоть до рецепта приготовления и цены. Во дворе, конечно, тоже об этом знают, но Интернет как бы придает всей истории официальный оттенок.

Элио: Я как новый пользователь могу сказать, что в Интернете гораздо проще нарваться на какое-нибудь порно или на ярко расписанные прелести каких-то суперзвезд. Что значит цензура? Если даже взять и отрубить Интернет, останутся и другие источники информации: кино, литература. Если кому-то что-то интересно, то он может узнать это и во дворе, независимо от Интернета.

Яков Бранд: Я с вами согласен, я тоже рос во дворе, где меня научили всяким нехорошим словам. Но это отнюдь не значило, что я употреблял эти слова, придя домой.

Элио: И правильно делали.

Яков Бранд: Я точно знал, где можно употреблять, а где нет. Что касается порно, то я сам, конечно, никогда не смотрел, но я в курсе дела, мне рассказывали.

Элио: Если ты просто ищешь что-то в Интернете, то шанс нарваться на это очень велик.

Яков Бранд: Порносайты, как правило, платные. Сайты о наркотиках – бесплатные. Но вы, как я понимаю, несмотря на вашу молодость, за цензуру?

Туа: Да. Еще хотелось бы сказать, что в Интернете надо размещать информацию о том, что наркотики уже просто вышли из моды. Это гораздо больше скажет молодым людям. Им, наверное, даже не будет интересно искать наркотические сайты. Если это не модно, значит это уже не для молодого поколения, это уже ушло в прошлое.

Яков Бранд: А что модно сейчас?

Туа: Сейчас модны музыка, сноуборды.

Яков Бранд: Здоровье.

Туа: Конечно, железное здоровье.

Элио: Здоровый образ жизни. Вы знаете, я даже не курю сигарет. Отец однажды сказал мне: "Если ты будешь курить, забудь, что ты мой сын". Так что я, можно сказать, человек без вредных привычек.

Яков Бранд: Совсем?

Элио: Практически совсем. Пью только по праздникам. Понимаете, мне вообще, что там кривить душой, как бы незнакома тема наркотиков. Мой наркотик – это музыка. Я совсем недавно начал увлекаться Интернетом, и понимаю, что Интернет может стать еще одним наркотиком в моей жизни, но наркотиком в хорошем смысле этого слова.

Яков Бранд: "В хорошем смысле этого слова". Гениально!

Элио: Пожалуй, это я зря сказал.

Яков Бранд: Кстати у меня вопрос ко всем, сидящим в студии. Господа, можно ли говорить о наркотике в хорошем смысле слова?

Виктор Дружинин: Конечно, нет, это нелепая постановка вопроса. Не может быть наркотиков в хорошем смысле слова. Точно так же как не может быть безопасных наркотиков, или неопасного пистолета. Не может быть в принципе.

Элио: Давайте, я по-другому сформулирую, чтобы было понятно. Я имел в виду, что музыка заменила в моей жизни влечение попробовать наркотик. Для меня этим стала музыка, для кого-то другого это будет что-то еще. Сейчас у меня просто нет времени на то, чтобы пробовать что-то другое.

Яков Бранд: Понятно. Господин Мохначев, каждый из ваших пациентов, наверное, по-своему приходил к наркотикам. Приходилось ли вам сталкиваться со случаями, когда человек почерпнул первую информацию, или был спровоцирован к употреблению наркотиков именно Интернетом?

Станислав Мохначев, психиатр-нарколог: К сожалению для темы нашей сегодняшней передачи, таких пациентов у меня не было.

Яков Бранд: То есть, как говорили ребята, если человек хочет что-то узнать, то он это узнает, а Интернет здесь не при чем.

Станислав Мохначев: Интернет играет, скажем так, вспомогательную роль. Начало употребления наркотиков – это всегда совокупность факторов. Нельзя выделить какой-то один конкретный мотив употребления. В этом смысле Интернет безусловно играет определенную роль. Поэтому я тоже обеими руками за цензуру в Интернете.

Яков Бранд: Господа интернетчики, скажите, пожалуйста, а существуют ли какие-нибудь службы, отслеживающие, что происходит в Интернете, по крайней мере, у нас в стране.

Виктор Дружинин: Да, конечно. Например, Управление "Р" МВД, которое как раз занимается преступлениями в сфере высоких технологий.

Яков Бранд: Что же делают люди из Управления "Р", столкнувшись с пропагандой наркотиков? Они закрывают провайдера, предупреждают его? В чем заключаются их обязанности? Как к ним относятся в Интернете? Боятся или любят?

Виктор Дружинин: Пока что я не могу привести примеров каких-то громких дел, связанных с пропагандой наркотиков в Интернете. В ходе передачи уже упоминалась порнография, которой, действительно, достаточно в сети. По этому поводу можно вспомнить совершенно недавнюю громкую историю с платным порносайтом "Голубая орхидея". В этом случае, действительно, были произведены аресты и люди понесли уголовное наказание. На самом деле в случаях пропаганды наркотиков ситуация такая же, как и в печатных изданиях. В соответствии с действующим законодательством к ним нельзя применить каких-то жестких мер. По поводу отношения к подразделению "Р" ситуация двоякая. Многие пользователи Интернета, особенно те, кто проводит там много времени, несколько опасаются его. В то же время они осознают, что, для того, чтобы тобой заинтересовались компетентные органы, надо действительно сделать что-то очень серьезное. По общему мнению, там действительно есть мастера, которые с помощью компьютера могут сделать все, что угодно. Ни для кого не секрет, что найти человека через Интернет с помощью хорошего программиста и соответствующей техники никакого труда не составляет, пусть даже этот человек убежден в своей полной анонимности. Если говорить о моей точке зрения, то я считаю, что провайдеры действительно должны закрывать сайты, представляющие, скажем так, информационную угрозу с точки зрения наркотиков.

Яков Бранд: Несмотря на это, сайтов, пропагандирующих наркотики, очень много. Давайте посмотрим сюжет на эту тему.

Видеосюжет "В виртуальной реальности интернета находятся самые разные по содержанию сайты..."
(AVI)

Яков Бранд: Как вы считаете, это шутки или это действительно пропаганда наркотиков?

Элио: Шутки есть шутки. С другой стороны в Интернете должно быть что-то, показывающее людям, что их ждет, если они начнут употреблять наркотики.

Яков Бранд: Вы знаете, все знают, что их ждет. У нас есть много отзывов, говорящих, что нам не следует приставать к людям. Если человек хочет покончить с собой, то ему надо дать спокойно умереть. Пользователи Интернета спрашивают, зачем нужна наша программа, поскольку все и так знают, что наркотики – это плохо. Мы же на это отвечаем, что обращаемся не к наркоманам, а к тем, кто еще не употребляет наркотики, а также к их родителям.

Элио: Понимаете, перед тем как человек попробует, ему нужно показать, что его ждет на финише дистанции. Даже не просто показать, а показать тех людей, которые на этот финиш уже пришли. Ведь есть, слава Богу, хорошие фильмы на эту тему, например "На игле" или, из последних, "Реквием по мечте". Я не заходил слишком далеко в Интернет, но верю, что есть сайты, которые показывают, что ждет человека, если он захочет попробовать в своей жизни что-то новое.

Яков Бранд: Понятно.

Сергей Галанин: У нас в студии есть одна девушка. До сих пор в беседе участвовали только мужчины, но у женщин всегда свой взгляд на вещи. Скажите нам что-нибудь, если обсуждаемая тема вам интересна. Или вы не дружите с Интернетом?

Анна Каштуева, арт-терапевт: Сергей, вы очень хорошо угадали про женский взгляд. Я являюсь арт-терапевтом, и поддерживаю мнение Александра Валерьевича относительно того, что нам здесь нужно говорить в основном о формировании, подготовке ребенка, который включает Интернет и идет на любой сайт. Он должен понимать, что наркотики для него не актуально. Я также совершенно согласна с тем, что он должен видеть, что это ведет к смерти, а не просто знать об этом. Многих детей, а они ведь очень разные, привлекает мысль о смерти, и нам нужно показать, насколько это тяжело и болезненно. Кроме того, я считаю, что родители должны интересоваться тем, где проводит время их ребенок. Я часто посещаю Интернет-кафе и наблюдаю картину, когда маленькие дети играют там в игры с восьми утра до двух часов дня. Родители в это время в полной уверенности, что их ребенок находится в школе. На самом деле очень просто спросить у ребенка, как прошел его день, посмотреть его тетради, дневник, просто поинтересоваться его жизнью. Зашел он в Интернет, так пускай отец его спросит, что ты смотришь, сынок? Если он смотрит порно или что-то подобное, надо это как-то с ним обсудить. Это стало общедоступным, обыденным. Вопрос теперь в том, как к этому всему относиться. Тема наркотиков не должна быть актуальной для человека. Он должен найти себе какое-то увлечение. В этом смысле фраза "музыка как наркотик" хороша. Просто словосочетание звучит ужасно. Человек должен раскрыть свое творческое желание украсить жизнь, сделать ее красивой, видеть в ней какие-то необычные вещи, но только не с помощью наркотиков. Наркотик не имеет ничего общего с красотой жизни, это дикое заболевание, люди ужасно страдают от химической зависимости. У них не может быть детей, у них проблемы с родителями, они теряют друзей и так далее. Дети об этом не знают. Мы как раз об этом и говорим, о человеке, который впервые увидел Интернет, посмотрел и решил попробовать. Мы не говорим о тех, кто, как вы, Яков, зачитывали, философски просят дать им спокойно умереть.

Яков Бранд: У нас сейчас два вопроса. Первый: кто должен учить родителей?

Сергей Галанин: Следить за детьми.

Яков Бранд: Не следить за детьми, а обращать внимание на те их занятия, которые внове для самих родителей. Я до сих пор, хотя и пользуюсь Интернетом, отношусь к нему настороженно. А мой сын или дочь владеют им в совершенстве. Я не знаю, как мне их контролировать. Для меня это история несколько из другого мира. Я пользуюсь в Интернете только тем, что мне нужно в моей профессии, а они проводят там целые дни. Если спросить у ребенка, как у него прошел день, он скажет, что день прошел замечательно, потому что он целый день был...

Сергей Галанин: Мы были в театре.

Яков Бранд: Он был в Интернет кафе.

Сергей Галанин: Да ладно. Мы были в театре.

Яков Бранд: Или мы были в театре, или еще где.

Сергей Галанин: Конечно, и ты будешь верить своему ребенку. И, наверное, ты будешь прав в этом.

Яков Бранд: Я хочу задать вопрос господам из "Нет – наркотикам". Судя по распечатке, которая у нас есть, вы все время оправдываетесь перед теми людьми, которые ругают вас за участие в нашей программе. Вы говорите, что не делаете программу, а только консультируете ее. У вас не возникало мысли, поскольку вы работаете в Интернете, попытаться создать какую-то собственную программу противодействия, которая, например, не рекламировала бы наркотики, а наоборот, убивала бы такую рекламу? Мультики какие-нибудь делать...

Виктор Дружинин: Мы не оправдываемся, это совершенно неверная постановка вопроса. Когда речь идет о том, как делаются передачи, то мы, скажем так, разграничиваем два направления, куда следует по этому поводу обращаться. Кроме того, наш сайт и существует как некое средство противодействия пропаганде наркотиков в Интернете. В первую очередь мы ориентированы на тех людей, которые еще в состоянии сделать самостоятельный выбор, тех, у кого еще нет жесткой зависимости от вещества. Делать же мультики...

Яков Бранд: Это просто пример, я не знаю, как называются эти программы...

Виктор Дружинин: Есть масса всяких способов воздействия. Мы постепенно развиваемся и у нас достаточно много различных идей. На самом деле проблема заключается в том, что Интернет – это вспомогательное средство передачи и распространения нефильтрованной информации, которая не проходит совершенно никакой цензуры. Сейчас практически любой человек, написав все, что угодно, может сделать свои мысли достоянием огромного количества людей. При этом подавляющее большинство авторов очень мало задумываются о том, каким образом будут расценены другими их мысли, высказывания и так далее. Если всякий раз, сталкиваясь с такими безответственными заявлениями давать им отпор, то, наверное, это сможет кому-то помочь. Во всяком случае, у нас есть примеры, когда людям действительно помогает посещение нашего сайта. То есть, наша коллективная работа приносит реальную пользу.

Яков Бранд: Так существует все-таки опасность того, что человек, посмотрев Интернет-сайты, посвященные наркотикам, познакомившись с тем, как их готовить и употреблять, станет наркоманом? Давайте обсудим этот вопрос.

Виктор Дружинин: Да, я считаю, что такая возможность есть, и такая опасность существует. Потому что с помощью Интернета, где можно узнать места продажи, рецептуры, договориться о встрече, путь от идеи до ее реализации здорово сокращается и облегчается.

Яков Бранд: Спасибо. Анна, скажите, как вы считаете, может ли человек, связавшись с Интернетом, стать наркоманом?

Анна Каштуева: Нет. Я думаю, не может. Здесь уже говорилось о том, что к употреблению наркотиков человека приводит целая совокупность факторов. Интернет, конечно, может послужить той самой каплей, которая переполняет чашу. Но однозначно сказать, что человек пришел к наркотикам, посмотрев сайт, наверное, нельзя.

Яков Бранд: То есть вы не считаете Интернет непосредственной угрозой.

Анна Каштуева: Есть много людей, которые не только не будут дальше смотреть, но и в принципе никогда не будут интересоваться чем-то подобным.

Яков Бранд: Я не сомневаюсь, что, если вы посмотрите такой сайт, с вами ничего не случится. Мы все время сравниваем наркотические и порносайты. Я уверен, что, посмотрев порнографический сайт, человек не станет сексуальным маньяком. Здесь зависимость несколько другая. Человек включает дома компьютер и видит полный расклад: куда пойти, где сколько стоит, из чего состоит и так далее.

Анна Каштуева: Яков, но к этой информации у вас примешиваются воспоминания о фильме "Криминальное чтиво", о каком-нибудь дальнем родственнике, умершем от этого, о друге, который из-за этого оказался в тюрьме. Ассоциации возникают очень неприятные. Помимо того, что вы видите такую информацию, вы сразу понимаете, что это противозаконно. Нормальный человек вообще не будет этим интересоваться.

Яков Бранд: Я да, но ребенок нет.

Анна Каштуева: Не всегда, смотря, где и как вырос это ребенок.

Яков Бранд: Ребенок 10 лет не понимает, что это криминально.

Сергей Галанин: Сейчас я задам дилетантский вопрос. Как, например, отцу узнать, на каком сайте гулял сегодня его сын с помощью домашнего компьютера?

Владимир Лукьянов: Все путешествия по Интернету браузер отмечает у себя ссылками, с тем, чтобы ему в следующий раз было проще найти то место, где он побывал. Это так называемые "кукиз".

Сергей Галанин: Хорошо, а если ребенок немного продвинут, и каждый раз после похода по джунглям Интернета стирает за собой все следы? Что тогда?

Владимир Лукьянов: Есть очень много программ, которые отслеживают вообще все манипуляции, которые проводили с компьютером. Можно установить такую программу и особых проблем с контролем не будет.

Яков Бранд: Господин Мохначев, хотя у вас и не было ни одного пациента, "раненого" Интернетом, как вы считаете, можно ли с его помощью излечить кого-то от наркотиков?

Станислав Мохначев: Я считаю, категорически нет.

Яков Бранд: Тоже нет.

Станислав Мохначев: Я вижу опасность Интернета в следующем. Вы говорите, что человек не станет сексуальным маньяком, побывав на порносайте, но количество маньяков, концентрирующихся на этих сайтах, значительно превышает среднестатистические цифры. Точно так же на наркотических сайтах концентрируются наркоманы, там можно задать вопрос, на него тебе сразу же ответят, причем квалифицированно, расскажут, что и как приготовить, где достать и так далее. Это тоже завуалированная пропаганда наркотиков в Интернете.

Сергей Галанин: То есть, вы в этом вопросе антиглобалист. Вы в принципе против Интернета, да?

Станислав Мохначев: Нет, быть против Интернета как источника информации – это все равно, что быть в целом против телевидения и библиотек. Ведь никто не помешает человеку пойти в любую библиотеку, перерыть там книги по химии и найти нужный рецепт.

Яков Бранд: Понятно, господа из "Зе.Ру", мне, кстати, нравится это название, среди ваших слушателей, наверное, есть достаточное количество людей, так или иначе соприкасающихся с наркотиками, или заходящих в Интернет.

Элио: Даже более того, среди наших коллег по сцене очень много...

Сергей Галанин: Я уж испугался, что по группе.

Яков Бранд: В группе они вдвоем.

Элио: Я могу сказать с полной уверенностью и горжусь тем, что группа "Зе.Ру" незнакома с наркотиками. Она не была знакома и, надеюсь, что не будет. Самое страшное заключается в том, что среди наших коллег очень много людей имеющих доступ к наркотикам, использующих их, и, более того, не стесняющихся в открытую агитировать за них. Если же подводить итоги по поводу Интернета, то я все-таки соглашусь с Анной. Я считаю, что гораздо более страшный источник информации – это школа и двор, а также безразличие к себе и к тому, что с тобой будет завтра.

Яков Бранд: У меня последний вопрос к господам интернетчикам. Скажите пожалуйста, у вас не возникало мысли собрать провайдеров, или, грубо говоря, тех людей, которые передают всю эту информацию в Интернет, и договориться с ними, чтобы они не размещали подобные материалы?

Виктор Дружинин: Сейчас мы, в числе прочего, занимаемся созданием некой единой "хартии" средств массовой информации, в том числе и электронных, где будет оговариваться этот вопрос. Запретительные меры, действительно, непопулярны. Но, если учитывать, что ситуация, складывающаяся сейчас у нас, близится к эпидемии, то, наверное, можно проводить параллели с комендантским часом. Это никому не нравится , это никого не радует и не делает счастливее, но, наверное, сейчас это уже необходимая мера.

Сергей Галанин: Есть на этой планете такой странный народ – французы. Так вот, они говорят, что мир полон безумцев, и, если не хочешь на них смотреть, запрись у себя дома и разбей зеркало. Я подумал, что, если ты не хочешь смотреть на них, а хочешь пообщаться, то Интернет – это твой друг. Безумцы, обладающие безумной информацией, прекрасно чувствуют себя в этом безумном пространстве. Будьте осторожны, следите за собой, увидимся.

Яков Бранд: Дорогие друзья, несмотря на совет господина Галанина, я вам советую путешествовать, куда и где хотите. Только обходите стороной опасные места, которых много не только в Интернете. Интернетом жизнь не заканчивается, в ней много всяких интересных вещей. С Новым годом, спокойной ночи.

Цикл передач "Кома"

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования