Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома-15". "Наркотики и творчество"

16 января 2002

В ночь с 22 на 23 декабря на канале НТВ прошла очередная передача из антинаркотического цикла "Кома" – "Наркотики и творчество".

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Наши поступки могут возвести нас до небес и швырнуть в глубочайшую пропасть. Мы дети наших деяний" сказал Виктор Гюго. Добрый вечер. Давайте вместе попробуем ответить сегодня на вопрос, влияют ли наркотики, влияет ли их употребление на творческий потенциал человека. Тема сегодняшней передачи: "Наркотики и творчество". Как всегда в студии доктор Яков Бранд.

Яков Бранд: И музыкант Сергей Галанин. Доброй ночи. А также у нас сегодня в студии специалисты в области наркомании, я имею в виду психиатров, психологов, наркологов, люди, когда-то употреблявшие наркотики, а также люди, которые имеют непосредственное отношение к творчеству, также как и наш гость.

Сергей Галанин: У нас в гостях режиссер Юрий Грымов.

Юрий Грымов, режиссер: Добрый вечер.

Яков Бранд: Добрый вечер. Итак, сегодня мы говорим о наркотиках в мире искусства. Существует миф, который говорит о том, что наркотики расширяют сознание, и под их воздействием человек может придумать и сотворить что-то невероятное, то, чего он не может сделать в обычном своем состоянии. Я думаю, что прежде, чем мы начнем обсуждение этой истории, мы с вами посмотрим видеосюжет.

Видеосюжет "Представления о наркотиках у российского читателя до 90х годов связаны с образом белых офицеров..."
(AVI)

Яков Бранд: Итак, мы услышали достаточно много известных имен, и я бы хотел задать вопрос в первую очередь вам, Юрий, поскольку вы человек творческий. Как вы думаете, почему творческие люди, именно творческие люди, в таком числе употребляют наркотики?

Юрий Грымов: Я думаю, что это не совсем так. Просто творческие люди на виду, и их жизнь часто обсуждается публично. Наркотики также употребляет достаточно много людей, не имеющих никакого отношения к творчеству, но это не так заметно. Если вспомнить 60-70 годы, когда Голливуд переживал второй всплеск в своем развитии, начался кокаиновый бум. Наркобароны пытались подсадить на кокаин звезд кино, поскольку кинозвезды – это публичная профессия. Употребляя так называемые легкие наркотики, они могут привлечь внимание к этому товару. Так что я считаю, что наркомания в шоу-бизнесе это своего рода пиар, продвижение товара через шоу-бизнес.

Яков Бранд: Я согласен с вами, что люди творческие, действительно, на виду, но все-таки статистика говорит о том, что в процентном отношении в творческой среде это явление, явление наркомании, развито все-таки сильнее, чем где-либо еще. И я думаю, что, если, действительно, на Западе это было модно в 60-70-х годах, то эта мода, которая с опозданием приходит к нам в страну, сегодня пришла и к творческой части нашего населения. Мне так кажется. Может быть, я ошибаюсь. Ребята, как вы считаете, наркотики помогают в творчестве?

Максим: Вообще, по-моему, наркотики не могут помогать в творчестве. Они могут помогать в жизни, потому что человек может уходить от реальности или с помощью наркотиков, или с помощью алкоголя. А в творчестве, на мой взгляд, это только затуманивает картину, и все.

Яков Бранд: Вы сами когда-нибудь пробовали наркотики?

Максим: Смотря, что считать наркотиками.

Яков Бранд: Наркотиками считается все то, что вызывает привыкание.

Максим: Привыкание вызывает алкоголь, привыкание вызывает...

Яков Бранд: Мы это обсуждали в другой передаче, алкоголь тоже по своему воздействию может считаться наркотиком.

Максим: Ну в таком случае я не знаю, наверно, ни одного человека, который не пробовал наркотиков.

Яков Бранд: Мы говорим сейчас о том, что реально принято считать наркотиками.

Максим: Вы считаете траву, анашу, либо...

Яков Бранд: Да, я считаю это наркотиком.

Максим: Да, я пробовал.

Яков Бранд: Вы употребляете ее регулярно?

Максим: Я же не привык, видите

Яков Бранд: Что вы говорите!

Максим: Я не привык. Нет, я ...что считать регулярно? Если человек раз в год хочет расслабиться, это считается регулярно?

Яков Бранд: Вы знаете, есть разные методы расслабления. Можно и в петлю раз в год залезать, поболтать там ногами.

Максим: Боюсь, что если я залезу в петлю, то это будет один раз за всю жизнь.

Яков Бранд: То есть, диагноз я вам все-таки поставил правильно.

Максим: Что?

Яков Бранд: Я диагноз вам поставил все-таки правильно.

Максим: То есть, вы считаете меня наркоманом?

Яков Бранд: Конечно. Раз вы употребляете наркотики, значит вы наркоман. Как вы, Юрий, считаете?

Юрий Грымов: А почему вы боитесь признаться в этом?

Максим: Просто я не боюсь в этом признаться, я говорю о том, что...

Юрий Грымов: Мне кажется, что мы взрослые люди, и я смотрю вам в глаза. По моему, вы боитесь.

Максим: Чего я боюсь?

Юрий Грымов: Признаться в том, что вы употребляете. Почему вы не можете об этом сказать честно: да, я употребляю легкие наркотики?

Максим: Я сказал, что я употребляю, что я пробовал.

Юрий Грымов: Почему? Вы сказали, чтобы расслабиться?

Максим: Ну, вы пьете водку, например?

Юрий Грымов: Нет.

Максим: Курите?

Юрий Грымов: Водку не пью, не курю.

Максим: Пиво пьете?

Юрий Грымов: Пиво, да.

Максим:Вы зачем это делаете?

Юрий Грымов: Мне вкусно. Я люблю поесть. Мне кажется, что я немножко соображаю в этом, я знаю, что это такое. И я считаю, что алкоголь в виде такой приправы...

Максим: Слабого опьянения и расслабления

Юрий Грымов:Расслабление – это вещь относительная. Меня гораздо больше расслабляет секс.

Максим:Вы к нему привыкаете?

Юрий Грымов:К чему, к сексу? Я живу так. Ну, конечно, я привыкаю, и мне это нравится.

Сергей Галанин:Макс счастливый человек. Расслабляется раз в год.

Яков Бранд: Кстати, я хочу спросить о сексе. Как вы считаете, секс вызывает привыкание. Мы не будем делать специальную передачу на тему "Секс и наркотики"?

Сергей Галанин: Почему не будем?

Яков Бранд: Как вы считаете, можно ли рекомендовать секс в качестве альтернативы наркотикам?

Юрий Грымов: Думаю, что да. Что же касается привыкания, то, по-моему, его здесь быть не может, потому что в сексе участвует как минимум два человека, правильно? Человек, с которым ты вступаешь в контакт, всегда индивидуален. Он отличается от другого человека, и твое отношение к нему, к этому человеку, тоже меняется. Поэтому привыкания быть не может.

Яков Бранд: Раз вы об этом заговорили, прошу прощения за вопрос, но, в связи с тем, что вы относитесь к творческой части нашего населения, ходят разные слухи... Скажите, пожалуйста, вы говорите о сексе традиционном, или о сексе сегодня модном?

Юрий Грымов: Я не думаю, что существует мода на секс. Это заблуждение, это опять же вина не очень воспитанных журналистов, которые хотят уцепиться за жареную тему. Секс не может быть модным или не модным, это очень интимная вещь.

Яков Бранд: Почему-то однополый секс считается модным, а обычный – нет.

Юрий Грымов: Нет такого рейтинга, что однополый секс более модный. Давайте вспомним Спарту. Я бы сказал, что там однополый секс был более модным, потому что это было необходимостью.

Яков Бранд: Конечно.

Юрий Грымов: На сегодняшний день в мире нет сильной необходимости в однополом сексе, поэтому я не думаю, что это может быть модно. Это просто тема, за которую любят хвататься не очень воспитанные люди. Ребенок тоже любит хватать все яркое, не понимая, что это такое. Так же и журналисты сразу же начинают писать про однополую любовь.

Яков Бранд: То есть, сейчас вы все-таки говорите об однополой любви применительно к себе?

Юрий Грымов: Нет, я говорю...

Яков Бранд: Я просто хочу, чтобы вы, ответили, потому что в обществе появились слухи, что вы, скажем так, поменяли ориентацию.

Юрий Грымов: Первый раз об этом слышу.

Яков Бранд: Я вам даю слово.

Юрий Грымов: Ладно, меняем тему передачи.

Яков Бранд: Это мы просто к слову.

Юрий Грымов: На самом деле я впервые об этом слышу. Я человек довольно толстокожий, и, если бы такое действительно произошло бы в моей жизни, я не побоялся бы в этом признаться.

Яков Бранд: Чего тут бояться.

Юрий Грымов: Поэтому для меня подобные разговоры странны. Но, скажу честно, я уважительно отношусь к людям, которые так живут. Потому что это их жизнь. Я не имею права осуждать их за это.

Константин Кудряшов, корреспондент газеты "Аргументы и факты": Доброй ночи. Я бы хотел вернуться обратно к теме "наркотики и творчество", и, может быть, чуть ее расширить. Мы заговорили о сексе. Насколько я понял, вы приравниваете секс и наркотики в качестве дополнительного стимулятора для творческого человека.

Яков Бранд: Абсолютная чушь. Наоборот, я сказал, что мы сделаем отдельную передачу, чтобы развеять миф о том, что наркотики как-то способствуют сексу, точно так же, как они не способствуют и творчеству, так же они не способствуют и сексу.

Константин Кудряшов: Хорошо, но по крайней мере, сейчас идет обсуждение того, что наркотики – это дополнительный стимулятор для большего количества творческих людей.

Яков Бранд: Я хотел бы только уточнить, почему этот миф родился?

Константин Кудряшов: На самом деле я считаю, что у этого мифа очень глубокие корни. Поскольку сам я по образованию историк, я могу приблизительно сказать, когда все это началось. Любой творческий человек в акте творения выходит за гран человеческого, и традиция творческих людей с первобытных времен такова, что каждый из них – чуть-чуть шаман. Практика употребления психоактивных веществ шаманами насчитывает как минимум около 40 тысяч лет. Сколько длится развитие "человека разумного". Так вот, чтобы мы не оставались на уровне каменного века в этом плане...

Яков Бранд: Надо употреблять наркотики.

Константин Кудряшов: Нет, я считаю, что любой творческий человек не имеет права на дополнительную стимуляцию своего творчества, если он по-настоящему творческий человек, наркотики ему не нужны. Это моя позиция.

Сергей Галанин: Я не думаю, что тут стоит говорить: "Не нужны". У меня к этому другое отношение. Как можно в свой организм, в себя любимого вводить какую-то дрянь? Вот мое к этому отношение. Господь нас создал такими как нужно. Мои коллеги для расширения своего сознания наркотики не употребляют. А тех, кто употребляют, я своими коллегами особо не считаю.

Яков Бранд: Извини, полсекунды. Мы спросим сейчас у психиатров и у психологов.

Сергей Галанин: А можно я закончу свою мысль, доктор?

Яков Бранд: Да, пожалуйста.

Сергей Галанин: Я пишу песни. Как говорится в одной из них: "тут моя совесть чиста". Я не думаю, что мне удалось написать какие-то выдающиеся произведения, думаю, но два гениальных произведения, которых зовут Павел и Тимофей у меня, между прочим, существуют.

Яков Бранд: Ты имеешь в виду своих детей?

Сергей Галанин: Да. И мы не зря в своем разговоре затронули тему секса, потому что это, между прочим, часть творческой деятельности человека. И если бы я этот творческий процесс подвергал риску, употребляя наркотики, я не думаю, что были бы такие хорошие и серьезные результаты.

Яков Бранд: Я хочу спросить у присутствующих в студии психиатра и психолога. Вы когда-нибудь в вашей практике встречали людей, которые бы развили под воздействием наркотика свой талант?

Виктор Ханыков, психиатр-нарколог: Я, наверное, скажу банальность, или вы можете подумать, что я говорю что-то не то. Конечно, я таких людей не встречал. На самом деле ответ на ваш вопрос достаточно прост. Вопрос, насколько я понимаю, заключается в том, расширяют ли какие-либо из упомянутых веществ сознание, улучшают ли творчество. Дело в том, что во всем мире очень серьезные, солидные научные группы, секретные или открытые, работают над тем, чтобы найти специальные вещества или иные способы воздействия на интеллект человека. Целью является развитие интеллекта, повышение способностей человека в сегодняшних условиях, когда скорость поступления информации во много раз превышает скорость обработки ее человеком. Необходимо, так сказать, сделать человека адекватным нынешней ситуации. Результатов в этой области пока не достигнуто.

Яков Бранд: А что думают по этому поводу психологи?

Татьяна Бузина, психолог: Я могу совершенно конкретно ответить на ваш вопрос. Действительно, я в своей практике не встречала людей, которым бы наркотики помогли расширить их творческие возможности. Мне, напротив, пришлось столкнуться с двумя случаями, когда люди бросили наркотики, осознав, что они перестали творить.

Юрий Грымов: У человека есть такое прекрасное место – голова. Многие художники говорили, что галлюцинировать нужно на свежую голову. Мозг, если работать над собой, способен произвести массу операций. Наркотик же, это уход от реальности, проявление лени и страха. Это способ успокоить собственную совесть. Человеку кажется, что он свободен. На самом деле это иллюзия. Человек сам по себе свободен, но для этого нужно сделать усилие над собой, решиться говорить и делать то, что считаешь нужным. Ведь существует еще и общественное мнение, которое пытается приписать человеку, делающему что-то на трезвую голову, то, что он под кайфом или сумасшедший. Вот уникальная грань. Почему я должен бояться за свои фантазии? Я сам свободно могу это делать и, если вам нравится меня осуждать, то помешать мне вы все равно не сможете. Осуждайте меня, в конце концов, это ваши проблемы. А слабые люди ищут себе оправдания, говорят, что понюхали что-то или укололись чем-то и получили результат. И я думаю, что очень многие художники, как гениальные, так и не гениальные, этим себя оправдывают.

Константин Кудряшов: Маленькое добавление. Дело в том, что наркотики, в принципе, по характеру своего действия не могут повлечь творческого порыва, а, наоборот, глушат его.

Яков Бранд: Давайте посмотрим сюжет на эту тему, а потом вернемся к обсуждению.

Видеосюжет "Сочетаются ли наркотики и творчество?"
(AVI)

Яков Бранд: Сергей, скажи, пожалуйста, я все-таки не хочу отворачиваться от того, что есть на самом деле. Начиная с 1950-1960 годов мода на наркотики в музыке, особенно в рок-музыке, была огромной. Она и сегодня достаточно велика. Рок-музыка, поп-музыка, рэп идут рука об руку с наркотиками. Что ты можешь сказать по этому поводу?

Сергей Галанин: Я думаю, что творческий человек для создания чего-то, особенно когда тебя "прет", это я могу сказать на своем примере, вряд ли будет использовать что-то. Мне кажется, что любая творческая личность скорее использует наркотик в тяжелый момент депрессии ...

Яков Бранд: В попытке себя подстегнуть.

Сергей Галанин: Да, может быть не подстегнуть, а как-то спастись...

Юрий Грымов: Отвлечь от проблем.

Сергей Галанин: В этом и заключается наиболее сложный, наиболее острый момент. Что же касается рок-музыки в ее классическом проявлении, могу только вспомнить чудесные слова моего любимейшего товарища Фрэнка Заппы. Он сказал: "Некоторые рок-музыканты зарабатывают кучу денег, чтобы запихать их себе в нос, а я вложил свои деньги в уши". Я думаю, что сегодня реальная позиция многих музыкантов – наркотики это плохо.

Юрий Грымов: Все равно я уверен, что в 1960-е годы шоу-бизнес подсадили на наркотики именно из-за того, что эти люди на виду и им будут подражать.Этих людей как бы начали немного подталкивать в нужную сторону. Потом пошла пиар-поддержка. Я, например, на всю жизнь запомнил статью, появившуюся года четыре тому назад в одном журнале. Назвать его?

Яков Бранд: Нет, не надо.

Юрий Грымов: Там описывалось, как плохо и ужасно принимать наркотики, а затем шел список различных наркотических веществ, а в скобках было написано, какие галлюцинации они вызывают. Как это называется?

Сергей Галанин: Это называется пропаганда.

Яков Бранд: Это называется чистая пропаганда.

Юрий Грымов: Все это очень серьезно. Я сравниваю эту проблему с другой, так же важной для России, проблемой СПИД. Мне в свое время довелось быть свидетелем того, как со СПИД боролись в США. Американцы создали много социального продукта на эту тему и в итоге так напугали свое общество, что оно раскололось на больных и здоровых. Сейчас они тратят еще большие деньги, чтобы преодолеть этот раскол. Я очень боюсь одной вещи. Мы не должны повторить этой ошибки в России. Мы не должны разделить общество на две группы – принимающих наркотики и не делающих этого. Это приведет к конфликту, а в случае конфликта любой молодой человек, не задумываясь, скорее всего примет сторону оппозиции. Поэтому он наверняка не пойдет в лагерь тех людей, которые понимают, что наркотики – это зло. Я уверен, что то, что вы делаете такие передачи – это хорошо, но давайте не будем пугать ребят, давайте объяснять им ситуацию.

Яков Бранд: Они наоборот просят, чтобы их пугали.

Юрий Грымов: Это ошибка, ребята.

Сергей Галанин: Во время вашего творческого процесса, если наступает какой-то депресняк, безысходка, все башка пустая, мыслей нет, такое бывает? Как с этим бороться?

Юрий Грымов: Бывает, но я нашел выход из этой ситуации, причем нашел в литературе. Я обратил внимание, что очень многие художники в такой ситуации начинают путешествовать. Вы должны выбрать себе направление этого путешествия. Я понимаю, что мне, в моем состоянии, надо или чего-то чистого, например посмотреть Европу, или экстремального, и тогда что-то происходит.

Сергей Галанин: Это новые эмоции.

Юрий Грымов: Это новые эмоции, новые люди. Вы знаете, я последнее время практически не хожу на разные презентации, это меня опустошает. Лучше я пообщаюсь с человеком, когда он придет ко мне домой, а еще лучше уехать, сесть в поезд, поговорить со случайным попутчиком – вот это расслабляет.

Сергей Галанин: Разговор с новыми людьми для меня всегда – это новое ощущение живой мысли.

Юрий Грымов: Вот именно. Когда мы говорили о сексе, я, наверное, больше имел в виду контакт с другими людьми, общение с противоположным полом – это вообще очень интересно. Я, вообще, считаю, что мужчина и женщина ничего общего не имеют.

Яков Бранд: У нас на передаче был один гость, который, посмотрев на женщину, нарисовал холодильник. Так все-таки, помогают наркотики творить, или нет?

Сергей: Мы себя никогда не называли наркоманами, или торчками. Мы просто называли себя экспериментаторами, и "вмазав" себе дозу пытались что-то записать на трех инструментах. Мы записали. В этот момент нам думалось, что более глубокого, более высокого в музыке не может быть ничего. Даже более того, пришла фраза, которая для меня была открытием. Фраза, которая открывала все глубины познания, проливала божественный свет. Фраза звучала так, я записал ее на магнитофон, чтобы не забыть: "Верблюды, они ведь тоже двигаются". И в этой фразе в тот момент, как мне казалось, сосредоточена вся мудрость мира, божественная мудрость. Когда же я прослушал то, что мы записали, то не смог даже назвать это какофонией, это просто была какая-то мерзость. Я бы не смог воспроизвести это даже специально. Дженис Джоплин, Джимми Хендрикс, Лед Зеппелин, Дип Перпл, Слейд, Пинк Флойд, Клаус Шульце, Юрай Хип, Грейтфул Деад, Роллинг Стоунз, Битлы, можно назвать еще пару десятков имен. Кто кого подсадил? Они подсадили нас на это дело?

Яков Бранд: А потом подсадили всю цивилизацию. В этом была задумка.

Сергей: Я смотрю старые фильмы о бесценном и уважаемом мною Вудстоке и проливаю слезы. Я убежден, что вся эта нечисть поползла к нам оттуда.

Юрий Грымов: Оно не может ползти само. Это везут, несут и дают.

Яков Бранд: Сергей, если бы Битлз, Дип Перпл и того же Элвиса Пресли никто не раскручивал, они при всем своем таланте пели бы где-нибудь по кабакам. В них просто вложили деньги. Я не могу гарантировать, но, с другой стороны, не могу и исключить, чо эти деньги были так или иначе связаны с наркотиками. Точно так же существует версия, что принесший многомиллионные прибыли фильм "Крестный отец" был снят на наркоденьги.

Юрий Грымов: Мне кажется, что самый главный допинг – это наш мозг. Но когда человек думает, что он разгружает его посредством наркотиков, он просто снимает свои страхи. Больше наркотик ничего не дает, но это – проявление человеческой слабости. Яков Бранд: Ольга Александровна, а вы как думаете по этому поводу?

Ольга Маяцкая, старший оперуполномоченный по особо важным делам МВД: Я, честно говоря, полагаю, что вся опасность сочетания наркотиков и творчества в том, что если человек употребляет наркотики, то он не может не внести это в свое творчество. Если обычный наркоман вовлекает в наркоманию от 5 до 25 человек, то через творчество, через поклонников к этому приобщаются очень и очень многие люди. Тем более, необходимо сказать о том, что каждая творческая личность, находясь на определенном уровне зрелости, создает произведения, рассчитанные на таких же зрелых людей. В этом и заключается ответственность каждого творца. Отдавая публике свое произведение, он должен понимать, что его будут слушать в том числе и незрелые люди, которые воспримут все буквально.

Юрий Грымов: Мы сейчас говорим о том, что эти безумно талантливые группы кто-то "подсадил". Мне недавно пришлось столкнуться с несколько иной мыслью. Вы не обращали внимания на то, что сейчас многие популярные группы начинают заявлять о том, что им удалось "соскочить" с наркотиков.

Яков Бранд: Да, конечно.

Юрий Грымов: А вам не кажется, что все это звенья одной цепи? Я уже очень давно занимался психологией, в частности, психологией рекламы. Насколько, на ваш взгляд, логична следующая схема. Определенная категория людей "сажается" на наркотики. Они говорят об этом, но через некоторое время волна спроса, спровоцированная заявлениями такого рода, спадает. Что в такой ситуации делать наркобаронам? Теперь люди, заявившие о том, что употребляют наркотики, сообщают, что они завязали. О чем думает в такой ситуации рядовой потребитель? Мой любимец завязал, значит, смогу завязать и я, следовательно, почему бы мне и не попробовать? Вам не кажется, что подобный ход мыслей вполне возможен?

Яков Бранд: Я не исключаю ничего.

Юрий Грымов: Потому что уж очень много стало заявлений, что "теперь я не употребляю".

Яков Бранд: Может быть, просто люди понимают, что сегодня на Западе создается новая мода, что люди, употребляющие наркотики, не могут быть приглашены, например, в Карнеги-Холл, они не могут быть приглашены на концерт в Гранд Опера. То есть, уже существует практически официальный запрет.

Юрий Грымов: Это зависит от того, как построено общество. Есть примеры того, как люди в Голливуде уникально и сильно стартовали за счет наркотиков, но общество их отторгало. Сам с собой, пожалуйста, занимайся чем угодно, зарабатывай деньги, но не с нами. Мне кажется, что в России тоже надо создать общество, которое бы не пугало, а дистанцировалось бы от наркомании. Если пугать, то на это можно получить ответ. На удар отвечают ударом, правильно? Если же человека дистанцировать, то у него будет желание присоединиться к нам. Агрессия общества по отношению к наркоманам способна только породить ответную агрессию.

Яков Бранд: И что же тогда делать? Призвать продюсеров не давать возможность людям, употребляющим наркотики, выступать с концертами?

Юрий Грымов: Я вам могу объяснить. В свое время, 7 лет назад, я стал делать первый в России социальный ролик по детским болезням, по СПИДу, и по всем прочим. Знаете, почему я перестал этим заниматься? Потому что, если ваша передача будет существовать в одиночку, это даже не капля в море, это вообще пустое место. Сейчас мы разговариваем, кажется, что людей, пришедших в студию, проблема действительно волнует, но это ровным счетом ничего не значит. Смысл появится только тогда, когда наше государство и те люди, которые считают себя политиками, задумаются о своем будущем. Не о нашем будущем, а именно о своем. Необходимо сверху отстроить систему, создать сильную команду, которая отвечала бы за разные направления деятельности, и незаметно этим заниматься. Разовые акции – это неправильно.

Яков Бранд: Я с вами согласен. У нас в студии есть нарколог, господин Вышинский. Может быть, он нам даст какой-нибудь совет?

Константин Вышинский, нарколог: Творчество на фоне наркотиков, происходит скорей вопреки, а не благодаря им, потому что после возможного первичного легкого стимула, некой помощи творческой личности, неизбежно наступает этап очень существенных психологических затруднений и дальнейшей социальной дезадаптации. И таким образом мы теряем очень многих талантливых и творческих людей. И что очень важно понимать, наркотики вовсе не гарантируют творчество.

Гость студии: У меня есть повод сказать, что в своей жизни я прибегал к наркотикам, но сильнодействующие я не употреблял, Бог миловал. Первые опыты у меня были еще в пионерском лагере, туда их привозили ребята-азербайджанцы. В отряде я попробовал, потом понял, что это плохо, мне не понравилось. Потом в армии, где мы служили, за колючей проволокой везде росла конопля, так что пробовать тоже приходилось. Но вот уже 10 лет после армии я не принимаю и не испытываю никакого желания. Творчество, которым я занимаюсь, стимулируется не наркотиками, а несколько другими вещами, например природой. Можно выйти посмотреть закат и поймать тот же самый кайф.

Яков Бранд: Юрий, хотите что-нибудь сказать в заключение?

Юрий Грымов: Ну, наверное, только одну фразу. Я считаю, что бездарно тратить время на наркотики. Нужно время тратить на себя, на самообразование, на познание себя, вот это вклад в себя. Я всю жизнь вкладываю в себя, я учусь у жизни. Это – правильный вклад. Наркотики – это неправильный вклад.

Яков Бранд: Спасибо большое, всем спасибо, Сергей, прошу.

Сергей Галанин: Мой скромный жизненный опыт тоже подсказывает, что подогревать творческий процесс какой-то химией, синтетикой, подобными вещами сейчас среди творческого населения этой страны немодно. Во всяком случае, такая тенденция есть в Москве. Принимать "бычий кайф" сейчас не очень модно. Жизнь сама по себе является огромным источником вдохновения. Юрий говорил о том, что достаточно сесть в поезд, пообщаться с новым человеком, и в твоей родной и любимой головушке сразу появятся новые мысли. Поэтому любите жизнь, увидимся в следующей передаче.

Яков Бранд: Дорогие друзья, общайтесь, любите друг друга, занимайтесь друг с другом любовью, и, может быть, это вам поможет избежать того страшного искушения, о котором мы говорим, не только в творчестве, но и в вашей жизни. Спокойной ночи.

Видеосюжет "Я хотела бы бросить..."
(AVI)
Цикл передач "Кома"

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования