Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

"Кома-14". "Наркотики и преступность"

14 января 2002

В ночь с 14 на 15 декабря на канале НТВ прошла очередная передача из антинаркотического цикла "Кома" – "Наркотики и преступность".

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Если ты ценишь свою репутацию, связывай жизнь с добропорядочными людьми. Трудись, чтобы в твоей душе не умерли те крошечные искры небесного огня, что зовутся совестью", сказал Джордж Вашингтон. Доброй ночи. Есть или нет совесть у тех, кто поставляет в страну тонны наркотического зелья, это тема другой программы. Но, из-за деятельности этих людей, Россия вошла в пятерку стран с самым большим потреблением наркотиков в мире. Тема сегодняшней передачи: "Наркотики и преступность". Как всегда в студии доктор Яков Бранд.

Яков Бранд: Доброй ночи. И музыкант, автор и исполнитель своих песен Сергей Галанин.

Сергей Галанин: У нас в гостях также актер Валерий Николаев.

Валерий Николаев, актер, продюсер: Доброй ночи.

Яков Бранд: И как всегда у нас в студии гости, специалисты в области борьбы с наркомафией, с наркоманией, психологи, психиатры, сотрудники правоохранительных органов, а также люди ранее употреблявшие наркотики и даже те, кто эти наркотики еще употребляет. Насколько мне известно, цифры, связанные с преступностью и наркотиками в России, просто потрясают. Я предлагаю начать сегодняшнюю программу с видеосюжета. Давайте его посмотрим.

Видеосюжет "Наркоситуация в России на сегодняшний день остается сложной..."
(AVI)

Олег Харичкин, заместитель начальника ГУБНОН МВД РФ: Причин этого явления слишком много. Я бы хотел сказать коротко. После того, как развалился Советский Союз, к нам, прежде всего из Афганистана, хлынул поток наркотиков, причем наркотиков жестких, таких как опий, как героин, которые буквально затопили нашу страну. Мы даже сегодня в полной мере ощущаем на себе наркоэкспансию из Афганистана. Опий и героин на сегодняшний день в объеме изымаемых наркотиков составляют 67-70%. В крупных промышленных городах и мегаполисах-миллионниках эта цифра может достигать даже порядка 85%. Если говорить о причинах этого явления, то их очень много. Я бы хотел сказать, прежде всего, о главной и, на мой взгляд, основной причине. Это бездуховность нашего общества. Духовно богатый человек не употребляет наркотиков, и наоборот, человек бездуховный, который еще не нашел себя в этой жизни, к сожалению склонен к тому, чтобы начать употребление наркотиков.

Яков Бранд: Олег Николаевич сказал нам, что основная причина – это бездуховность. У нас было одно время духовное общество. И сейчас существует много стран с высокодуховным обществом, где, тем не менее, процветает наркомания. И, естественно, если процветает наркомания, то процветает и связанная с ней преступность.

Валерий Николаев: Мне кажется, что посредством этого оружия у людей отбивают возможность помнить ...

Яков Бранд: Кто они и что они.

Валерий Николаев: А память является все-таки основой, во-первых, творчества, а во-вторых, и духовного здоровья нации. Но если человек не помнит ни своих родственных связей, ни своего происхождения, ни исторических уроков, а каждый следующий день начинает с нуля, потому что наркотики отбили ему память, то ему можно навязать все, что угодно. Поэтому посредством наркотиков нацию очень легко сделать бездуховной.

Яков Бранд: Вы знаете, у меня сложилось такое ощущение, что мы в нашей стране никак не можем определить тот орган, который всем этим должен заниматься. МВД говорит, что бездуховность это дело школы и семьи. Школа валит на семью, семья на школу, все вместе валят на здравоохранение, и никак не могут разобраться, кто вообще должен заниматься профилактикой борьбы с наркотиками. Поэтому хотелось бы услышать от Ольги Александровны, как идет борьба с наркотиками? Средства массовой информации показывают нам задержания, тонны конфискованных наркотиков. Но ни одного серьезного дела против наркобарона я припомнить не могу. Что, подобных людей у нас в стране нет?

Ольга Маяцкая, старший оперуполномоченный по особо важным делам, подполковник милиции: Я начну с того, что мы, говоря о том, что проблема наркомании в нашей стране очень велика, должны понимать, что органы внутренних дел, правоохранительные органы, в первую очередь борются с предложением наркотиков. В любой цивилизованной стране, какой бы богатой она ни была, сколько бы средств не выделялось на борьбу с наркотиками и наркомафией, победить в этой борьбе невозможно. Преступность – это социальное явление, которое присуще любому обществу. Так что сколько бы средств не выделялось милиции, пока на наркотики существует спрос в таком виде, как он существует сегодня, проблему нам силами милиции не решить. Естественно, мы будем продолжать бороться, но внимание надо в первую очередь обратить на профилактику, то есть, сделать так, чтобы у здоровой части общества, которая, естественно, составляет большинство, не было желания пробовать наркотики. То есть, бороться нужно со спросом.

Яков Бранд: Ольга Александровна, я с вами абсолютно согласен, но мне непонятно другое. Наркотики неразрывно связаны с преступностью. То есть, любой наркоман рано или поздно нарушает закон – или как человек, употребляющий наркотики, или как распространитель наркотиков. Когда у него кончаются деньги, он становится преступником, потому что готов все что угодно сделать за дозу. Наши органы внутренних дел должны с этим бороться. Каким образом они это делают, хотел бы я знать?

Олег Харичкин: На самом деле вы затронули несколько аспектов проблемы. Мы действительно можем до бесконечности бороться с предложением наркотиков, но, пока существует спрос, наркотики к нам будут таскать подводными лодками, на верблюдах, сбрасывать на парашютах – в конце концов способов доставки существует великое множество.

Яков Бранд: Спасибо.

Сергей Галанин: Не хочется проводить аналогии с Америкой, но мне кажется, что неплохо было бы успокоить общественное мнение парой-тройкой показательных процессов над наркоторговцами, но мы почему-то не видим подобных вещей в средствах массовой информации. Попадается все время какая-то мелочь, рядовые дилеры, а как все-таки ведутся серьезные дела? Вот что мы хотели бы узнать.

Михаил Гришанков, заместитель председателя Комитета по безопасности Государственной Думы РФ: Я категорически не согласен с тем, что государство понимает состояние вещей в этой области. Государство не осознает серьезности ситуации, а первые руководители не принимают действенных мер. На три года на Федеральную целевую программу "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999 – 2001 годы" выделяется миллиард триста миллионов рублей. Это просто копейки, и все это прекрасно знают. Когда сегодня мы говорим о том, что необходимо организовывать эту работу, то нам не с кого спросить отчета. Кто в стране отвечает за борьбу с наркотиками?

Яков Бранд: Вы меня спрашиваете?

Михаил Гришанков: Я задаю вопрос тем, кто смотрит эту передачу.

Яков Бранд: Я вас могу спросить о том же самом. Вы, депутат Государственной Думы, разводите здесь руками и говорите, что ничего не можете сделать. Если вы не можете, то кто может?

Михаил Гришанков: Доктор, я отвечу, что мы предложили создать координирующий орган, который будет отвечать за это, и назначить конкретного человека. Если же говорить о том, ведутся дела или нет, то милиция и ФСБ работают. Я уже приводил пример, что у нас в Челябинской области троих организаторов наркоторговли осудили на 64 года. Я считаю, что судей, которые это сделали, надо наградить, потому что все остальные в таких случаях дают условные сроки. Я бы хотел, чтобы в этой передаче приняли участие и судьи, которые сказали бы, как они относятся к подобным фактам.

Яков Бранд: Господин Гришанков, кому как не вам карты в руки. Сейчас верстается бюджет, сделайте что-то своими силами, ведь вы же законотворцы. Примите соответствующий закон, определите квоту, потому что ни один координирующий орган в нашей стране еще никогда ничего не решал.

Михаил Гришанков: Я как единственный депутат, находящийся сейчас в студии, могу сказать, что на следующий год только для пограничников будет выделен дополнительно один миллиард рублей. Другие ведомства получат дополнительно на борьбу с наркотиками около трехсот миллионов рублей. Честно говоря, мне хотелось бы быть на месте Кудрина. Будь я на его месте, я бы 50% средств направлял именно на борьбу с наркотиками. Потому что сегодня мы, упустив наших детей, упустив наших родителей, получим ситуацию, когда некому будет работать, рухнет экономика – вот какова реальная картина.

Сергей Галанин: Олег Николаевич, вы хотели что-то добавить.

Олег Харичкин: Что касается громких дел. Я должен сказать, что следователь, оперативный работник в своей деятельности руководствуется, прежде всего, нормами закона. У нас есть уголовно-процессуальный закон и есть такое понятие, как тайна предварительного следствия. Вспомните, сколько раз у нас в средствах массовой информации проходили громкие заявления , связанные и не связанные с наркотиками, а выход был нулевой, хотя мне известно, что преступники по этим делам осуждались. Почему так происходило? Дело в том, что сегодня эта тема интересна, а через три месяца, извините, нет.

Яков Бранд: Понятно. Спасибо, Олег Николаевич, я вам могу пообещать, что мы будем сообщать об успешно завершенных делах. Мы готовы честно с вами сотрудничать. Давайте послушаем людей, которые употребляли или употребляют наркотики. Пожалуйста, Ян, а как вы считаете, что надо делать?

Ян: Прежде всего, рыба гниет с головы. Мы можем что угодно говорить про МВД, но ни для кого не секрет, что если в районе нет героина, надо идти в отделение милиции и купить его там. За информацию, за деньги, как угодно.

Сергей Галанин: Это серьезное заявление.

Ян: Это называется работа с осведомителями. То есть, приходит человек, сливает какую-то информацию, ему "ба-бах" и он уходит. Вот и все. Раньше на всех московских рынках можно было подойти к милицейскому УАЗу, дать 25 рублей и узнать, где бодяга, а где раствор атомный. Где эти люди? Что их посадили? Нет, они так же работают, получают звания. Что делать? Чистить нужно ряды, нужно работать, прежде всего, МВД нужно разбираться со своими сотрудниками, а потом уже брать рядовых наркоманов. Ведь посмотрите, за малую долю какой-то бедный наркоман, который, чтобы не сдохнуть бодяжит димедролом героин, становится наркодилером. Вы говорите о задержании 20 килограммов, но что такое 20 килограммов для города? Поставки идут тоннами, а информация о килограммах – это липа, результат конкурентной борьбы. Одним можно, другим нет. Кому можно, мы про тех ничего не знаем и не узнаем, вот и все.

Яков Бранд: Гениально!

Дмитрий: Мне тоже хотелось бы высказаться, однако я вернусь к словам, с которых началась передача – словам о духовности. Прозвучал вопрос, кому заниматься этой проблемой. Я сам в прошлом наркоман, причем с большим стажем, я употреблял наркотики около 10 лет, но на сегодняшний день я, чем могу пытаюсь помочь тем людям, которые еще находятся в этой зависимости. Для меня, как для человека, уже прошедшего реабилитацию совершенно понятно, причем это подтверждается и международным опытом, что наркомания – это биопсихосоциодуховная проблема. Это название подсказывает, кто должен принимать участие в противодействии наркомании, кто должен отвечать за профилактику, за реабилитацию тех людей, которые употребляют наркотики. Здесь много говорилось о социальных аспектах проблемы, о медицинском подходе, а я бы хотел остановиться на духовности. Я говорю так потому, что, как бы банально это не звучало, я через наркотики пришел к вере и считаю себя настоящим христианином, хотя так пытаются называть себя многие бывшие наркоманы.

Яков Бранд: Я прошу прощения, мы сейчас немножко уходим в сторону от той темы, которую мы начали обсуждать, то есть от того, что органы внутренних дел должны начать борьбу с самих себя. Дмитрий, вы лично 10 лет были в среде наркоманов. Извините меня за вопрос, но, поскольку мы вас показываем в расфокусе, я могу его задать. Вы лично совершали преступления, связанные с наркотиками, или нет?

Дмитрий: Вопрос на самом деле не очень корректный. Если прием и употребление наркотиков ограничены нашим уголовным кодексом...

Яков Бранд: Я имею в виду воровство и преступления подобного рода.

Дмитрий: Как бы мне ни хотелось обратного, но это так.

Яков Бранд: Понятно. Ольга Александровна, тут были предъявлены обвинения Министерству внутренних дел. Мы бы хотели, чтобы вы как-то ответили на это.

Ольга Маяцкая: Вы имеете в виду то, что здесь только что было сказано?

Яков Бранд:Я не думаю, чтобы это стало для вас большой новостью, на самом деле мы каждый день читаем в газетах о подобных случаях.

Ольга Маяцкая: Безусловно, определенный процент сотрудников милиции поражен этой проблемой, но дело в том, что поражены они в той же степени, как и наше здравоохранение, как и наши педагоги и все это, вместе взятое, очень страшно. Управление собственной безопасности сейчас очень серьезно взялось за решение этой проблемы в милицейских рядах. Но вы знаете, налицо удивительный парадокс. Мы говорим о том, какие бессовестные у нас милиционеры, как они используют в своих интересах служебное положение, когда речь заходит о наркотиках. В то же время вы недавно в своей программе обсуждали опыт, как вы вежливо сказали, екатеринбургских гангстеров, которые принимали участие в борьбе с наркоманией в своем регионе.

Яков Бранд: Да, так называемое ОПС.

Ольга Маяцкая: Организованное преступное сообщество Уралмаш, которое параллельно является еще и общественно-политическим союзом Уралмаш, то есть, степень их смелости дошла до того, что они уже просто даже не скрывают своей сути.

Яков Бранд: У нас есть еще один сюжет относительно наркотиков в местах лишения свободы. Сейчас мы его посмотрим и потом вернемся к обсуждению.
 

Видеосюжет "Ни для кого не секрет, что в российской тюрьме можно купить все, были бы деньги..."
(AVI)

Яков Бранд: Вот такой сюжет. Ольга Александровна, или Олег Николаевич, как вы можете его прокомментировать?

Ольга Маяцкая:: Ну, давайте я начну, раз у меня микрофон.

Яков Бранд: Я много раз разговаривал на эту тему и с руководством МВД, и с рядовыми сотрудниками, и они говорили: да, все это имеет место, поскольку не хватает денег, людям надо кормить семьи. Я с этим согласен, но разве нельзя зарабатывать деньги как-то по-другому, не торгуя наркотиками?

Ольга Маяцкая: Проблема заключается в том, что наркотики имеют как бы две стороны. С одной они привлекают к себе наркоманов, а с другой – других людей, которые с этим так или иначе связаны, даже тех же самых охранников. Наркотик – это такая вещь, на которой пытаются заработать все те люди, которые в душе непорядочны, аморальны и так далее. Но дело в том, что точно так же, как в тюрьмы, в наркологические клиники персонал проносит наркотики для наркоманов.

Яков Бранд: Поэтому мы и с министром здравоохранения будем об этом говорить.

Ольга Маяцкая: Речь идет о том, чтобы в этих местах работали люди, которые дорожат своей работой, которые могли бы своей работой обеспечить свою семью, которые могли бы с гордостью говорить о том, что они – сотрудники правоохранительных органов и не пытались подработать где-то на стороне.

Яков Бранд: И когда это будет?

Ольга Маяцкая: Этого нет. Поэтому в милицию целенаправленно идут люди, надеющиеся, так сказать, на "определенный процент", надеющиеся чем-то поживиться. Это явление социального плана, и подобное происходит не только у нас, но и, например, в США.

Яков Бранд: Поверьте, я вас не обвиняю, я вместе с вами хочу понять, что надо делать.

Ольга Маяцкая: Нужно создать достойные условия для тех людей, которые работают в тюрьмах, в колониях, брать туда людей по конкурсу, поштучно, но все упирается в финансы.

Яков Бранд: Когда это можно начать?

Ольга Маяцкая: Все наши проблемы упираются только в финансы. Это можно начать делать прямо сегодня. Дайте достаточно финансов, позвольте воспитать такое поколение, которое, зная, что у них в семье нет проблем, могло спокойно заниматься своей работой, и все у нас получится.

Сергей Галанин: Ольга Александровна, насколько я понимаю, в Америке с финансами проблем, наверное, нет, и, тем не менее, в тюрьмах там творится то же самое. Так может быть речь идет о том, что это не просто должностное преступление, может быть, речь идет о том, что милиция работает очень тесно с самими наркоторговцами, то есть налицо какое-то слияние? У вас есть информация на эту тему?

Ольга Маяцкая: Во-первых я хочу сказать, что то, что милиция сотрудничает с наркоторговцами, это, наверное, слишком громко сказано.

Сергей Галанин: Ну, определенная часть милиции.

Ольга Маяцкая: Возможно, такие элементы есть.

Сергей Галанин: У вас есть такая информация?

Ольга Маяцкая: Честно вам могу сказать, что у меня такой информации нет.

Сергей Галанин: То есть, милиция с наркоторговлей тесно не связана?

Олег Харичкин: Думаю, что нет. Чтобы продолжить тему, для справки хочу сказать, что коррупцией поражены правоохранительные органы многих, если не сказать всех стран. Я могу привести пример того, как в 1994 году все зарубежные сотрудники агентства по борьбе с наркотиками США хором отправились в тюрьму. Я могу привести примеры того, как сотрудники, отвечающие за формирование денежных потоков, за финансирование тех или иных операций просто занимались хищениями. Один из них украл ни много ни мало 6 миллионов долларов. Это было раскрыто совершенно случайно. Почему такое происходит в нашей стране, действительно, наверное, правильнее всего было бы спросить в Минюсте. Что же касается молодого человека, который заявил, что наркотики можно купить в отделении милиции, то я предлагаю ему сделать это прямо сейчас, а мы все будем понятыми. Пойдемте в ближайшее отделение, и посмотрим, получится у него это, или нет? Я думаю, что утверждение о том, что милиция связана с наркодельцами, не соответствует действительности.

Яков Бранд: Ян, вы принимаете предложение Олега Николаевича?

Ян: Предложение, прежде всего, некорректно. Я вам говорю, что это делается, и вы прекрасно об этом знаете. Вы сейчас очень красиво говорили про Америку, разница заключается только в том, что там за это сажают, а у нас – нет. Там человек украл 6 миллионов, и его посадили. У нас же все знают, что крадут, что торгуют, что проносят и ничего не меняется.

Яков Бранд: Ян, ваше отношение к нашим органам внутренних дел понятно.

Ян: Секундочку, я плохо отношусь к тем людям, которые недобросовестны.

Яков Бранд: Хорошо, вы готовы помочь добросовестным?

Ян: Поймите, это не будет помощью.

Яков Бранд: Почему?

Ян: Потому что у людей, которые торгуют, тоже есть дети, и, поступив так, я просто подставлю человека. Разве я похож на какую-то крысу?

Яков Бранд: Секунду, вы немножко путаете понятия. Насколько я понимаю, "крыса" – это тот, кто крадет у своих. С какой же стороной вы себя в таком случае отождествляете?

Ян: Подождите минуточку. Понимаете в чем дело, там налажена система, люди, те же наркоманы кормятся за счет этого. Сейчас я пойду туда, покажу и скажу: ребята, забирайте. И никого не заберут, ничего не случится, вот в чем все дело. Это бесполезно.

Яков Бранд: Тогда мне, честно говоря, непонятно ваше возмущение милицией.

Ян: Да у меня еще и голова отлетит на следующий день, зачем мне это надо?

Яков Бранд: Понятно.

Дмитрий: На самом деле такой вопрос можно рассмотреть, и я бы даже принял такое предложение, но могу сказать, что на самом деле не все так просто: встал, пошел и показал, где это продается. Это связано со смертельной опасностью, потому что за этим стоят люди, четко все отслеживающие, и здесь вполне можно поплатиться своей жизнью.

Яков Бранд: Скажите, пожалуйста, Виктор Владимирович, как вы, как психиатр считаете, может человек в состоянии наркотического опьянения контролировать свои поступки, или он, совершая преступление, не контролирует сам себя?

Виктор Ханыков, психиатр-нарколог: У наркотической преступности есть определенная особенность, о которой редко говорят, но она, тем не менее, отличает ее от алкогольной. Дело в том, что наркоман в состоянии наркотического опьянения совершает мало преступлений. Если говорить о героине, то после его приема он находится в состоянии полного удовлетворения, когда ему, в общем-то говоря, ничего не нужно. Кстати говоря, этим во многом объясняется складывающийся в отношении наркомании общественный пофигизм, что не может не беспокоить нас, врачей. Дело в том, что наколовшийся наркоман не крушит автобусные остановки, не бьет лампочки в подъездах, ему чуждо подойти к непонравившемуся человеку и дать тому в морду, что характерно для алкогольного опьянения. Так что, если алкогольная преступность – это в основном преступность пьяных, то наркотическая преступность – это в основном преступность абстинентов, то есть людей, которые ищут наркотики, поэтому и характер у этой преступности соответствующий.

Яков Бранд: Ну тогда надо продавать наркотики во всех магазинах.

Виктор Ханыков: Это – тема для отдельной дискуссии..

Яков Бранд: Вы же говорите, что когда наркоман накололся, он не опасен, все хорошо.

Виктор Ханыков: Когда мы говорим о преступности и наркомании мы должны смотреть на эту проблему с другой стороны. Сама по себе деятельность наркомафии, ее воздействие на наркомана является преступным. Предметом преступления является человек, принимающий наркотики. Сначала он объект преступления, его жертва, а затем зачастую и инициатор преступления. Вот где преступление. Здесь существует другая опасность – если мы сократим потребление наркотиков и народ снова начнет пить портвейн по подъездам, то мордобоя станет больше, вырастет мелкое хулиганство. Однако надо четко понимать, что само распространение наркотиков есть преступление против личности. Это убийство.

Яков Бранд: А употребление?

Виктор Ханыков: Употребление это болезнь. Употребление это преступление против себя, это, как об этом часто говорят, сродни медленному суициду. Хотелось бы также остановиться еще на одном часто высказываемом положении. Говорят, что ужесточение наказания само по себе ничего не дает, суровость кары мало влияет на тот или иной вид преступности. Я как психиатр, более того, как человек, который работал в судебной психиатрии, могу сказать, что повышение риска путем реального, а не дутого уголовного преследования по линии поставки наркотиков будет играть свою роль. С головой бороться трудно, но шея – это тоже очень важный орган. Надо серьезно заняться путями провоза, как это в свое время сделали в Сингапуре и Малайзии, где серией отстрелов сумели добиться того, что перевозка наркотиков пошла в обход этих двух стран. Сейчас ситуация с наркотиками в Сингапуре коренным образом отличается от той, что была 15 лет тому назад. Я думаю, что нашим законодателям надо прежде всего хорошенько подумать о том, что эта проблема сейчас, действительно, слишком остра, чтобы в рамках существующей тенденции к демократизации законов и уголовного кодекса спускать ее на тормозах, на условных сроках и так далее. Должно быть резкое повышение ответственности, до того уровня как это принято в цивилизованных странах, в тех же США.

Яков Бранд: Что делать, чтобы снизить рост наркопреступлений или преступлений, связанных с наркотиками? Давайте проведем блиц-опрос. Пожалуйста, Ольга Александровна.

Ольга Маяцкая: Я считаю, что главное, это снизить спрос. Сделать так, чтобы не заболели здоровые. Чтобы у здоровых молодых людей возникло внутреннее неприятие, брезгливое отношение к наркотикам. Не будут они употреблять, тогда не будет и преступлений, связанных с наркотиками.

Яков Бранд: Понятно. Пожалуйста, Олег Николаевич.

Олег Харичкин: Вообще миром управляют три вещи: совесть, страх и страсть. Я хотел бы, чтобы все в этом мире и у нас делалось по совести.

Яков Бранд: Понятно. Что думают по этому поводу на сайте "Нет – наркотикам"?

Алексей Колгашкин, "Нет – наркотикам": Я бы хотел сказать, что здесь мы, по-моему, не затронули еще одного аспекта. Надо разграничивать торговцев наркотиками, которые совершенно очевидно являются преступниками, и потребителей, которые, в первую очередь, больные люди, хотя, в силу специфического характера заболевания, склонные к преступлениям. Мне кажется, что одним из выходов, является возможность не записывать их сразу в число преступников, не направлять в тюрьмы, где, как вы сами правильно говорили, они только получат новый опыт в той же области, а предоставить им возможность выбора: или ты идешь в тюрьму, или в реабилитационный центр, причем реабилитация зачитывается как отбытие наказания.

Яков Бранд: Я с вами согласен. Но любой наркоман, я настаиваю на этом, это потенциальный преступник.

Алексей Колгашкин: Да, это потенциальный преступник.

Яков Бранд: Он болен, он, может быть, пострадал, может быть, он не знал о возможных последствиях. Но любой наркоман – это потенциальный преступник.

Алексей Колгашкин: Поэтому надо сделать так, чтобы эта потенциальная возможность не стала реальностью.

Яков Бранд: Так что же для этого сделать, кто знает ответ на этот вопрос?

Михаил Гришанков: Делать надо очень многое. Во-первых, сформировать в обществе отношение к этой проблеме. Вспомните, лет 10-15 назад курящий в школе или на улице подросток 10-12 лет это был нонсенс. Сегодня эти дети пьют пиво у всех на глазах и мы проходим мимо этого. и Так вот я говорю, что проблема наркотиков – это, прежде всего, проблема общества и отношение общества к этому. И общество способно заставить власть решать эту проблему. Всеми мерами – профилактика, лечение, правоохранительная деятельность. Так вот я считаю, что первоочередная цель всех передач, которые идут, и сегодняшней, и многих других, понять, чтобы каждый взрослый, каждый родитель задумался, что его ребенок может попасть под наркотики. И чтобы они просто в своей семье обращались к ребенку. Когда мы говорим о духовности, духовность начинается с семьи. Так вот, давайте будем говорить об этом.

Яков Бранд: Спасибо большое. Рядом с Яном скромно сидит молодой человек. Может быть он знает, что нужно сделать, чтобы снизить наркопреступность?

Гость студии: Я сам наркоман, могу только на своем опыте сказать, что помогло лично мне, не знаю, поможет ли это другим. Мне помогло пребывание в реабилитационном центре, мне помогли те люди, которые меня туда привели. Они показали мне на своем примере, что есть другая жизнь, что можно выбраться из наркотиков, потому что, когда я употреблял, я не встречался с людьми, которые смогли их бросить. Я был окружен людьми, употреблявшими наркотики. Мне кажется, что наркоманам нужно на реальных примерах показать, что бросить – возможно, хотя и очень трудно. Мне так кажется.

Яков Бранд: Я понял спасибо.

Дмитрий: Наркоман в поиске наркотика безумен. Поэтому я думаю, что для успешного противостояния наркомании тоже нужны одержимые люди. Они должны своим примером свидетельствовать возможность ухода от наркотиков. Кроме того, необходимо государственное финансирование. Я лично столкнулся с тем, что, хотя есть люди, готовые положить свою жизнь для того, чтобы вытащить других из этой системы, для того, чтобы получить финансирование, приходится биться как рыбе об лед. Натыкаешься на разведение руками и говорильню о том, что нет средств.

Яков Бранд: Понятно. Спасибо.

Ян: Я считаю, что наркомания – это эгоизм в чистой форме, то есть мне хорошо, а что близкие люди за тебя переживают, так на это наплевать. Я, когда решил отказаться от наркотиков уехал в деревню и решил для себя, что я или сдохну, или брошу. Вот выжил. Теперь я молю Бога, чтобы с моими детьми, с моими близкими такой беды не случилось, потому что бросать очень тяжело, просто крыша едет. Еще хочу извиниться за некоторые свои резкие высказывания, но все, что я говорил – это чистая правда.

Яков Бранд: Не надо извиняться. Я хочу обратиться к первым лицам нашего государства. Глубоко уважаемый Владимир Владимирович, глубоко уважаемый Михаил Михайлович. Услышьте пожалуйста наши вопли. Кроме того, что вы создаете программы, дайте деньги, создайте бесплатные спортивные залы, секции, обеспечьте милицию, чтобы она, в конце концов, не зависела от тех копеек, которые ей платят. Может быть, это позволит справиться с наркопреступностью. Валерий, что бы вы хотели сказать в завершение?

Валерий Николаев: Совершенно согласен с вашим обращением. И думаю, что деньгами, тут ограничиваться вряд ли возможно, поскольку должен быть принят огромный комплекс мер на государственном уровне и в этой области уже много чего делается. Проблема наркомафии не менее серьезна, чем проблема терроризма, поэтому с ней надо бороться серьезно, силами всей страны.

Яков Бранд: Спасибо всем.

Сергей Галанин: Я полностью согласен с женщиной, между прочим, подполковником милиции. В первую очередь, естественно, надо ограничить спрос на наркотики, и наша передача как раз нацелена на тех, кто еще не начал потреблять. Я полностью согласен с Яном, что наркоманы чистой воды эгоисты. Нужно начинать с себя. Каждый хочет изменить человечество, но никто не хочет задуматься над тем, чтобы изменить себя. Это, между прочим, сказал Лев Толстой. Давайте помнить об этом. Спасибо, увидимся.

Яков Бранд: Спасибо. Спокойной ночи.

Цикл передач "Кома"

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования