Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Программа "Кома". "Легализация наркотиков"

30 октября 2001

В ночь с 27 на 28 октября на канале НТВ прошла очередная передача из антинаркотического цикла "Кома" – "Легализация наркотиков".

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Свобода – это пища, которую нужно с особой осторожностью распределять между людьми, чересчур изголодавшимися по ней". Лех Валенса. Добрый вечер. Тема сегодняшней передачи "Легализация наркотиков". В очередной раз с удовольствием представляю специалиста широкого профиля в области сердечно-сосудистой хирургии и далеко за ее пределами доктора Якова Бранда.

Яков Бранд: Здравствуйте, доброй ночи. А я, в свою очередь, с не меньшим удовольствием представляю автора, как ни странно, своих песен Сергея Галанина.

Сергей Галанин: Я все эти слова с еще большим удовольствием переадресую Олегу Митяеву.

Яков Бранд: У нас в студии также есть гости, которые являются специалистами или экспертами в вопросах, которые мы обсуждаем. Мы также просим вас, дорогие зрители, принять участие в обсуждении проблемы. Вы можете звонить по телефонам, номера которых указаны внизу экрана.

Сергей Галанин: Не забывайте выходить с нами на связь через Интернет: www.narkotiki.ru, www.coma.ru.

Яков Бранд: Итак, давайте посмотрим сначала сюжет, а потом его обсудим.

Видеосюжет "Голландия – единственная в мире страна, официально разрешившая продажу "легких наркотиков""
(AVI)

Сергей Галанин: Доктор, хотелось бы вкратце узнать, как понять слово "легализация"?

Яков Бранд: Принципиально под термином "легализация" люди, как правило, понимают свободный доступ к наркотикам. Но вообще легализация включает в себя три составляющих: это свобода потребления, свобода реализации и свобода производства наркотиков. Вот тогда можно говорить о полной легализации наркотиков. Некоторые западные страны пошли по пути частичной легализации наркотиков, в том числе открыли первые две ступени. Сначала было свободное потребление, потом разрешили свободную реализацию, но, поскольку это не принесло ожидаемого эффекта, сегодня и в этих странах практически уже решен вопрос о том, что подобный путь бесперспективен. Вот вы, Олег, как считаете? Нужно ли легализовать наркотики в нашей стране?

Олег Митяев, певец: Я чувствую, что мы, как и во многих вопросах, абсолютно не готовы к этому, хотя мы знали, что так будет, и, казалось бы, могли бы подготовиться. Мы могли бы уже сейчас чего-то не допускать, что-то учесть, но получилось как всегда. Мы не извлекли уроков и потому имеем то, что мы имеем. Поэтому, мне кажется, если на Западе уже разрешили наркотики, легализовали и поняли, что это плохо, то, может быть, нам и не надо этого делать?

Яков Бранд: А ты, Сергей, как считаешь?

Сергей Галанин: Я считаю...

Яков Бранд: Ты ведь у нас все время борешься за права человека.

Сергей Галанин: Да, здесь, как обычно, палка о двух концах. Запретный плод всегда был, есть и будет сладок. Пока это все находится в запрете, оно вызывает чересчур неподдельный интерес, особенно у детей.

Яков Бранд: Поэтому, когда в "Детском мире" будут продаваться шприцы с героином, это будет хорошо.

Сергей Галанин: Я не говорю, что легализация – это хорошо. Я просто понимаю, почему этот вопрос встает именно сегодня и в нашей стране. Потому что тема запретов в этой стране всегда была какой-то печальной и грустной. Но будем сегодня разбираться с этим вопросом, я не знаю, как это будет проходить...

Яков Бранд: Давайте сначала спросим у социологов, что они думают по этому вопросу? Слушаем вас, Галина Георгиевна.

Галина Силласте, социолог: Спорить сегодня, легализовать или не легализовать наркотики в России можно только в определенной степени. В мире в настоящий момент существуют три стратегии, в той или иной форме используемые всеми странами. Первая – это стратегия жесткого контроля, кстати, Соединенные Штаты Америки – страна самого жесткого контроля в потреблении и реализации наркотиков. Есть так называемая стратегия "жесткой политики", подразумевающая наказание вплоть до смертной казни для потребителей и, тем более, распространителей наркотиков. Кроме того, есть либеральная стратегия. Россия с 1992 года практически пошла по этому пути. Поэтому мы страна, где легализация уже частично произошла. Мы прошли первую стадию. С 1992 года в России ненаказуемо потребление наркотиков не в медицинских целях.

Яков Бранд: По-моему, с прошлого года уже наказуемое?

Галина Силласте: У нас больше нет той репрессивной системы наказаний, как раньше. Поэтому я думаю, что нам с вами уже пора подводить итоги, что за 10 лет частичной легализации получила Россия. В 1993 году, когда приняли постановление о свободе потребления наркотиков, был сделан крупный заказ на социологическое исследование, вызвавшее затем очень большой резонанс. Оно называлось "Социальные последствия легализации наркотиков в России". Прогноз, сделанный в нем оказался на удивление точен. Ни одна прогностическая линия не оказалась ошибочной. Социологи предупреждали о росте наркомании в России. Мы начинали со 150 тысяч наркоманов – сегодня у нас 3,5 миллиона, правильно? Указывалось на неизбежный рост преступности. Я думаю, что присутствующие сегодня в студии эксперты МВД подтвердят, что ситуация в этой области катастрофическая. Ученые предупреждали об опасности деградации нации и увеличении количества детей-уродов. Все это произошло. Поэтому я думаю, что на сегодняшний день мы накопили достаточно обширный опыт десятилетней частичной легализации наркотиков.

Яков Бранд: Я бы хотел спросить представителей Государственной Думы, скажите, что вы, господин Вульф, думаете по этому поводу?

Андрей Вульф, депутат Госдумы: Я выступаю за частичную легализацию наркотиков. Сразу оговорюсь, что эта точка зрения моя личная, моя частная, и я не могу, в данном случае, говорить от имени всей партии. Вообще, на мой взгляд, этот вопрос – вопрос очень индивидуальный, и при его рассмотрении необходимо отличать зерна от плевел.

Яков Бранд: Одну секундочку, извините, мы сейчас не в Государственной Думе, и я вас буду перебивать.

Андрей Вульф: Ради Бога.

Яков Бранд: Простите меня, я нарушаю ваш депутатский иммунитет, который вообще, по-моему, нормальным людям не нужен. Но, если вы за частичную легализацию наркотиков, скажите почему. Не надо рассказывать нам долгие истории.

Андрей Вульф: Потому что я считаю, что есть наркотики тяжелые и есть наркотики легкие. Это не только я считаю, это некая данность. Я отделял бы одни от других.

Яков Бранд: Если вы, находясь в Государственной Думе, соглашаетесь с легализацией наркотиков, считая это нормальным, и при этом не знаете, что нет наркотиков легких и тяжелых, то мне сейчас пока не о чем с вами разговаривать.

Андрей Вульф: Начнем с того, что вы мне даже не дали договорить. Вы меня постоянно перебиваете, а я вас очень внимательно выслушиваю, о чем это говорит?

Яков Бранд: Я слушаю вас дальше.

Андрей Вульф: Спасибо. Речь сейчас, на самом деле, идет не о том, что необходимо легализовать наркотики завтра. Безусловно, на сегодняшний день Россия к этому не готова. России надо вступать в Евросоюз и решать проблемы с экономикой, с преступностью, только потом уже встанет вопрос о легализации либо не легализации наркотиков. Но, если говорить с точки зрения позиций либерализма, то во всех развитых европейских странах, о чем вы уже, уважаемый господин доктор, сказали, это сделано. Затем вы, правда, сказали, что это плохо. Но, обратите внимание, на сегодняшний день ни одна из этих стран не отменила пока что свое решение.

Олег Митяев: Простите, пожалуйста. Мы, кажется, разговариваем сейчас, не обозначив один нюанс. Все-таки, что положительного от легализации наркотиков?

Андрей Вульф: Первое – это то, о чем сказал Сергей: запретный плод сладок. Существует и второй момент, о котором не следует забывать. Для многих легкие наркотики – это возможность не сесть на тяжелые наркотики, это некая альтернатива.

Яков Бранд: Простите меня, я вас сразу перебью. Нас и так уже обвинили в том, что мы здесь занимаемся рекламой наркотиков, так что вы посоветуйтесь с наркологами, которые сидят рядом с вами, и они вам объяснят, что так называемые, легкие наркотики – это прямой путь к употреблению тяжелых наркотиков.

Андрей Вульф: Я знаю статистику, я знаю то, что в нашей стране...

Яков Бранд: Хорошо, у нас мало времени. Передайте, пожалуйста, микрофон господину Иванову.

Андрей Вульф: Хорошо.

Яков Бранд: А мы с вами еще поговорим.

Андрей Вульф: Договорились.

Яков Бранд: Господин Иванов, я вас внимательно слушаю.

Владимир Иванов, нарколог: Я постараюсь как можно короче сформулировать главные моменты, чтобы эта передача смогла воздействовать на людей, которые будут ее смотреть. И, причем, эффект совершенно однозначный, поскольку говорильня по поводу легализации продолжается много лет, но только Россия, к сожалению, решившись на один эксперимент, унесший около 40 миллионов жизней (я имею в виду коммунистический эксперимент) теперь готовит свой народ к еще одному эксперименту. Когда журналисты, музыканты, даже врачи оперируют не совсем точными данными, это не так обидно. Но когда представитель государственного учреждения, который, создавая закон, решает нашу судьбу, жонглирует понятиями, в которых ничего не понимает – это страшно. И от суда нравственности, господин народный депутат, вас никакой иммунитет не спасет. Перед тем как высказываться, нужно знать предмет разговора. Легализация состоялась в 1989 году, потому что, помимо того, что от имени государства было разрешено употреблять наркотики, был снят запрет, была снята уголовная, административная ответственность. Именно так народ это и воспринял. Но то, на что сразу не обратили внимания, так это то, что было разрешено хранение, то есть был пройден второй этап легализации. Ведь уголовная ответственность на сегодняшний день наступает при хранении больших количеств. А вы знаете, что такое "большое количество"? Это больше 5 грамм марихуаны, а если вы посмотрите комментарий к уголовному кодексу от 1996 года, то вы сами прочитаете своими собственными глазами, что там предложено считать большим количеством более 0,5 килограмма марихуаны. Это ли не легализация?

Яков Бранд: Спасибо. Я прошу прощения, у нас сейчас есть сюжет. Мы его посмотрим, а потом продолжим обсуждение.

Видеосюжет "Программы "снижения вреда""
(AVI)

Сергей Галанин: Олег, как вы относитесь к этому "просветительству"?

Олег Митяев: Мне это, в какой-то степени, напомнило Вальдорфские школы в Германии, где из благих намерений детям разрешается делать и одно, и другое, и третье, и, даже, на "ты" разговаривать с преподавателями. Это какая-то школа будущего. Но результат, который я увидел, был потрясающий. Ученики школы оказались просто наглыми и невоспитанными молодыми людьми. О чем бы мы ни говорили, все равно все сводится к образованию. К образованию не только в рамках курса "Основы жизнедеятельности", когда учащихся предостерегают, но и просто к образованию людей, умению рассказать им обо всем.

Яков Бранд: То есть, вы считаете, что это правильно?

Олег Митяев: Нет, конечно, неправильно.

Яков Бранд: Но они же их образовывают.

Олег Митяев: Я считаю, что мы абсолютно к этому не готовы. Образование, должно говорить о том вреде, который приносят наркотики. Вот о чем нужно очень много говорить. Но образование у нас в таком загоне, что об этом не может быть и речи.

Яков Бранд: Уважаемые господа, занимающиеся распространением подобной литературы о "снижении вреда". Вы искренне считаете, что вы помогаете, да?

Волонтер: Да.

Яков Бранд: Реально?

Волонтер: Да.

Яков Бранд: Тогда я вам сейчас покажу. Вот здесь нарисовано, как приготовить героин. А дальше вы пишете, куда надо колоться. Затем вы пишете, как надо себя вести, если ты колешься на улице и тебя кто-то застукал. А дальше вы пишете про ЛСД, какой кайф можно от него получить. Вы что, реально считаете, что вы помогаете, или вас обманывают кто-нибудь?

Волонтер: Вы немножко неточно сказали.

Яков Бранд: Как неточно, вам процитировать?

Волонтер: Я прекрасно знаю эти книги. Мы доносим эту информацию до людей, которые уже принимают наркотики. Мы никого не провоцируем к употреблению наркотиков. Мы просто объясняем им, как они могут сохранить свое здоровье, потребляя наркотики, если они не собираются отказываться от употребления наркотиков.

Яков Бранд: Вот сегодня человек, который еще не употребляет наркотики, возьмет вашу брошюру. Я цитирую по вашей брошюре, вот она, у меня в руках: "Когда колешься или готовишь в проходном месте, и вдруг появляется посторонний, не надо шарахаться и лезть на рожон с вопросом "сколько времени?". Просто неторопливо убери все лишнее. Если вмазываешься на улице, позаботься о воде заранее. Лучше всего покупать специальную воду для инъекций". Дальше. "Сохраняй спокойствие, иначе можешь не попасть в вену (задуть), все просыпать или пролить". Если вы это называете не инструкцией к применению наркотиков, то, вы меня простите Бога ради, я, наверное, ничего не понимаю.

Волонтер: Эта книжка, во-первых, предназначена для целевой группы, уже для наркоманов, а не для подростков. Мы просто так никому в руки их не суем, так что не надо так говорить...

Яков Бранд: Вот она попала ко мне в руки.

Волонтер: Может, мы их в школе раздаем, или как?

Яков Бранд: Может быть. Я не знаю. Может быть.

Волонтер: Лично к вам в руки она попала просто потому, что нас попросили показать эту литературу. Просто попросили посмотреть люди, которые, может быть, даже и употребляли когда-либо. То, что мы пропагандируем наркотики – это просто какой-то бред. Я лично считаю, что, может быть, не сейчас, но когда-нибудь эффект от того, что мы делаем, будет.

Яков Бранд: я сейчас обращаюсь к депутатам Государственной Думы. Вот я предлагаю вам обсудить не легализацию наркотиков, а запрет вот этой гадости – и больше ничего.

Андрей Вульф: Уважаемый господин Бранд, в вашей речи прозвучало абсолютно очевидное противоречие. С одной стороны, вы сказали совершенно правильную вещь, что те люди, которые употребляют наркотики, это больные люди, и относиться к ним надо как к пациентам. И хорошо что вы как доктор это понимаете. А те люди, которые распространяют наркотики, являются, безусловно, преступниками. Вы не дали мне в тот раз договорить, между ними надо провести очень четкую разницу. Речь идет о легализации исключительно потребления наркотиков. К тем, кто наркотики распространяет, должны применяться жесткие меры, более того, надо ужесточить существующее законодательство по отношению к ним. Но мне не нравится ваше отношение к тем людям, которые употребляют наркотики, вы говорите, что не считаете их людьми и вам не о чем с ними говорить.

Яков Бранд: Я говорю о людях, которые дают инструкции, как их употреблять.

Андрей Вульф: Совершенно верно. Это то же самое. Как вы относитесь к эвтаназии? Если человек хочет сам уйти из жизни.

Яков Бранд: Я отвечу по порядку. Первое, чем я вас должен огорчить, это тем, что каждый наркоман является одновременно и распространителем. Каждый наркоман, это официальная статистика, втягивает в свой круг минимум 5-10 человек. Второе. К эвтаназии я отношусь отрицательно: что дано Богом, Богом может быть только и забрано. Я ответил на ваши вопросы?

Андрей Вульф: Безусловно. Если человек хочет употреблять наркотики, то он может их употреблять, и задача общества убедить его в том, что этого делать не надо. Каким образом убедить? Просветительским, медицинским образом, но не законодательным, не сажать человека в тюрьму, не изолировать его от остальных людей.

Яков Бранд: Извините, у нас мало времени. Господа юристы, скажите, пожалуйста, все эти книги о "снижении вреда" законны или нет?

Евгений Черноусов, адвокат: "Закон о наркотических средствах и психотропных веществах", принятый Государственной Думой в 1997, в одной из своих статей запрещает пропаганду, в том числе изготовление и использование соответствующих печатных изданий. Но дело в том, что в Уголовный кодекс до настоящего времени не внесены соответствующие изменения. А на самом деле эта деятельность, будем говорить, подпадает под преступление. Молодежь, особенно те, кто ни разу не употреблял наркотики, прочитав эту книгу будет употреблять просто из любопытства, а это уже преступление.

Яков Бранд: Извините, Олег. Я вам показывал эти книги, как вы считаете, это нормально?

Олег Митяев: Если специалист говорит, что результат отрицательный, наверно, к нему нужно прислушаться. Но я хотел бы возразить, что мы должны предоставить человеку возможность самому решать, но прежде, чем предоставить ему такую возможность, мы должны его сначала просветить, потому что решать, ничего не понимая, наткнувшись на такую книжку, и производить эксперименты – это конечно преступление. Мне кажется, что мы сейчас очень много говорим о второй части вопроса, то есть, вместо того, чтобы заделать дырку в крыше, тщательно протираем пол. Это глупо. Мне кажется, прежде всего, нужно думать о том, чтобы починить крышу, то есть, опять же, вернуться к образованию. Я глубоко убежден, что если лучшие люди нашего общества будут работать в школе и разъяснять, в том числе и этот вопрос, только тогда мы можем куда-то двинуться.

Яков Бранд: Господин Иванов, вы давно что-то хотите сказать.

Владимир Иванов: Мне хотелось бы, чтобы вы проследили логику события, которое мы обсуждаем. Мы все время заходим в какой-то тупик. Когда у нас была перепалка с ребятами-волонтерами, мне просто было их жаль. Если нас, взрослых, так одурачили, то как можно их ругать? Я слышал авторитетное заявление взрослого человека: феномен запретного плода. Этим все сказано. Убивать людей запрещено. Почему это не подпадает под феномен запретного плода? Существует какая-то легенда о наркотиках, о том, что с ними нельзя справиться, потому что тут действует феномен запретного плода. Как бороться? Отдать человека в руки врачей, лечить. Лечиться, правда, люди не хотят. Как их лечат? Дают наркотики, только называют их по-другому. Какой результат? Плохой. Почему? Потому, что наркомания неизлечима. Получается замкнутый круг. И тут выступает на передний план фонд Сороса, который финансирует игру в раздачу шприцов и которая называется "снижением вреда". Коль скоро вылечить нельзя, разумно думать о том, что надо вредность снижать. Сорос тратит 1,5 миллиона долларов на легализацию марихуаны в Аризоне и в Калифорнии. Появляются публикации о том, что каннабиолы полезны при раковых заболеваниях – совершеннейшие фальшивки, но подписанные авторитетными людьми. Голосование в двух штатах было оплачено Соросом. Мы говорим про легализацию на Западе. Какой Запад мы имеем в виду? Голландию? Она меньше московской области. Возможно, в Европе просто договорились, что нужно создать какую-то континентальную помойную яму и жребий пал на Голландию. Все мало-мальски грамотные люди знают, что Голландия за три года после принятия этого решения стала центром синтеза тех наркотиков, которые ранее в природе не существовали. Весь криминальный европейский мир собрался и превратил эту Голландию, в то самое отхожее место. Мы должны понимать, что разговорами о легализации нас хотят обмануть. К чему она приведет? Один из главных доводов, что мы таким образом справимся с наркобизнесом, из за падения цен на рынке. Да вранье это. Представьте себе, марихуана в каждом киоске. И дети-школьники выходят и говорят: "Ты еще не пробовал марихуану? – Нет. – Ну давай попробуем". И наркобизнес возьмет количеством. Мы за десять лет получили тридцатикратное увеличение количества наркоманов при том, что государство борется с употреблением наркотиков, специалисты начали над этим работать, есть в профилактике какие-то сдвиги в положительную сторону. Если же мы легализуем наркотики, у нас за полгода все станут наркоманами.

Яков Бранд: Я надеюсь, что мы всем предоставили слово? Или кто-то еще хочет высказаться?

Гость студии: Бредятины я здесь много услышал. Извиняюсь, что говорю так грубо, но хочу сказать одно. Вы знаете, и алкоголь, и наркотики человек может победить сам. Я это говорю на собственном опыте. У меня были определенные проблемы с героином. Я справился сам, я думаю, человек должен сам себе сказать: все, хватит, мне больше не надо, мне вредно, я могу умереть. Причина отказа может быть любая, это неважно. Главная задача – чтобы человек отказался сам. Задача общества заключается в том, чтобы дать ему возможность выжить потом. Он из одной реальности переходит в другую. Там было нехорошо – здесь еще хуже, потому что той не хватает.

Яков Бранд: Извините, у нас в студии есть Сергей. Я хочу, чтобы он сказал два слова.

Сергей: Мы живем в России, ребята. То есть, это как бы немного не та страна, где можно просто легализовать кайф. Что будет, если мы легализуем кайф?

Яков Бранд: То есть, вы считаете, что нельзя легализовать.

Сергей: Да какая легализация, о чем вы вообще говорите, какие там бумажки на улице раздавать! У меня есть брат. Ему 12 лет. Сейчас он найдет шприц и спросит у меня что это такое, потому что ему это непонятно. А если ему в руки попадет такая брошюрка, потом он увидит в каком-нибудь кофе-шопе пакетик с марихуаной...

Яков Бранд: Я понял, спасибо вам.

Волонтер: Я считаю, что не нужно путать легализацию с пропагандой наркотиков среди несовершеннолетних подростков и детей.

Яков Бранд: Книги по "снижению вреда" – это ваша работа?

Волонтер: Да. Последний год да.

Яков Бранд: Я понимаю, почему вам за нее платят. Вы преступник.

Видеосюжет ""Снижение вреда" или инструкция для наркомана?"
(AVI)

Яков Бранд: Галина Георгиевна, вам последнее слово, как единственной даме в нашей студии.

Галина Силласте: Мне представляется, что нам не стоит сводить все к распространению литературы. По существу у нас имеется блестящая иллюстрация того, как далеко зашли многие зарубежные, в том числе так называемые грантовые организации, которые очень активно, мягко, пропагандируют и ведут работу по возможной частичной легализации наркотиков. Вот, пожалуйста, программа Сороса, которая действовала у нас два года, и бегал зеленый вагончик по ярославским улицам. Это все из той же оперы. Поэтому мне думается, что здесь надо ясно сознавать: мы боремся и будем бороться еще много лет в России против полной легализации. И не случайно появилась идея легкий наркотик легализовать, а тяжелый запретить. Насаждение мысли о том, что не обязательно так много беспокоиться о наркотиках – это следующий этап ползучей легализации в сознании людей. Не надо закрывать глаза на то, что мы сейчас находимся в активной форме противоборства со многими западными течениями, которые не желают легализации у себя, но с удовольствием поэкспериментируют на российском человеческом материале. Поэтому я ставлю следующий вопрос. Есть ли среди наших слушателей люди, придерживающиеся той точки зрения, что для тех, кто распространяет наркотики, тем более среди молоджи, женщин, детей надо вводить смертную казнь, несмотря на всю нашу демократичность в этом вопросе.

Яков Бранд: Как! Мы же входим в Евросоюз.

Галина Силласте: Позволю задать еще один вопрос для дискуссии. Как бороться нормально, жестко, силовыми и другими путями с теми, кто виновен, что у нас миллионы потребляющих наркотики. Почему не задаться вопросом, кто виноват?

Яков Бранд: Я вам отвечу сразу...

Галина Силласте: Я категорически против легализации и могу это многократно аргументировать. Напомню, что если в 1992 году у нас, по результатам первого опроса общественного мнения, 75% были против легализации наркотиков, то последние наши данные показывают, что таких людей уже 89%. Так что Россия в целом, я думаю, много трезвее, чем многие из нас, сидящих в этом зале.

Яков Бранд: Олег, скажи нам пожалуйста, сейчас у нас будет блиц-опрос. Ты за легализацию или против?

Олег Митяев: На сегодняшний день, я думаю, что об этом не может быть и речи. Надо очень жестко к этому относиться, а не заниматься только пропагандой против наркотиков и разъяснениями. Нужны жесткие меры по борьбе с наркоманией. Отдельная статья – наркоманы, их надо лечить, а всех остальных надо очень жестко преследовать. Наверное, у нас нет сил сейчас этим жестко заниматься, потому что они уже заработали очень много денег.

Яков Бранд: Я прошу прощения. Я прошу каждого в студии просто сказать – за или против. Вы за легализацию или против, просто передавая друг другу микрофон. Пожалуйста.

Галина Силласте: Категорически против, и сегодня, и завтра, и потом.

Яков Бранд: Спасибо, дальше.

Андрей Вульф: На этом этапе я против, я считаю, что Россия к этому не готова.

Яков Бранд: Спасибо.

Андрей Вульф: На следующем этапе я считаю, что легкие наркотики надо легализовать.

Яков Бранд: Нет легких наркотиков. Дальше.

Владимир Иванов: Категорически против легализации наркотиков сейчас, в ближайшем будущем и отдаленном.

Яков Бранд: Спасибо, дальше.

Евгений Черноусов: И сегодня, и в ближайшем будущем я против легализации наркотиков.

Яков Бранд: Спасибо. Пожалуйста.

Волонтер: Я за легализацию легких наркотиков.

Яков Бранд: Спасибо, дальше.

Сергей: Однозначно против.

Яков Бранд: Дорогие друзья, Сергей, Олег, и вы, дорогие телезрители. Я думаю, что Сережа сейчас подведет итог нашей передачи. Я думаю, что мнение однозначное, а зрители наши могут сами согласиться с ним или нет.

Сергей Галанин: Я, наверное, все-таки против легализации сегодня, не знаю, что будет завтра, но сегодня я против. Я послушал историю ребят, которые распространяют брошюры, и вроде бы они делают все правильно, вроде бы они ищут того, кому эта брошюра нужна, но я прекрасно понимаю, что человек, который выходит из метро, возьмет на халяву любую брошюру.

Яков Бранд: Олег, извините, что мы вам сегодня дали мало времени, но ваши слова об образовании и о том, что вы считаете нужным, достаточно важны. Всем огромное спасибо. Если я кого-то обидел в течение передачи, простите, поскольку я по этой теме, действительно, переживаю, и не могу об этом спокойно разговаривать. Спасибо всем огромное.

Сергей Галанин: Спасибо.

Цикл передач "Кома"

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования