Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Программа "Кома". "Лечение наркомании"

16 октября 2001

В ночь с 13 на 14 сентября на канале НТВ прошла очередная передача из антинаркотического цикла "Кома" – "Лечение наркомании".

Сергей Галанин, солист рок-группы "СерьГа": "Исцеление – это дело времени, но иногда это также дело возможности". Эти очень точные для нашей действительности слова принадлежат Гиппократу. Доброй ночи. Тема нашей сегодняшней передачи "Лечение наркомании". С нами в студии Яков Бранд.

Яков Бранд: Доброй ночи. Доктор Бранд – это я. Кроме меня эту программу ведет певец Сергей Галанин.

Сергей Галанин: Также с нами в студии актер театра и кино Андрей Смоляков.

Яков Бранд: Как обычно в студии наши гости – специалисты в той области, о которой мы будем сегодня говорить. Посмотрим видеосюжет.

Видеосюжет "Сергей не знает нот"
(AVI)

Яков Бранд: Господа наркологи и все остальные, я хотел бы, чтобы вы сказали несколько слов о том, есть ли сегодня способы лечения, насколько они правомерны. Мы знаем о многих из них, и сейчас мы об этом поговорим. Ну, например, сегодня существует масса рекламы типа: "лечу за два часа", "...за шесть часов", "лучший специалист по наркотикам"... Что долго говорить, вот передо мной газета: "Лидер в лечении алкоголизма и наркомании. Стационар и на дому. 24 часа. Гарантия!" Мы попросили нашу техническую службу связаться с этим лидером, сейчас попробуем с ним поговорить.

Бранд: Алло! Здравствуйте, я по объявлению. Вы занимаетесь лечением наркомании? Мой ближайший родственник, у него проблемы с героином.

Диспетчер: Сколько ему лет? Сколько он занимается уже ...

Бранд: 22 года. Четыре года он употребляет наркотики.

Диспетчер: Он когда-либо лечился? Не помогало ему?

Бранд: Лечился, но вновь возвращается к наркотикам.

Диспетчер: Нужно, чтобы он не употреблял четверо суток до того, как к нам обратиться. Это будет стоить 250 долларов.

Бранд: Он не может без наркотиков ни дня. Как сделать так, чтобы он не употреблял.

Диспетчер: Нужно снять ломку. Это стоит еще 150 долларов.

Бранд: То есть, нужно вызвать вас, вы снимете ломку, а потом будете лечить? В чем заключается лечение. И какие гарантии?

Диспетчер: Это с доктором. Я называю сумму, а вы уже решайте. Все зависит от вашего человека.

Яков Бранд: Вряд ли это нужно комментировать. Имеет ли такой центр право на существование? Ваше мнение, господа наркологи?

Юрий Сиволап, врач-нарколог: Такое заболевание лучше лечить в государственных учреждениях. Благо есть ведущие институты, занимающиеся наркологией, есть клиники, где вряд ли станут говорить о гарантиях, но где может быть оказана реальная профессиональная помощь.

Яков Бранд: Почему вы считаете, что в государственных учреждениях это делать лучше, чем в частных?

Юрий Сиволап: Я не могу сказать, что в государственных учреждениях лечат лучше, но, по крайней мере, там вы не нарветесь на шарлатанов, на людей, которые занимаются наркологией только ради заработка, не имея на это профессиональных оснований.

Яков Бранд: Как по-вашему, таких шарлатанов сегодня достаточно?

Юрий Сиволап: Более чем достаточно, тем более что этим занимаются врачи, не имеющие специальной подготовки. А наркологией сейчас, особенно такой – полевой наркологией – сейчас занимаются многие люди, которые не имеют достаточных навыков. Я не могу сказать, что среди врачей, которые таким образом выезжают на дом и помогают больному, нет людей высокопрофессиональных и реально помогающих. Но риск пролечить пациента неудачно, здесь, безусловно, выше, чем в государственных клиниках.

Яков Бранд: Скажите, пожалуйста, в чем заключается риск?

Юрий Сиволап: В непрофессиональной помощи, в ее неэффективности...

Яков Бранд: Что значит, "непрофессиональная помощь", могут отравить, или неэффективно снять ломку?

Юрий Сиволап: Эффективное снятие ломки в домашних условиях требует применения сильнодействующих препаратов. Сильнодействующие препараты имеют побочные действия, в том числе такие, которые создают риск для здоровья и жизни.

Яков Бранд: У нас в студии есть человек, который прошел некоторые этапы лечения. Давайте зададим ему вопрос, считает ли он наркоманию излечимой болезнью, и излечился ли он сам.

Сергей: Доброй ночи. Я считаю, что наркомания излечима и физически и психологически. Я лечился много раз и сейчас здоров. Я не употребляю и психически независим. Если вы утверждаете, что наркомания неизлечима...

Яков Бранд: Я не утверждаю, я, наоборот, хотел бы сказать, что наркомания излечима, но сейчас я спрашиваю мнения специалистов, коим вы в данном случае являетесь.

Сергей: Я считаю, что наркомания излечима. Единственное, что требуется, это просто грамотный специалист.

Яков Бранд: Сколько вы не употребляете наркотики?

Сергей: Достаточно долго.

Яков Бранд: Ну сколько? Месяц, два?

Сергей: Дольше, гораздо дольше. Год.

Яков Бранд: И Вас совсем не тянет.

Сергей: Нет.

Яков Бранд: Рад за вас.

Сергей: Я хочу передать микрофон своему товарищу, чтобы он высказал свое мнение.

Сергей 1: Доброй ночи. Во-первых, когда лечат людей, ломку сбивают сильнодействующими веществами, по сути, это те же наркотики, только разрешенные. Я считаю, что от наркотиков можно избавиться, я прошел через это, у меня нет мыслей, чтобы употреблять. И я не согласен с людьми, которые считают, что наркотики нельзя бросить. Это все постижимо.

Яков Бранд: Я с Вами абсолютно согласен и очень за Вас рад. Извините меня за этот вопрос заранее, но скажите, гипотетически, если Вам через час, когда Вы выйдите отсюда, предложат наркотики люди близкие Вам, ведь изменить круг общения – это самое трудное.

Сергей 1: Ну почему же. Если человек хочет, он сможет изменить и круг общения. Он найдет более нужное ему общество.

Яков Бранд: Вы же не изменили адреса, не поменяли, наверное, город.

Сергей1: А от адреса ничего не зависит, в какой-то степени зависит от людей, которые тебя окружают. Но самое главное зависит от человека: если он хочет – он употребляет.

Яков Бранд: Скажите, у Вас была побудительная причина завязать с этим? Или просто Вам надоело, или Вы заболели?

Сергей 1: Я просто понял, что это болото, которое мне не нужно.

Яков Бранд: А как Вы это поняли?

Сергей 1: Это мои убеждения и рассуждения.

Яков Бранд: Я хотел бы, чтобы Вы поделились с другими. Это не простое любопытство.

Сергей 1: Каждому человеку – свое. Все зависит от человека. Человек понял – он не будет колоться. Я так считаю.

Яков Бранд: Отец Анатолий, Я хотел бы спросить такую вещь. Наркологи говорят, что нельзя лечить только психотерапией, нельзя лечить только фармакотерапией, или лекарствами. Нужно единство всех способов, плюс лечение духа. А это по Вашей части. Что Вы думаете об этом?

Отец Анатолий Берестов, руководитель Душепопечитенльного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского на Крутицком Патриаршьем подворье в Москве: Совершенно верно. Я не могу сказать, что наркоманию можно вылечить. На сегодняшний день нет ни одного, медицинского способа, который бы излечил наркоманию, пусть мои коллеги-наркологи не обижаются на меня. Но я утверждаю, что наркоманию победить можно.

Яков Бранд: Извините, наконец, до нас дозвонился телезритель. Слушаю Вас.

На линии Елена, 38 лет: Я хотела бы высказать свое мнение по этому поводу, так как я мать наркомана. Я вообще не понимаю, почему разрешают рекламировать все эти шарашкины конторы. Мой сын лечился много раз, и ничего не помогает. Тянут только деньги. Я потратила кучу денег. Я не понимаю, почему разрешают такую рекламу, куда смотрит государство.

Яков Бранд: А он сам реально хоть какой-нибудь шаг предпринял для того, чтобы бросить наркотики? Он хочет бросить наркотики?

Елена: Да, конечно.

Яков Бранд: Одну минуточку не отключайтесь. Я хочу Сергею задать вопрос. Как понять, хочет ли человек действительно бросить, или его желание не так уж сильно? Как в этом разобраться?

Сергей 1: Не бывает, что человек хочет бросить и не может. Если человек хочет бросить – он бросит. Он сделает все возможное.

Сергей Галанин: Мне кажется, что Сергей сильный просто человек, но не всем дана такая сила воли. И вот женщина ходила по всем этим "шарашкиным конторам" и выкидывала деньги на ветер. Отец Анатолий, а сколько это стоит в Вашем заведении?

Отец Анатолий: В нашем Душепопечительском центре мы занимаемся реабилитацией наркозависимой молодежи бесплатно. Наоборот, мы даже вкладываем деньги в это дело.

Яков Бранд: Сколько таких центров в нашей стране?

Отец Анатолий: Наш центр уникальный, он единственный в стране. Но в последний год примерно в 15 городах России созданы православные реабилитационные центры, аналогичные нашему.

Сергей Галанин: Как обстоят дела в государственных лечебных учреждениях? Я хотел бы услышать ответ на этот вопрос.

Юрий Сиволап: Лечение наркомании в течение 10 дней – первичный курс – стоит чуть меньше 5000 рублей. В сравнении с предложениями частных врачей это сравнительно немного.

Яков Бранд: А если нет денег?..

Юрий Сиволап: Ну, в конце концов, у нас и бюджетные люди лежат, которые не платят деньги за лечение совсем.

Яков Бранд: "В конце концов" или их большинство?

Юрий Сиволап: К сожалению, их меньшинство. Наша администрация обязывает нас работать на коммерческой основе, мы должны зарабатывать деньги сами. И хотя у нас расценки щадящие, нас обязывают к тому, чтобы койки в первую очередь были платные, но наряду с ними у нас есть и бесплатные койки, и лечение больного, который денег не платит, ничем не отличается от лечения того, кто деньги заплатил.

Сергей Галанин: У меня такое ощущение, что человек, у которого нет денег на лечение, не должен начинать употреблять наркотики, потому что в результате он "вылетит в трубу".

Андрей Смоляков, актер театра и кино: Мне сейчас вспомнился один телевизионный сюжет годичной давности. В Свердловске, по-моему, есть мужчина, к которому приходили ребята, говорили, что хотят бросить, но не могут. Он приковывал их к трубе в подвале, ухаживал за ними, помогал, чем мог в течение ломки, но не давал никаких медикаментов, на протяжении двух недель держал их там, кормил с ложечки. И, как он сам говорил, многим это помогало.

Яков Бранд: Это называется "выйти всухую", но многие при этом возвращаются к приему наркотиков. Скажите, пожалуйста, я хочу обратиться к Сергею, потому что мне очень импонирует его настрой. Сколько Вам лет, и с какого возраста Вы употребляете наркотики?

Сергей 1: Мне 18 лет, начал употреблять с 12 лет.

Яков Бранд: Вы понимаете, что опровергаете утверждения о том, что люди, начавшие употреблять наркотики до 14 лет, практически неизлечимы. Как прийти к такому настрою?

Сергей 1: Мои родители посоветовали мне обратиться в реабилитационный центр. Я побыл там. Там нет никаких лекарств. Там просто заставляют людей смотреть на жизнь – такую, какая она есть. И поступать так, чтобы не делать ошибок и не повторять их.

Яков Бранд: А "жизнь, как она есть", простите, как она хороша или как плоха?

Сергей 1: Как она идет. А жизнь прекрасна.

Яков Бранд: Спасибо Вам огромное.

Сергей Галанин: Я сейчас услышал от Сергея важную информацию, он сказал о родителях. Это к разговору о том, можем ли мы порвать с нашим кругом общения. Я честно скажу, я тоже смог бы порвать с моим кругом общения, потому что у меня есть семья! Как минимум у меня есть семья.

Яков Бранд: Вам-то это просто. А я хочу выяснить, как 16-ти летнему человеку, которого семья, в общем-то, не очень держит, найти в себе силы.

Андрей Смоляков: Сергей, ты говоришь с позиций отца. Я бы тоже для Митьки смог отказаться от всего и уехать к чертовой матери. Извините за столь резкое обозначение маршрута. Но я – уеду. Я сделаю все, чтобы оградить его...

Яков Бранд: Он такой ответственности по отношению к вам не несет.

Сергей Галанин: Ну не знаю, мне кажется, что наши дети умнее, чем мы все вместе взятые.

Яков Бранд: Сергей, я слушаю Вас.

Сергей: Я скажу насчет того, что меня сподвигло. Когда человек долго в этом находился, и, отхлебнув из чана грязи, понял, что ему это не нужно, то он сделает все возможное, чтобы из этого выйти.

Яков Бранд: Можно я Вас попрошу сделать одну вещь, если это не противоречит Вашим принципам. Вы сказали, что для того, чтобы понять и бросить, нужно отхлебнуть из чана. Можете ли Вы посоветовать своим сверстникам не пробовать, чтобы потом не бросать.

Сергей: Это мое большое желание, как, наверно, и всех присутствующих. Если вы не хотите попасть в дерьмо, не надо туда макаться.

Видеосюжет "Никто не знает, что случится с ним в будущем..."
(AVI)

Яков Бранд: У нас есть еще один звонок.

На линии Дмитрий, 24 года: О чем вы говорите, наркоманы не хотят лечиться, им нравится, как они живут. Оставьте их в покое, они сами вымрут. Вы лучше думайте, как уберечь тех, кто еще не начал.

Сергей Галанин: Доктор и обратился к Сергею с просьбой, сказать несколько слов тем, кто не начал. Мы как раз и смотрим в глаза тем, кто еще не начал.

Яков Бранд: Вы считаете, что они действительно живут, как хотят?

Дмитрий: Для наркомана, который не хочет лечиться, наркомания болезнь неизлечимая. Можно вылечиться, только, если хочешь.

Яков Бранд: Ну так мы об этом и говорим. Я думаю, что мы можем подвести некоторые итоги. Наркомания излечима, у нас в студии два человека, которые могут это подтвердить. И самое главное, что люди знают, что они могут обратиться за помощью и им помогут. Я надеюсь, что люди поймут, что не нужно трогать эту гадость. Я призываю к этому всех, кто нас смотрит. А сейчас, может быть, Андрей скажет несколько слов, а потом проведем блиц-опрос.

Сергей Галанин: Было бы хорошо, если бы Андрей сказал несколько слов о том, как он живет, о своей цели в жизни. Он замечательный актер театра, а театр такая... "страшная" вещь... Он счастливый человек, он занимается любимым делом.

Яков Бранд: Может быть, театр заменяет Вам наркотик?

Андрей Смоляков: Я не считаю себя зависимым человеком. Но если что-то и является для меня наркотиком, то, наверное, это моя профессия. Ведь как определить наркотическую зависимость. Это когда человек испытывает высший кайф и – другая точка – когда он готов к суициду. Я от своей профессии могу испытывать оба эти состояния.

Сергей Галанин: То есть, ты зависим от театра?

Андрей Смоляков: От любви к нему.

Яков Бранд: А Вы, Сергей?

Сергей Галанин: У меня такая же ситуация. Моя профессия рядом. Но я стараюсь как можно чаще бывать в театре и как-то очищаться от груза информации, чепухи, шелухи повседневности. Хотел бы посоветовать это всем. Такая реабилитация происходит за час-полтора в этом доме, называемом "театр"! Люди! Чаще бывайте в театре!

Яков Бранд: Вот и возникла тема нашего опроса. Считаете ли вы, что есть замена наркотику, и, если да, то какая?

Юрий Сиволап: Дело в том, что проблема наркомании не сводится к постоянному поиску ощущения "чтоб бурлило". Человек, порабощенный наркотиком, порабощен желанием получать только положительные эмоции. Поэтому для того, чтобы он перестал быть наркоманом ему нужно изменить свою психологию, смириться с тем, что жизнь состоит и из положительных эмоций, и из отрицательных.

Яков Бранд: Мы сейчас говорим о тех, кто еще не пробовал. Я с Вами согласен...

Юрий Сиволап: Правильно сказал Сергей, здесь находящийся: "Не хочешь угодить в дерьмо, не подходи к нему близко".

Яков Бранд: Чем заменить? Компьютер, лыжи, спорт, что?

Юрий Сиволап: Нет универсального рецепта. Это зависит от индивидуальности человека.

Яков Бранд: Спасибо. Сергей, пожалуйста, Вам слово.

Сергей: Я хочу сказать, что, если у человека есть цель, то никакие наркотики ему не нужны. Просто нужно поставить перед собой цель и стремиться к ее достижению. Тогда он будет счастлив.

Сергей 1: В первую очередь, это тренировки, спорт, работа, желательно тяжелая, чтобы выгонять дурь. И, конечно же, учеба, нужно воспитать себя. И, самое главное, любовь к близким, к своим родителям. Кроме того, должна быть вера во что-то. Какая-то религия, а какая – выбор за человеком.

Яков Бранд: Вот наркоманы часто пытаются привлекать к наркотикам. А ты, считая, что ты излечился от наркотиков, пытаешься вытащить кого-то, объяснить своим друзьям, близким, бывшим корешам.

Сергей 1: Есть люди, относительно которых у меня не падает надежда, в ком я уверен на 99%. Им я стремлюсь помочь, и я уверен, что у меня это получится. Но таких людей единицы.

Сергей Галанин: Вы можете зайти на сайт www.narkotiki.ru, или www.coma.ru. И там посмотреть передачу. Мне отрадно, что мы встретились сегодня с двумя ребятами, которые нашли в себе силы порвать с наркотиками. Вряд ли я смогу сказать лучше, чем они. Но, как сказал один из ребят, лучше с этим не соприкасаться. Так оно и есть.

Яков Бранд: Это правда. Я хочу пожелать ребятам, которые сумели порвать с этой пагубной привычкой, чтобы это было надолго, а лучше навсегда. Всем, кто завязал, счастья, удачи. Нашим гостям спасибо, спасибо Андрей, тебе, надеюсь, ты к нам еще заглянешь. Всем спасибо, спокойной ночи.

Принудительное лечение наркомановЦикл передач "Кома"

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2018 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования