Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Эксклюзивное интервью с руководителем детско-подросткового отделения НИИ наркологии Алексеем Надеждиным

29 августа 2001

Испокон веков существовал конфликт между старшим поколением и потомками, между отцами и детьми. Вальс и танго, джаз и рок-н-ролл сменяли друг друга в качестве молодёжных кумиров. Но постепенно вчерашние нонконформисты обретали зрелость и начинали смотреть на мир с позиций взрослого человека. Наркоманы взрослеют редко – не успевают...

О проблеме наркомании в России знают все – от дворника до Президента. Шокирующие цифры официальной и неофициальной статистики постоянно мелькают в СМИ и используются в качестве аргумента как теми, кто ратует за легализацию легких наркотиков, так и теми, кто выступает категорически против подобных инициатив. К числу последних можно смело отнести Алексея Надеждина, руководителя детско-подросткового отделения НИИ наркологии.

О том, почему Россия оказалась захваченной эпидемией наркомании и как вывести страну из наркотического шока корреспондент редакции интернет-ресурса "Нет наркотикам" беседует с руководителем детско-подросткового отделения НИИ наркологии Алексеем Надеждиным. Поводом для разговора стало назначение доктора Надеждина главным детским наркологом Минздрава России. Кстати, это его первое интервью в новой должности.

Алексей Валентинович, мы Вас поздравляем и желаем успешной работы в новой должности! Сложные перед Вами задачи стоят – наркомания, особенно детская, захлестнула страну и распространяется ужасающими темпами. Волной оказались "накрыты" не только мегаполисы – наркотики "просачиваются" даже в полярные поселки, куда продовольствие доставляется вертолетами. И самый убийственный факт: средний возраст начала употребления наркотиков среди россиян – 13 лет, продолжает снижаться. Все это заставляет по-другому взглянуть на проблему, и неизбежно возникают классические русские вопросы "Кто виноват?" и "Что делать?"

Если говорить о глубинных причинах лавинообразной наркотизации России, то они, на мой взгляд, очевидны. За последние 10 лет в стране кардинально изменились взгляды на то, что хорошо и что плохо. В 90-е годы, когда культ коллективизма тихо-мирно развалился – жутко заидеологизированная марксизмом страна оказалась без идеологии вообще. Без никакой!!! Христианские ценности – не убий, не укради..., которые в отсутствие идеологии могли бы стать стабилизирующей базой, – большинству россиян, воспитанных в атеистических традициях, просто чужды. Все это привело к тому, что критерии добра и зла в сознании людей оказались размыты: можно украсть, обмануть, нарушить закон – главное не быть бедным и не попасться. Выживай, как можешь! Образовался духовный вакуум, и наркомания стала одним из его страшных последствий. Так что если говорить о том, кто виноват – сами и виноваты. Но это, конечно, только одна из сторон.

Есть и другие?

Понятное дело! Локомотив, движущая сила наркомании – наркобизнес, самый доходный из всех известных. Именно его интересы лоббируют некоторые средства массовой информации, формируя определенный стереотип поведения молодежи. Приведу пример: один из глянцевых псевдомолодежных журналов публикует нечто, вроде: психостимулятор, это конечно, вредно, но зато так здорово, – и описывается состояние наркотического кайфа. Что это, если не пропаганда наркотика? Настойчиво в головы вдалбливается стереотип: наркотики – это стильно, модно, это удел богемы. Кто не пробовал – тот "лох".

Надо сказать, что подобные пассажи сейчас встречаются все реже и реже. Позиция СМИ и общества в целом заметно скорректировалась, пришло понимание ситуации и теперь редко услышишь столь популярное еще три года назад мнение, что каждый волен выбирать сам: жить с наркотиками или без.

Но те, кто заинтересован в наркосбыте на территории России и в этой ситуации не тушуются – потесненная из печатных СМИ, наркопропаганда тихо-мирно переползла в веб-сеть и там размножается. Такие вот дела...

Медики и наркобизнес... прямо скажем, битва неравная...

Естественно, медицина имеет дело лишь со следствием, а не с причиной, – мы лечим больных людей. Но это не значит, что мы бессильны. Вернее мы бессильны, пока мы боремся с наркомафией в одиночку. Выход один – надо объединяться! Противостоять наркотизации российского населения можно только объединив усилия соответствующих подразделений правоохранительных органов, территориальных наркологических диспансеров, органов системы образования и органов социальной помощи. Только комплексность подходов и ужесточение правоохранительных аспектов – и враг будет потеснен!

Понятно, что критическая ситуация требует адекватных мер, может быть есть зарубежный опыт, который мы можем "срисовать"?

Да есть, конечно. Нам достаточно лишь экстраполировать его с привязкой к российским условиям.

А как это может выглядеть?

Да есть масса вариантов выявления факта употребления наркотических веществ.

Скажем, массовое обследование контингентов, например, молодых ребят при постановке на воинский учет. Или случайное обследование школьников, постоянный массовый мониторинг контингентов на факт употребления наркотических веществ и т.д. Допинг-тесты весьма строго соблюдаются в спорте. Почему при приеме на работу, где человек отвечает за жизни других людей, этот допинг-контроль должен быть менее строг? Не правильно это! Мало того, законодательно должен быть решен вопрос об обмене информацией между органами здравоохранения образования и правоохранительными – это необходимое условие.

А вы не боитесь, что при обнаружении в анализе у школьника следов наркотика, наркологический диспансер сообщит об этом в школу, а там его просто-напросто исключат, вместо того, чтобы с ним работать, ведь так проще?

Боюсь, поэтому считаю, что система межведомственного взаимодействия должна быть тщательным образом отработана, до мельчайших деталей. Подобная информация должна быть максимально защищена, и использоваться крайне корректно и щепетильно, иначе она действительно может превратиться в карательную, разрушающую человеческие жизни дубинку. Должно быть очень конкретно оговорено, кто, что, кому должен сообщать и кто что и как должен в этой связи предпринимать – все должно быть строжайшим образом регламентировано.

Всех наркоманов сосчитают, как в том мультике, и поставят на учет? А после выздоровления, значит, бедный бывший наркоман не сможет устроиться на работу, или сможет, но с большими ограничениями? Так, именно этого все и боятся, поэтому и обращаются к шарлатанам, а не в районный наркодиспансер!

Во-первых, можно и без учета – никто не отменял приказ Минздрава, которым предусмотрена форма анонимной помощи. А насчет ограничений – Вы же не хотите, чтобы наркоман, пусть даже и бывший управлял стратегическим бомбардировщиком, или учил Ваших детей в школе? Естественно, ограничения должны быть. И в принципе подобные ограничения никого не удивляют, когда речь идет о других заболеваниях. После желтухи, например, человек не может быть донором. А если ли ампутирована нога – не возьмут в водители автобуса. Ну и что? Это нормально. Я, например, не переживаю, что по причине моего неважнецкого зрения меня не возьмут в космонавты, ну судьба такая!

Вот смотрите, есть в мире два глобальных подхода к решению проблемы наркомании: западный и восточный. Последний – предусматривает суровые меры наказания не только за распространение, но и за хранение и даже употребление. В основе европейской стратегии – либерализация употребления наркотиков. А Россия? Как всегда где-то посередине?

Мой подход к проблеме наркомании, сугубо прагматический. А это значит, что вопрос отношения к наркоманам должен решаться с позиции здравого смысла и, конечно же, человеколюбия. Наркоман, как больной человек, нуждается в заботе и помощи общества. А наркомания, как общественное зло, уничтожающее людей, нуждается в осознанном осуждении общества и самом жестоком подавлении. Вот баланс, на котором проблема должна решаться.

Я считаю, что легализация так называемых "легких" наркотиков была бы для России губительна, и объясню почему. Через подростковое отделение наркологии, в котором я работаю, проходят за год сотни подростков. И, знаете, практически все они прошли один путь "клей" – "травка" – "героин". Ну, может кто-то из них избежал "клея", он – удел как правило детей из бедных семей. А среди моих пациентов достаточно и "элитных", которые, конечно "клея" не нюхали – сразу приступали к марихуане. Ну так вот, порядок именно таков: "травка" – "героин". Перехода от тяжелых к легким наркотиков не бывает, потому что не бывает никогда, а вот от марихуаны к героину путь прямой. Получая кайф от "травки", подросток привыкает, что для получения "халявного" счастья ничего кроме "бабок" не требуется: не надо тратить ни душевные, ни физические силы. А дальше, он курит все чаще и чаще, затем количество переходит в качество, и подросток "садится" на героин. От первого укола и до конца проходит три – пять лет. Все.

Кстати об эффективности либерализации. Вспомним 1992-93 годы, когда в России ввиду полного отсутствия антинаркотического законодательства, марихуану "толкали" на каждом углу, то есть эта самая либерализация была у нас "де-факто". Это привело к резкому росту числа курильщиков марихуаны и постоянно нарастающему числу потребителей героина. Я думаю, дискуссию по поводу легализации каких бы то ни было наркотиков надо закрыть, только потому, что это неверно.

Ну а представлять западную политику в отношении борьбы с наркоманией как сильно либеральную, а нашу как абсолютно варварскую выгодно сами понимаете кому – тому, кто заинтересован в расширении российского рынка наркосбыта. Именно эти круги отчаянно сопротивлялись принятию Федерального закона о наркотических средствах и психотропных веществах. На самом же деле западный путь не выглядит как попустительство незаконному обороту наркотиков. В Соединенных Штатах Америки и в Канаде – жесткое антинаркотическое законодательство (за торговлю героином легко можно получить пожизненный срок), во Франции и Германии – чрезвычайно жесткое, значительно более жесткое, чем в России. По пути либерализации потребления легких наркотиков пошли абсолютное меньшинство стран – Испания и Голландия. И надо сказать, их опыт меня не вдохновляет совершенно!

А Канада?

Канада разрешила лишь медицинское применение марихуаны. Хотя мне как медику, до колик смешно читать работы врачей, убеждающие, что марихуана помогает при бронхиальной астме или глаукоме! Смешно потому, что (О, хвала прогрессу науки фармакологии!) – и другие лекарства тоже помогают, причем значительно эффективнее, и при этом они, в отличие от марихуаны, безопасны.

Давайте из международных сфер вернемся к российским проблемам. Сегодня в одной Москве открыто около двух сотен частных реабилитационных центров. Некоторые из них имеют государственную лицензию, другие нет. Кому можно верить? Что делать родителям, куда вести ребенка, если вдруг беда под названием наркотики пришла в дом?

Если это случилось, то, прежде всего нельзя паниковать, устраивать скандалы ребенку или взывать к его совести. Во-первых, это бесполезно, а во-вторых, вы можете окончательно потерять столь необходимый и важный контакт, который, если он есть и достаточно хороший, часто помогает "вытянуть" ребенка из наркотиков. Поэтому вам придется срочно стать психологом – то есть оперативно вникнуть в проблему, посоветоваться с психологом и наркологом, кабинеты которых есть в любом наркодиспансере. Насчет лечения: конечно, есть коммерческие наркологические центры, где наркоманию лечат действительно профессионально, сочетая медикаментозное лечение, психологическую коррекцию, рациональное питание и многое другое – но цены в таких центрах заоблачно высоки и большинству недоступны. Поэтому для многих единственным и поверьте, правильным выбором, станут государственные наркологические учреждения. Понятное дело, материальная база многих из них глаз не радует – но, во всяком случае, приводя ребенка для консультации или лечения в наркологический диспансер или государственную наркологическую клинику, Вы застрахованы от мошенников, которых в наркологии – выше крыши!

А вот, кстати, как в этой связи Вы относитесь к сайентологическим центрам?

Отрицательно. Думается, что вреда от их деятельности значительно больше чем пользы. С целью рекламы своих клиник они бессовестно декларируют пресловутую 100 % излечиваемость, которой никогда не было, и быть не может. Во многих странах мира сайентология признана чрезвычайно опасным лжерелигиозным культом и запрещена в принципе. Тут нам не надо изобретать велосипед, достаточно лишь последовать примеру европейских государств.

В последнее время появились православные наркологические центры, как Вы относитесь к их деятельности?

Современная концепция возникновения наркомании – это биосоциодуховная теория. Если биологическая часть – это сугубо медицинская епархия, социальная часть – дело государственной власти вообще, то духовная – это дело церкви. И опыт подобной работы у русской церкви есть. Еще с конца позапрошлого века Православная церковь активно содействовала пресечению пьянства в Российской империи. Тогда впервые были образованы в Полтавской губернии православные общества трезвости. Деятельность этих обществ привела к тому, что во время первой мировой войны был принят сухой закон, который, кстати сказать, был поддержан абсолютным большинством населения. Православная церковь выполняет в данном случае свою традиционную миссию и часто значительно удачнее, чем многие государственные структуры.

Введение поста главного детского нарколога – это формальное признание существования проблемы или есть конкретный план выстраивания отдельной службы детской наркологии?

Смысла нет строить параллельную службу детской наркологии, да и экономически это нецелесообразно. Возрастной ценз приобщения к наркотикам на сегодняшний день в Российской Федерации колеблется от 12 до 14 лет, и этот контингент быстро переходит в ведение взрослой службы. Сейчас важнее скоординировать работу тех подростковых подразделений, которые существуют в общей наркологической службе. Конечно же, есть очень болезненные точки, например, взаимоотношения с детской психиатрической службой. Именно в детской психиатрии получают помощь наркоманы до 14 лет. И не всегда эта помощь оказывается высокоспецифичной и индивидуальной. Несмотря на то, что наркология и психиатрия – это по сути своей единая отрасль, есть различие в подходах, в том числе, в организационных, которые уже отработаны в наркологии и напрочь отсутствуют в психиатрии. Сближение позиций двух служб – это животрепещущая проблема.

Каким же будет Ваш первый шаг, второй, третий?

Ну, сначала, нужно понять, как обстоят дела с наркологической помощью подросткам по всей России. То есть, скрининг по регионам – это первое, за что я возьмусь. Ну а потом буду продвигать уже озвученную многократно и даже дважды упомянутую в сегодняшнем нашем разговоре идею об установлении системы межведомственного взаимодействия. Это действительно очень важный момент. Ведь ни для кого не секрет, что цифры официальной статистики не совсем точно отражают реальное число наркоманов. Прямо скажем – совсем не отражают. Слишком низка обращаемость за наркологической помощь, слишком запаздывает выявляемость – с этим надо что-то делать. У нас обращение за наркологической помощью сегодня – только добровольное. То есть, я знаю, что мой друг болен, но обратиться за помощью не могу. На самом деле, конечно же, приводят наркоманов именно родители или знакомые. Подростки-наркоманы сами приходят в единичных случаях – отрицание заболевания, это один из стержней наркологической патологии. Собираясь бросить наркотики со следующего понедельника, подросток может прожить год, прежде чем осознает, что ему необходима помощь и придет к нам. А иногда он до самого конца не понимает, что болен. Но зачастую к нам попадают, когда бывает уже слишком поздно: подросток уже ВИЧ-инфицирован, на лицо глубокие поражения центральной нервной системы и внутренних органов. Немного попугаю вас статистикой: 15% подростков, попадающих к нам в отделение ВИЧ-носители, гепатитом С и микс-гепатитом В+С инфицированы 98%.

Поэтому усиление мер, направленных на раннее выявление – это необходимость. Тем более что ни в одной стране мира не существует только добровольных форм обращения за специализированной медпомощью. Мы это знаем на примере туберкулеза, инфекционных и наркологических заболеваний. Мировой опыт надо анализировать, а наши позиции исключительно добровольного обращения срочно пересматривать.

И в заключение, каков Ваш прогноз на развитие эпидемии под названием "наркотическая зависимость" в России? Как там свет в конце тоннеля, виден?

Среди контингента несовершеннолетних за последние два года наблюдается некоторое снижение темпов роста заболеваемости. Она растет, но не так интенсивно. Я далек от иллюзий, что наркобизнес сдает позиции. Вероятно, это вызвано тем, что общество, столкнувшись с наркоманией не в фильме про заграничную жизнь, а в реальной жизни – в виде шприцев на полу собственного подъезда или в лице погибшего от передозировки сына друзей, – наконец осознало всю серьезность положения и начало вырабатывать иммунитет.

Мы, кажется, выходим из состояния того душевного и духовного раздрая, в котором пребывали последние годы – видимо, играет свою благотворную роль некоторая стабилизация, наступившая в экономической и политической сферах.

За последние 2-3 года я вижу отчетливые положительные тенденции, не всегда последовательные, но, все же, обнадеживающие: несмотря на яростное сопротивление лобби, был принят Федеральный закон о наркотических средствах и психотропных веществах, произведена соответствующая редакция Уголовного Кодекса, активизировалась деятельность правоохранительных органов, направленная на пресечение незаконного оборота наркотиков. Вселяет оптимизм и позиция правительства и Президента в отношении проблемы незаконного оборота наркотиков – она жесткая, последовательная и самое главное – прагматичная.

Надеждин Алексей Валентинович
ведущий научный сотрудник МНПЦ наркологии ДЗМ

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2019 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования